100 дней строительства: Как (не) освободить Молдову от олигархии?

В эти дни исполнилось сто дней с момента, когда главный олигарх Влад Плахотнюк покинул государство и власть. Впервые настолько вовлеченный в политическую и экономическую жизнь персонаж оставляет Республику Молдова и больше не возвращается. Впервые у власти находится альянс двух политических крайностей: Партии социалистов (пророссийских) и блока ACUM (за ЕС/США). Но действительно ли дух Влада Плахотнюка покинул правительство? Действительно ли к власти пришли представители европейской демократии? Или же внедряется стиль Владимира Путина?

За эти сто дней Республика Молдова превратилась в огромную строительную площадку, все правительственные секторы находятся в процессе реконструкции: юстиция, министерства, силовые структуры, государственная канцелярия, а также множество законов и юридических норм, которые должны обеспечить другое правление – прозрачное, честное и ответственное.

Когда начинается строительство такого размаха, на основании конструкции, которая держалась на столпах коррупции, политического влияния, безнаказанности и непрозрачности, с чего правильней всего начать? Со сноса столбов? С инструментов для сноса?

С борьбы с коррупцией?

Для успешной борьбы с коррупцией необходимы органы анализа, расследования, осуждения и наказания. На бумаге все эти органы существуют: Национальный орган по неподкупности (НОП), Национальный центр по борьбе с коррупцией (НЦБК), Прокуратура по борьбе с коррупцией (ПБК), Агентство по возмещению добытого преступным путем имущества (АВДППИ) и судебные органы с Высшим советом магистратуры (ВСМ). Все эти органы созданы на основе соответствующих законов, совместимых с положениями международных норм, однако в захваченном олигархией государстве ни один из них не действовал по допустимому образцу, и все искажались и подчинялись политическим интересам.

С найма новых людей?

Правоохранительные органы могли бы проводить должные расследования и законные дела только под руководством честных и смелых людей с хорошими намерениями. Но перед наймом необходимо было освободить из должности зависимых людей. Как можно уволить руководителей прокуратур, судов, других государственных структур? Либо с помощью заявлений об отставке, либо существованием хорошо аргументированных уголовных дел, которые бы подтвердили злоупотребление служебным положением. Генеральный прокурор Эдуард Харунжен, например, в течение нескольких недель отказывался покидать свою должность. А когда он подал в отставку, у новой власти появились другие трудности: сопротивление Высшего совета прокуроров и вообще прокуроров. Когда люди не хотят уходить из системы, а существующие органы не могут заставить их уйти, с чего начинать изменения?

С победы над сопротивлением?

Но как именно можно справиться с сопротивлением захваченной и продажной системы, когда нет честных правоохранительных органов? Майя Санду сделала несколько заявлений, в которых дала понять сопротивляющимся, что положение в любом случае изменится. Некоторые заявления были угрожающими, другие – мотивирующими, но когда именно это случится? «В такие моменты Молдова нуждается в храбрых людях. В людях, которые будут бороться с ворами и схемами. И сейчас я призываю потенциальных кандидатов на должность генпрокурора: Мы построили платформу для смелого и честного прокурора-реформатора. Но этим должны заняться стойкие люди из сферы юстиции», – заявила премьер-министр 16 сентября, в день, когда в Парламенте в двух чтениях проголосовали за изменения в Законе о прокуратуре. Итак, через сто дней, конкурс на должность генерального прокурора был открыт, а избранный на эту должность человек сможет разблокировать борьбу с коррупцией и долгожданные изменения в обществе. Но кто захочет стать кандидатом в таких “невеселых” условиях?

Конкурсы для наема в госструктуры, в чем новшество?

За эти 100 дней самые большие трения имели место именно из-за конкурсов для наема в Правительство, а еще более спорным было то, как были избраны судьи в Конституционный суд. Хотя прежний состав КС раскритиковали именно за политическую принадлежность некоторых судей, на этот раз председателем КС стал как раз представитель Партии социалистов, бывший депутат Владимир Цуркану. Требования властей в адрес КС выбрать другого председателя ни к чему не привели. Почему? Поскольку принципы честности и прозрачности, которых очень придерживается одна часть правящей коалиции, чужды другим членам этой коалиции. За сто дней никто из этого альянса не отрицает, что не продержится долго, будучи гибридным и нестабильным политическим формированием.

Дела, испытывавшие терпение граждан в течение этих 100 дней, остаются в тупике: Кишиневский аэропорт, с помощью незаконных договоров попавший под управление Илана Шора, фигурирующего в деле о краже миллиарда, топчется на месте. Хотя Правительство пытается оспорить этот договор концессии единственного международного аэропорта Республики Молдова, в настоящее время у исполнительной власти может быть нечем оплатить квалифицированных юристов, чтобы справиться с международным процессом, поскольку бюджет мал, а такие средства не были предусмотрены. Дело о «краже миллиарда» находится в таком же тупике как по причине сбоев в работе судебной системы, так и из-за препятствий внутри правящего альянса. 17 сентября были задержаны два парламентария Марина Таубер и Регина Апостолова, фигурирующие в отчете Kroll. Но именно задержание маленьких фигурантов перед задержанием больших фигурантов дает повод для обвинений в избирательном правосудии в адрес властей. А людей которые смогли бы победить в этой борьбе еще не наняли в достаточном количестве, потому-что дегче уехать чем делать сложную работу.

Чем отличается нынешнее правительство от предыдущего?

За эти 100 дней Влад Плахотнюк больше не появлялся в общественном пространстве, появились лишь несколько публикаций на его странице в фейсбуке, и через переписку он покинул должность политического лидера, координатора и парламентария. А в сентябре его коллеги по партии провели внеочередной съезд, на котором избрали другого председателя партии – бывшего премьер-министра Павла Филипа. В рамках конгресса имя Плахотнюка почти не произносилось, и полное отречение от прежнего лидера было очевидным. И здесь подходящий случай упомянуть великую заслугу Влада Плахотнюка: за те несколько лет у власти он показал, насколько низко может пасть партия, насколько продажной может стать система, сколько страха может внушать политический режим, как сильно может повредиться правовая система. Многие эксперты говорят, что Плахотнюк не полностью покинул систему и все еще остается в каждом чиновнике, совершившем акты коррупции, который будет оказывать сопротивление и попытается сохранить свою должность, чтобы не быть наказанным после отставки. И именно здесь кроется разница: нынешней власти и последующим, которые придут через 20 лет, наверняка не удастся добиться такого «прогресса». Возможно через десятилетия, когда граждане забудут об опасности тоталитарной олигархии, они вновь согласятся стать подопытными в такой системе.

Великая стройка «Республика Молдова»

На данный момент стройка «Республики Молдова» не сильно впечатляет. Юстиция разрушена, прокуратура – тоже, вакантные места есть во всех государственных учреждениях, а граждане все еще делают выбор мигрировать, пользуясь румынским гражданством или безвизовым режимом. Даже хотя некоторые министерские посты, а также другие правительственные должности были заняты представителями диаспоры – людьми многие годы трудившимися за границей, – хронический недостаток людей чувствуется повсюду. Оптимизм, который правил в первые дни после ухода Плахотнюка, бледнеет в контексте сложностей, возникших во взаимоотношениях между Партией социалистов и блоком AКУM, даже если они были закреплены в новом соглашении о сотрудничестве. Ну а приближающаяся кампания местных выборов в октябре 2019 года несет с собой новые вызовы и видимые диссонансы в общении дух политформирований блока AКУM: ППС и ППДП. Несомненно, школы, детские сады, больницы, села и города работают. Нынешнее правительство, наверное, пользуется наибольшим доверием внешних партнеров чем любое предыдущее правительство, а разблокирование внешних финансов было совершено в рекордные сроки. Цепочка визитов нынешних министров в европейские и американские канцелярии показала конец международной изоляции, а также возможные шансы для среднесрочного и долгосрочного развития. В краткосрочной перспективе люди все еще жалуются на неудовлетворительное качество жизни: маленькие доходы, слабые социальные гарантии, отсутствие правосудия.

Что будет через 200 дней?

Следующие 100 дней могут стать еще более сложными для нынешнего Правительства. В то время, как Партия социалистов будет заниматься исключительно местными выборами, блок AКУM вступает в эти выборы в качестве единственного ответственного за власть и благосостояние граждан. Борьба внутри блока и внутри альянса с социалистами должна осуществляться на ходу, что требует еще больше трудиться ради обеспечения необходимых изменений: необходимо еще больше средств на платежи, еще больше усердия для функционирования юстиции, еще больше рвения для возвращения доверия граждан. Параллельно наступает зима вместе с возможной проблемой российского газа, с возможным недовольством сельских жителей, которым не удается отправлять фрукты, овощи и вино на внешний рынок в достаточном объеме.

Все-таки, власть, кажется, останется на месте. У социалистов нет аргументов для разрыва альянса, поскольку у них нет ни ресурсов, ни таланта, чтобы самим руководить этим Правительством, без внешнего финансирования, а на данный момент единственным молдавским правительством, достойным доверия и помощи западных канцелярий, является правительство Санду. В настоящее время Майя Санду считается гарантией неподкупности как во внутреннем пространстве, так и во внешнем.

А главное, спустя еще 100 дней, наступят зимние праздники, а у граждан Республики Молдова 2 Рождества, 2 дня Нового года, то есть двойная вера в праздничное волшебство. Затем работы над строительством продолжатся, а эксперты считают, что для «ремонта» нынешнего положения понадобится как минимум десятилетие.

Алина РАДУ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *