Меж двух огней. Заборона рассказывает версию убийства Шеремета, которую проигнорировала полиция. Часть 2

Материал Забороны

Начало читайте в первой части

В первой части расследования Заборона рассказала, что к убийству Шеремета может быть причастен Максим Зотов, который тесно связан с бывшим налоговым министром Александром Клименко. Он же был неформальным владельцем «Радио Вести», где работал Шеремет.

Однако мы не исключаем, что Зотова сознательно оговорили. Для этого есть серьезные причины.

За месяц до убийства журналиста контроль над уголовным делом Клименко получила военная прокуратура, которую возглавлял Анатолий Матиос. Шеремет считал его своим другом.

В 2019 году донецкий предприниматель Владислав Дрегер заявил, что участвовал в схеме по фабрикации дела Клименко. Он сказал, что ее разрабатывали Матиос, его зам, офицеры СБУ и народный депутат от партии «Народный фронт».

У Дрегера с семейством Зотова был бизнес-конфликт.


В первой части мы рассказали о том, что следствие не стало рассматривать важную версию убийства журналиста Павла Шеремета – возможное участие близкого окружения беглого экс-министра по доходам и сборам Александра Клименко. Вынужденная переселенка из Донецка Марина Мацюк сообщила следователю, что ей рассказал об убийстве её бывший сосед Максим Зотов, который, как выяснила Заборона, являлся бизнес-партнером Клименко. 

Однако нереальность ситуации, описываемой Мацюк, её нежелание дать какие-либо пояснения, а также обстоятельства жизни её семьи в 2016 году натолкнули на мысль, что это могло быть оговором. Но кто мог привнести в дело Шеремета столь непубличную и практически неизвестную до сих пор фигуру, как Максим Зотов? 

Мы решили разобрать политический контекст, который сопутствовал убийству нашего коллеги, и среди множества других важных обстоятельств обнаружили одно малозаметное. Ключевой свидетель военной прокуратуры по делу Клименко в 2016–2017 годах вел бизнес с семьей Зотова. Этот свидетель утверждал, что участвовал в фабрикации дела Клименко. Другие дела с его участием дают основание предположить о существовании целой индустрии «дежурных свидетелей», созданной высокопоставленными представителями украинской правоохранительной системы.

Почему это важно для расследования дела Шеремета? Связь между свидетелем по делу Клименко и, возможно, ложно обвинённым фигурантом дела Шеремета укрепляет нас в убеждении, что убийство журналиста неразрывно связано с уголовным делом беглого министра.

Появление связанной с Клименко фигуры в деле Шеремета как минимум могло быть использовано для давления на экс-министра, который хотел, но в результате так и не вернулся в Украину. Но это могло быть и попыткой увести следствие от настоящих убийц журналиста. В этом случае подобный «вброс» мог бы пролить свет на то, кто стоит за убийством Шеремета. Тем удивительнее, что следствие не заинтересовалось происхождением невероятной истории, рассказанной Мариной Мацюк. 

Данный материал ограничивается рассмотрением одной из версий, проигнорированной следствием, однако мы продолжаем изучение других аспектов этого запутанного дела. Обнаруженные и сопоставленные на данный момент факты заставляют нас думать, что причина убийства Павла Шеремета с высокой вероятностью находится на пересечении интересов политических и олигархических группировок, которые представляют два человека – Александр Клименко и Анатолий Матиос.

Чарка виски

Через месяц после встречи с Клименко и за несколько дней до своей гибели Шеремет встречался с Анатолием Матиосом. Он называл главного военного прокурора и генерал-майора СБУ своим другом. Познакомились они незадолго до интервью, которое Павел брал у него для «Украинской правды» в феврале 2015 года. В преамбуле, которую журналист написал к тому разговору, Шеремет называет Матиоса «настоящим украинским патриотом». 

Гражданская жена журналиста Алёна Притула сказала в интервью Забороне, что природу дружбы Матиоса и Шеремета она не может понять до сих пор. По её словам, журналист и прокурор встречались раз в две-три недели, «он мог сорваться и поехать к нему в любое время». Впрочем, польза от такой дружбы для «Украинской правды» была очевидной – военный прокурор всегда был доступен для комментариев по актуальным темам и помогал уточнять различную информацию. 

Иллюстрация: AVE

Притула ничего не знает о содержании последней встречи Шеремета с Матиосом, как и о большинстве встреч журналиста с военным прокурором. Как рассказал сам Матиос в интервью strana.ua в 2018 году, он помогал журналисту оформлять пропуск в зону АТО. Необходимость оформлять довольно стандартный пропуск на таком высоком уровне могла объясняться российским гражданством журналиста, а возможно, тем, что сделать это через Матиоса Шеремету было проще, чем проходить обычную процедуру. Матиос утверждает, что они купили бутылку виски, которую договорились распить по возвращению Шеремета. Теперь, когда наступает день смерти журналиста, Матиос достаёт ту бутылку и «выпивает чарку», утверждал он в том интервью. По его словам, обсуждалась на той последней встрече и поездка Шеремета к Клименко. 

Тема Клименко не была для Матиоса праздной – за полтора месяца до этого разговора военный прокурор получил контроль над уголовным делом экс-министра и фактического работодателя журналиста. Это стало одним из результатов политического кризиса, который разразился в Украине в 2016 году. Мы считаем важным напомнить о его событиях, так как они дают ключевой контекст для понимания того, что произошло с Павлом Шереметом, а также треугольника взаимоотношений между Шереметом, Матиосом и Клименко.

«Посеять смуту и хаос»

В начале 2016 года закачалось кресло под премьер-министром Арсением Яценюком, чья партия «Народный фронт» (НФ) теряла остатки поддержки – её рейтинг упал ниже 1 % c 22 % на выборах 2014 года. Партия контролировала пост главы Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) и два ключевых силовых ведомства – Министерство внутренних дел и Министерство юстиции – и имела свой собственный военный совет, куда входили глава Совбеза Александр Турчинов, ставший в апреле 2016-го спикером Рады Андрей Парубий, глава МВД Арсен Аваков и несколько командиров добровольческих батальонов. 

В воздухе витала идея досрочных выборов, которые могли бы закончить политическую карьеру всех вышеупомянутых политиков. Социологические опросы показывали, что отличные шансы на них имела бы новая политическая сила во главе с заклятым врагом НФ Михаилом Саакашвили, а также пророссийские партии. Именно в расчёте на такой сценарий создавалась партия Александра Клименко «Успішна країна», упомянутая в первой части нашего расследования. 

Под ударом находилась и Генеральная прокуратура Украины – депутаты Рады, активисты и даже вице-президент США Джо Байден требовали отставки генпрокурора Виктора Шокина, чьим подчиненным был Матиос. 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *