Отчет комиссии о расследовании банковского мошенничества: «Процесс девальвации был скоординирован с политиками и государственными деятелями»

Парламентская комиссия по расследованию обнародовала отчет по поводу выяснения всех обстоятельств девальвации банковской системы в Республике Молдова и расследования банковского мошенничества. В этом контексте депутаты рекомендуют председателю Парламента уволить двух заместителей управляющего Национального банка Молдовы (НБМ) и Антикоррупционной прокуратуры (АП) – с целью изучения в уголовном аспекте действий бывшего руководства Правительства и Национального банка, в частности следующих должностных лиц: Юрия Лянкэ, Дорина Дрэгуцану, Андриана Канду, Анатолия Арапу и др.

Согласно отчету Комиссии по расследованию, процесс девальвации банковской системы был операцией, «хорошо подготовленной по времени и скоординированной с политиками и государственными деятелями», которая проходила в три этапа. Первым шагом было укрепление пакета меньшинства. Это началось в 2011 году, когда «Rietel Limited», оффшорная компания, неизвестная акционерам Сберегательного банка (BEM), попросила Каушанский суд передать акции BEM, принадлежащие «Zilena Com SRL» и «Minerva SRL», компании «Rietel» на основании предполагаемых контрактов, займов и гарантий. Затем Георгий Маркитан, судья из Каушан, издал приказ, согласно которому 8,52% акций BEM, принадлежащих «Zilena», и 9,97% акций BEM, принадлежащих «Minerva», были переданы в собственность «Rietel». Впоследствии, 13 июля 2011 года, по заключению судьи Кишиневского суда Гарри Бивола, акции «Rietel» были переданы другому оффшору – «Lectom Ltd», а через четыре дня компания «Rietel» была ликвидирована.

«Согласно оперативной информации Национального центра по борьбе с коррупцией, за соответствующей компанией стоит В. Плахотнюк», – заявил Александр Слусарь, председатель комиссии по расследованию, с трибуны Парламента.

«Параллельно, согласно заявлениям трех человек: Вячеслава Платона, Алены Сташевской и Юрия Коншиевского, между Владимиром Плахотнюком и Вячеславом Платоном была заключена скрытая сделка, в рамках которой было продано 28,3422% акций ВЕМ. Соответствующая сделка является лишь частью транзакции некоторых активов Плахотнюка», – добавил Слусарь.

Впоследствии акции BEM были переданы другим компаниям, включая две компании, фигурирующим в деле Ландромат.

Деятельность BEM в период 2011-2012 годов

Данные, представленные в отчете, показывают, что на конец 2011 года неоправданные кредиты выросли в семь раз. В связи с этим Комиссия отмечает, что процесс проведения контроля в ВЕМ является подозрительным:

«Комиссия не выдвинула никаких аргументов в обоснование того факта, что НБМ не вмешался вовремя в 2011-2012 годах с более жесткими мерами в деятельности ВЕМ, чтобы решить обнаруженные проблемы, хотя НБМ заявил, что он обнаружил первые нарушения в августе 2011 года».

В то же время Комиссия отмечает, что «сомнительная политика» НБМ в отношении ВЕМ применялась параллельно с бесконечными атаками миноритарных акционеров:

«Вскоре после рейдерской атаки Вячеслав Платон контролировал с помощью различных манипуляций уже более 39% акций ВЕМ».

Получение Иланом Шором контроля над «Unibank»

Комиссия установила, что 17 августа 2012 года акции «Unibank» были проданы и переданы 21 новому акционеру, каждый из которых имел долю от 4,5 до 4,99%.

«Согласно отчету Kroll, это была согласованная акция группы Шора с использованием многочисленных промежуточных счетов для слияния и расслоения средств с целью маскировки истинного происхождения средств», – отметил Слусарь.

Смена акционеров в BEM

В период с 7 ноября 2012 г. по 18 июня 2013 г. 39% акций ВЕМ, которые находились во владении семи акционеров, фактически составлявших долю акций, контролируемых Вячеславом Платоном, были переданы нескольким компаниям, контролируемым Иланом Шором.

«Несколько человек, вовлеченных в процесс, подчеркивают роль Плахотнюка в переговорах по этому вопросу и то, что он косвенно контролировал компании Шора, у которого в то время не было денег для покупки акций ВЕМ за 10 миллионов долларов», – говорит представитель комиссии по расследованию.

Получение Иланом Шором контроля над Социальным банком

Согласно отчету комиссии по расследованию, в мае 2013 года через группу физических лиц-резидентов Украины был получен мажоритарный пакет акций Социального банка.

«Деньги поступили от банковских ссуд, выданных Социальным банком, и были переведены в оффшорные компании группы Шора, а также на трансферы со счетов оффшорных компаний группы Платона, которые впоследствии были возмещены финансовыми средствами из BEM и Unibank», – подвела итог комиссия по расследованию.

Передача контрольного пакета от государства

Члены комиссии по расследованию пришли к выводу, что «действия и бездействие нескольких общественных лиц в 2013 году, связанных с потерей государством контрольного пакета в ВЕМ, включая бывшего премьер-министра Юрия Лянкэ, имели серьезные последствия и могут быть классифицированы как злоупотребление и служебная халатность».

Ситуация в трех банках на 1-26 ноября 2014 года

В отчете отмечается, что ноябрь 2014 года стал кульминацией банковского мошенничества: «Все три банка стремились сконцентрировать все финансовые ресурсы для их последующего изъятия из банков».

По оценкам Kroll, в этот период компаниям группы Шора были предоставлены новые кредиты на общую сумму 1 миллиард долларов США, в основном от ВЕМ и Социального банка.

В то же время, согласно информации НБМ, только за период с 7 по 27 ноября три банка предоставили только юридическим лицам кредиты на сумму около 25,2 миллиарда леев.

В заключение Комиссия отметила, что, согласно информации, содержащейся в отчете Kroll, конечными бенефициарами ограбления банка были группы Плахотнюка, Шора и Филата.

Рекомендации Комиссии

В контексте доклада Комиссия по расследованию порекомендовала председателю Парламента уволить двух заместителей председателя НБМ. В то же время депутаты обратились к Правительству и НБМ с просьбой рассмотреть вопрос о рассекречивании и публикации всех материалов, касающихся девальвации банковской системы, и заключить соглашения со всеми странами, находящимися в оффшорных зонах, об обмене фискальной информацией.

В свою очередь, Генеральной прокуратуре было предложено изучить причины стагнации, допущенной Антикоррупционной прокуратурой с 2015 по 2019 годы при расследовании процесса девальвации банковской системы, и активизировать сотрудничество со спецслужбами других стран с целью расследования банковского мошенничества.

Диана ГАЦКАН

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *