«Он имел несчастье работать законно»‎. Как малые предприятия, которые хотят работать честно, терпят неудачу в Молдове

Малому бизнесу в Молдове всегда было сложно выживать. Коррупция, бюрократия, потом пандемия понемногу убивают малый бизнес. Те, кто уже не может справиться с коррупционной системой в стране, вынуждены закрываться.

Восемь лет назад Влад Шулянский (35 лет) с двумя бывшими американскими добровольцами из Корпуса мира, которые вернулись в Молдову, заложил основы малого бизнеса в Кишиневе. Они открыли заведение и начали продавать в нем крафтовое пиво и блюда на гриле, а также начали создавать общину.

Они решили работать честно, и в 2019 году им удалось добиться значительного роста. Но затем наступили пандемия и кризис, а в начале 2022 года начался шестинедельный марафон, во время которого они поставили жизнь на паузу и стали помогать тысячам беженцев из Украины. После этого их заведение в центре Кишинева закрылось.

«Оглядываясь назад на восемь лет бизнеса в Молдове, я могу просто сказать, что это нечестно по отношению ко мне как к предпринимателю»‎, – сказал Влад.

Это не единственный случай, когда предприниматели стараются работать честно, и в конце концов им приходится закрыться. «Smokehouse – классический пример»‎, – утверждает экономический эксперт Вячеслав Ионицэ.

Команда Института по развитию и социальным инициативам IDIS «Viitorul», в которую он входит, провела исследование. За три года они пообщались с более чем 500 компаниями из Молдовы. Они пришли к заключению, которое отлично описывает положение Шулянского: «В нашей стране вас наказывают, если вы хотите работать законно».

Отчет IDIS «Viitorul» за 2018 год показывает, что около 70% человек, у которых есть бизнес в Молдове, считают основной проблемой этой сферы коррупцию, а также слаборазвитую финансовую систему и бюрократию. Более 60% сказали, что легче решить проблемы в бизнесе неофициально.

С другой стороны, никто не ждал пандемии и войны в соседней стране, а связанный с ними кризис лишил средств тех, кто хотел идти против системы, и тем самым помешал их экономической деятельности.

«Они создают такие условия, что вам приходится решать все быстрее»

Влад помнит день, когда он уже точно знал, что откроет заведение в Кишиневе. Это был один из самых хороших, но и самый пугающий день в его жизни. «Мы хотели что-то открыть, и вначале оно называлось Startup Cafe. Мы хотели создать общину и показать, что возможно сделать что-то для молодежи, что можно вести честный бизнес», – утверждает он.

Начался сложный процесс с огромной бюрократией. Сейчас, оглядываясь назад, Влад говорит, что ничего не изменилось. По его словам, во время его работы в Smokehouse 70% времени он занимался бюрократическими вопросами, а в остальное время – бизнесом, хотя должно было быть наоборот. «Недавний пример: мы работали в пивоварне, где мы также осуществляли доставку пива. Я приклеил на машину рекламный знак, а для этого надо заплатить налог 90 леев. Но чтобы заплатить его, мы потратили 20 рабочих часов трех человек из компании, ездили на машине 5 или 6 раз и оформили 20 документов. Это абсурд, но таким я занимался часто и много», – вспоминает он.

Помимо этого, хотя чаще всего у него просили взятку не напрямую, а только намекали, все же, дважды ему прямо сказали, что он должен заплатить. «Они создают такие условия, что вам приходится решать все быстрее», – сказал Шулянский.

Взамен он попытался создать атмосферу протеста и сопротивления в своем заведении. «Никто не трогал нас, потому что они знали, что иначе мы заговорим».  Они решили, что даже если они проиграют, то хотя бы сделают это красиво.

«Идеальный шторм»

Какое-то время они хорошо держались на рынке. В 2019 году у них было 33 сотрудника и была прибыль. Они даже обсуждали расширение. Также Влад решил работать официантом в заведении каждую пятницу, чтобы поближе узнать своих клиентов. Но пандемия все разрушила.

«Случилась простая вещь – малые и средние предприятия не получили помощи от государства. Мы попытались найти другие возможности. Мое заведение было очень атмосферным. Люди приходили сюда и чувствовали себя хорошо, но я не могу взять всю эту энергию из заведения и продавать ее онлайн», – возмущается Влад.

К тому же, они взяли кредит, чтобы выжить, и потратили его. Но люди уже не приходили в заведение как раньше. «Пока была пандемия, государство все время говорило нам оставаться дома, и это правильно. Но когда все опять открылось, никто не сказал: „Приходите поддержать местных производителей”. Поэтому 1 января мы решили закрыться».

Влад признает, что это было болезненным решением. Оглядываясь назад на то, что он вкладывал в бизнес все эти годы, он считает, что это просто несправедливо по отношению к нему.

«За эти 8 лет всем был полезен мой бизнес, и больше всего он был выгоден государству. Смотря сейчас на это пустое место, я задаюсь вопросом, рады ли представители налоговой, Национального агентства по безопасности пищевых продуктов, Национального агентства общественного здоровья, которые издевались надо мной все эти годы, что я закрылся?

У меня было 33 сотрудника, и они, наверное, думают, что эти люди перешли в другие компании и зарабатывают деньги. Но нет, половина из них уехала из Молдовы», – подчеркивает мужчина.

Хотя Министерство экономики утверждает, что предоставило малым и средним предприятиям во время пандемии и в последующий период определенные льготы, на самом деле, эта помощь была лишь формальной и никак не могла поддержать малый бизнес в период пандемии.

Министр экономики о льготах, предоставленные малым и средним предприятиям во время пандемии и в последующий период

1. Ставка НДС 6% в секторе гостинично-ресторанного бизнеса в период действия чрезвычайного положения (Закон № 76/2021 в редакции Закона № 123 от 23 сентября 2021).

2. Пособия для сотрудников, которые стали безработными по техническим причинам, в размере 50% от основной зарплаты, если работа экономического агента полностью приостановилась.

3. Помощь сотрудникам, работающим в неполную смену из-за изменений во время пандемии COVID-19.

4. 50%-ная компенсация от заработной платы за выходные дни, предоставленные для ухода за детьми до 12 лет и за детьми с ограниченными возможностями, если учебный процесс с физическим присутствием был приостановлен.

5. Предоставление сотрудникам двух оплачиваемых выходных за счет государства за каждую дозу вакцины против COVID-19 в период действия чрезвычайного положения в сфере общественного здравоохранения

6. По Распоряжению № 3 от 1 февраля 2022 года была установлена компенсация разницы в цене для небытовых потребителей природного газа. Таким образом, в качестве компенсации было выплачено около 33,7 миллиона леев.

7. Согласно положениям Распоряжения КЧС Республики Молдова № 11 от 17.03.2022 с поправками, внесенными Распоряжением КСЧ № 18 от 28 апреля 2022 года, была установлена компенсация до 1,5 миллиона леев по тарифу за природный газ для экономических агентов с определенными видами производства. Так, было получено около 180 запросов примерно от 60 экономических агентов. Общая запрошенная сумма составила около 42,5 миллиона леев.

Закрыв Smokehouse, Влад и его партнеры попытались открыть другое предприятие, но началась война в Украине.

Экономический эксперт Вячеслав Ионицэ считает, что то, что произошло с заведением Влада, можно назвать «идеальным штормом». Все беды разом обрушились на него.

«Во-первых, он работал в очень изменчивой сфере – ресторанном бизнесе. Вторая проблема – кризис, который безжалостно ударил по ним. В-третьих, он имел несчастье работать законно в Молдове. Это сломило их», – утверждает Ионицэ.

Самое эпическое закрытие заведения

В тот день февраля, когда началась война, он отмечал юбилей своего бизнес-партнера Давида. Эти двое взяли свою систему розлива пива, наполнили ее водой и поехали к контрольно-пропускному пункту Паланка, чтобы помогать беженцам. Позднее они решили использовать помещение заведения, которое они закрыли, для сбора пожертвований и для раздачи помощи людям из Украины, бегущим от войны.

«Сначала к нам приходили по 300 человек, потом по 700, а в последний день у нас было более 1800 человек. Мы открывались в 10:00, а люди стояли в очереди с 7:00 утра. Морально и физически было очень трудно все контролировать. Но я рад, что мы это сделали.

У нас была возможность помочь, и мы помогли более чем 40 тысячам беженцев в Молдове. Тонны продуктов забирались из Smokehouse каждый день. И мы с Давидом шутили, что это было самое эпическое закрытие заведения. Мы закрылись, горя», – рассказывает Влад.

Тем временем он получил предложение работы, которое он посчитал хорошим для себя и для безопасности своей семьи. Поэтому в тот июньский день, когда мы общались, был его последним днем в Республике Молдова.

«В какой-то момент вы начинаете взвешивать важные вещи. Вот я не вожу, а моя жена водит, и у нас есть старая машина. Я думаю, что машина необходима и что в ней должна быть подушка безопасности. Я хочу, чтобы моя семья была в безопасности, и это естественно. И когда я знаю, что я не могу себе это позволить, но вижу государственного чиновника, который ездит на Land Rover 2021 года, мой патриотизм… получает пощечину. Я задаюсь вопросом, почему я работаю, а у него это есть? Это нечестно», – отмечает Влад.

И все-таки он гордится несколькими моментами, которые он оставил после себя в Smokehouse: тем, что это было первое заведение, продававшее крафтовое пиво, и что они никогда не работали с крупными пивоварнями; острыми крылышками, которые они продавали по средам; тем, что, согласно отзывам, они вошли в топ-10 заведений Кишинева.

«И еще есть звук переполненного заведения, в пятницу вечером. Это не передать словами… Если бы не вся эта бюрократия и эти мелкие процессы, которые привели к концу, я бы всю жизнь этим занимался», – заключает Шулянский.

«Коррупция поощряет плохие фирмы и убивает хорошие фирмы»

Ранее и другие малые предприятия Молдовы рассказывали о подобных проблемах, которые, в конце концов, привели к закрытию.

Предприниматель и гражданский активист Ион Андронаке рассказал в конце 2020 года, что он окончательно закрывает свой маленький бизнес с голландскими мини-блинами в столице. Он отметил, что за несколько месяцев работы передвижного прилавка, на котором он продавал свою продукцию, на него много раз давили местные органы власти и к нему враждебно относились управляющие городом.

«Наверное, моя гражданская позиция и критика, которую я иногда высказывал в адрес чиновников из мэрии по разным вопросам города, не нравилась им. Они дергали нас по очереди. То полиция приходила с необоснованной проверкой, то вице-претор сектора Буюканы с главой социально-экономического отдела той же претуры угрожали, что будут вставлять нам палки в колеса», – сообщил Андронаке в своем объявлении о закрытии.

Недавно, в конце мая, другое предприятие сообщило, что прекращает свою работу. Тьерри Эрнст и его жена Татьяна уехали из французского города Лиона, чтобы поселиться в молдавском селе Хородиште и открыть фабрику французского сыра. В объявлении о прекращении работы фабрики говорилось, что они заключили «безумное пари и решили продавать „фромаж” в Молдове», но поняли, что спрос слишком мал.

«Кроме того, законодательство и стандарты в Молдове для маленьких структур, таких как наша, делают нашу работу почти невозможной. Мы боролись до конца. Мы испробовали все каналы продажи, но безуспешно. С тех пор, как в Молдове начались трудности из-за ковидного кризиса, наши продажи постоянно снижаются», – было сказано в объявлении.

Однако позднее они пообщались с представителями государства и сказали, что возобновят производство, но работа будет производиться иначе.

Эксперт Вячеслав Ионицэ утверждает, что есть три объяснения тому, что малые предприятия терпят неудачу в Республике Молдова.

«Одно общее – малые предприятия быстро терпят неудачу не только у нас, но и во всем мире. Второе более конкретное – у нас кризис уже третий год. Этот кризис коснулся многих, и людям приходится оставлять или продавать свой бизнес.

Третий момент – неравная конкуренция. Некоторые компании и некоторые владельцы строят особые отношения с властями: они дают взятки, не платят налоги. А государственные чиновники, которые берут взятки и позволяют кому-то работать незаконно, наносят два ущерба стране: бюджет страны не получает денег, и законный бизнес умирает. Коррупция поощряет плохие фирмы и убивает хорошие фирмы», – объясняет Ионицэ.

По данным Национального бюро статистики, за 2020 год было создано 5 тысяч предприятий и было ликвидировано 10,5 тысячи предприятий.

В настоящее время на малые и средние предприятия приходится 50% вклада в ВВП нашей страны. Средний показатель по Европе – 57,4%.

Алёна ЧУРКЭ 
Видео: Игорь ИОНЕСКУ   
Видеомонтаж: Андрей МУНТЯН  
При поддержке Медиасети 
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Memur Maaşı Hesaplama

- dinamobet.club - bahsegel.club - cratosbet.club -
casinovale.club
-
süperbetin
- benjabet -

kolaybet

-
betgaranti
- jojobet.pro -

mersin eskort

- eskort - eskort eskişehir -
web tasarım hizmeti
-
istanbul avukat