Убеждения священников против Стамбульской конвенции: «У меня есть сын, и когда он женится, я хочу быть свекром, а не тестем»

Стамбульская конвенция «узаконивает однополые браки», «поощряет детей менять сексуальную ориентацию в определенном возрасте» или «меняет определение пола и семьи». Это лишь несколько ложных сведений и недоразумений о Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, в которые верят многие священники на севере страны. Однако эксперты развеяли эти мифы и объяснили, что на самом деле единственная цель конвенции – искоренить насилие над женщинами.

70% женщин и девушек в Республике Молдова хотя бы раз в жизни сталкивались с какой-либо формой насилия, как показывает исследование международной коалиции «Жизнь без домашнего насилия». После ратификации Стамбульской конвенции Республика Молдова взяла на себя ответственность наказывать насилие над женщинами по закону. Хотя текст конвенции направлен на предотвращение насилия и на защиту женщин, он привел к появлению мифов и реакций. Их распространяли политики или люди, принадлежащие к определенным религиозным группам. Последним стало обращение нескольких священников из Бельц и Фалешт к архиепископу Маркеллу с просьбой освободить их от обязанности молиться за руководителей страны, которые приняли Стамбульскую конвенцию. ZdG отправилась в Бельцах и Фалештах, чтобы пообщаться с подписантами обращения и понять, что стало яблоком раздора.

Также мы хотели получить ответы на вопросы:

  • Стамбульская конвенция разрушает христианские ценности и традиции?
  • Она узаконивает однополые браки?
  • Конвенция обязует страны-стороны включать в школьную программу предметы, связанные с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью?

«Когда речь идет о гендере, теряется человеческое достоинство. Так мы это понимаем»

Мы сделали первую остановку в селе Мэрэндень Фалештского района, в церкви, в которой служит протоиерей митрофор Анатолий Негурэ. Во дворе церкви проходила осенняя уборка. Батюшка работал бок о бок с несколькими прихожанами – женщинами и мужчинами. Мы даже не успели сказать, зачем мы приехали в Мэрэндень, а священник уже ответил: «Да, я подписал обращение к Архиепископу Маркеллу и не только я подписал его. Другие священники тоже это сделали. Я подписал его, потому что нам не нравятся некоторые пункты этой конвенции, – говорит священник. – Нам не нравится, когда говорят о гендере. Когда речь идет о гендере, теряется человеческое достоинство. Так мы это понимаем», – уточняет священник.

Протоиерей митрофор Анатолий Негурэ

*В преамбуле Стамбульской конвенции осуждаются все формы насилия над женщинами и подчеркивается, что насилие над женщинами – это результат исторического неравенства между мужчинами и женщинами, то есть гендерного неравенства.

Ниже приведены три предложения из конвенции, в которых употребляется слово «гендерный»

  • «…сознавая структурный характер насилия в отношении женщин как насилия по гендерному признаку, а также то, что насилие в отношении женщин является одним из тех главных социальных механизмов, благодаря использованию которых женщин заставляют занять подчиненное положение по сравнению с мужчинами»;
  • «…сознавая, что женщины и дети подвергаются более высокому риску насилия по гендерному признаку, чем мужчины»;
  • «„Гендерный” означает социально-закрепленные роли, поведение, деятельность и характеристики, которые определенное общество рассматривает как соответствующие женщинам и мужчинам».

«Когда-нибудь у вас родится сын. Он вырастет и скажет вам: „Мама, я хотел быть не мальчиком, а девочкой”»

Священник признает, что он не читал конвенцию целиком, и что его убеждения основываются на отрывках, в которых есть слово «гендерный». «Нам не нравятся пункты, связанные с „гендером”, а все остальное хорошо. Мы против того, чтобы мужчины без причин наказывали женщин. Мы всегда выступали за то, чтобы в доме был мир и покой, но когда речь идет о том, чтобы смешивать понятия я хочу быть девочкой, а я хочу быть мальчиком, так нельзя. Мы так понимаем гендер», объясняет Анатолий Негурэ.

Чтобы понять образ мышления церковнослужителя, мы вместе прочитали одно из предложений со словом «гендерный»: «…женщины и дети подвергаются более высокому риску насилия по гендерному признаку, чем мужчины».

Священник Анатолий Негурэ: «Как? Нет, здесь не говорится о насилии. Здесь говорится о гендерной принадлежности».

Он продолжил: «Нам объяснили более подробно, и я вам объясню. Когда-нибудь у вас родится сын. Он вырастет и скажет вам: „Мама, я хотел быть не мальчиком, а девочкой”. И вот эта конвенция разрешает детям это делать. Там так написано».

*В конвенции написано: «…сознавая, что жертвами домашнего насилия становятся дети, в том числе и как свидетели насилия в семье».

Священник не смог показать нам, где именно в этой конвенции сказано о том, что дети могут менять свою сексуальную ориентацию. Однако он сказал, что так ему объяснили это внутри епархии. «Я не знаю. Я также слушаю, что говорят в Интернете, и там тоже это объясняют так», – добавил священник.

Священник сказал, что, если парламентарии, подписавшие конвенцию, откажутся от слова «гендерный», он тоже откажется от обращения к Архиепископу Маркеллу. «Удалите слово „гендерный”, и мы будем склонять колени в молитве, поднимать руки к священному алтарю и молиться за здоровье, за молитвы, за поддержку и за все‎, добавил Анатолий Негурэ. – Если вам нравится то, что я сказал, хорошо. Если не нравится, то ничего страшного», сказал священник, уходя.

«Задавайте все вопросы архиерею или благочинному. Мы подчиняемся им»

Дальше мы отправились в село Иленуца того же района. Во дворе церкви поселился протоиерей Геннадий Цугуй. Священник поприветствовал нас из-за забора и спросил, для чего мы приехали в село. Мы ответили, что хотим поговорить об обращении, которое он подписал, и о Стамбульской конвенции. «Это безумие еще не закончилось, или оно только начинается?» – спросил священник. Он сказал, что сейчас же объяснит нам, чем он недоволен, но сначала наденет священническое одеяние. Вернувшись через несколько минут, уже в церковном облачении, Геннадий Цугуй сказал, что передумал и не хочет общаться с нами.

Протоиерей Геннадий Цугуй

Геннадий Цугуй:Я не хочу ничего комментировать.

ZdG: Я хотела спросить, прочитали ли вы конвенцию, почему вы против и почему подписали.

Геннадий Цугуй:Задавайте все вопросы архиерею или благочинному. Мы подчиняемся им.

ZdG: Вам не разрешают говорить?

Геннадий Цугуй:Почему мне не разрешают говорить? У меня есть свобода слова, но я не хочу говорить.

ZdG: Почему вы против конвенции?

Геннадий Цугуй:Здоровья вам. Есть епископ и благочинный, которые отвечают за все.

«У меня есть сын, и когда он женится, я хочу быть свекром, а не тестем»

Прошение об освобождении от обязанности молиться Богу за руководство страны подписал и Николай Фусу, священник в селе Пынзэрень. Мы не нашли его в церкви и поэтому обратились к сотрудникам ближайшего детского сада. Они позвонили ему, и мы с ним поговорили. Он согласился прийти через 5 минут. Вскоре священник приехал на велосипеде. Он не дождался, пока мы закончим свой вопрос, и сказал, что не говорит на эту тему.

Священник Николай Фусу

Николай Фусу: Вы что для этого меня позвали? Для этого вы отвлекли меня от домашних дел? Я не дам никакого ответа.

ZdG: А что мешает вам говорить?

Николай Фусу: Очень многое мешает, и более того… Вы для этого меня позвали?

ZdG: Я хотела спросить, прочитали ли вы конвенцию, и что вы поняли.

Николай Фусу: Я мало что понял. Это моя личная проблема. Я против и все.

ZdG: Насчет конвенции, я хотела вас спросить, что не…

Николай Фусу: Я сказал вам и скажу еще сто раз. Я не дам никакого ответа.

«Честно вам скажу, я искал эту конвенцию, но не нашел ее и прочитал то, что написала митрополия»

Из Фалешт мы направились в Бельцы. Михаил Сэрэкуца – настоятель епископального кафедрального собора Святого Иерарха Николая. По телефону Михаил Сэрэкуца признался, что не читал конвенцию, поскольку сначала он ее не нашел, а потом он прочитал то, что митрополия написала на эту тему. «У митрополии есть юрист, хороший юрист. Он все объяснил», –сказал священник. Священник недоволен тем, что народные избранники не посоветовались с церковнослужителями прежде, чем принять конвенцию. «Мы не в другой стране, и они должны были поговорить с нами, а затем решить, что делать. Но они втайне сделали все это», – объяснил священник.

Михаил Сэрэкуца – настоятель епископального кафедрального собора Святого Иерарха Николая

В ответ на вопрос, почему церковнослужители против конвенции, которая предусматривает борьбу с насилием над женщинами, Михаил Сэрэкуца сказал, что на самом деле через ратификацию этой конвенции преследуются другие интересы.

Михаил Сэрэкуца: Они уже принимали законы о геях и лесбиянках.

ZdG: Какое отношение сексуальные меньшинства имеют к этой конвенции? В конвенции ничего не сказано о геях и лесбиянках.

Михаил Сэрэкуца: Вначале она о насилии, но затем, между строк, есть кое-что еще.

ZdG:В каком смысле?

Михаил Сэрэкуца: В отношении наших детей. Вот у меня есть сын, и когда он женится, я хочу быть свекром, а не тестем.

ZdG: Я не вижу связи и не понимаю. Давайте вместе пролистаем конвенцию, чтобы понять, есть ли там то, о чем вы говорите.

Михаил Сэрэкуца: Честно вам скажу, я искал эту конвенцию, но не нашел ее и прочитал то, что написала митрополия. Мы больше верим сайту Митрополии, чем другим.

«Я не хочу разговаривать с ZdG. Из принципа»

Также мы поговорили по телефону с Архиепископом Маркеллом. Он отказался встретиться с ZdG для разговора в первую очередь потому, что его не было в Бельцах, а также потому, что мы, журналисты, якобы не объективны.

Архиепископом Маркеллом

Архиепископ Маркелл: Я не в Бельцах.

ZdG:А где мы можем вас найти?

Архиепископ Маркелл: Ох, вам сказать, что я делаю? Я не в Бельцах и занят. Я не думаю, что мы можем встретиться, а тем более с Ziarul de Gardă…

ZdG: Почему вы не хотите с нами разговаривать?

Архиепископ Маркелл: Ziarul de Gardă, когда вы были объективными? Я не хочу с вами разговаривать.

ZdG: А по телефону? Я хотела вас спросить об обращении…

Архиепископ Маркелл: Нет, нет, нет, Марина. Я уже не верю вам, журналистам, что бы вы ни говорили. Если вы хотите поговорить, то я положу рядом свою камеру и свой диктофон.

ZdG: Да, давайте это устроим.

Архиепископ Маркелл: Нет, нет. Я не хочу с вами разговаривать. Это принцип. Не обижайтесь, но я не хочу.

Архиепископ Маркелл также заявил, что не может сказать больше, чем то, что уже было написано на странице митрополии и Бельцкой епархии. Хотя Маркелл отказался говорить с журналистами о конвенции, он встретился с Игорем Додоном, председателем ПСРМ. Это политформирование разделяет взгляды священнослужителей. Додон поблагодарил Маркелла за его позицию против Стамбульской конвенции. Ранее Маркелл открыто поддерживал Игоря Додона, когда тот баллотировался на должность президента Республики Молдова.

Четыре года обсуждений для ратификации конвенции

Парламентариям Республики Молдова потребовалось четыре года для того, чтобы ратифицировать Стамбульскую конвенцию. В течение этого периода было много ложной информации о конвенции. 6 октября Православная церковь Молдовы в лице Митрополита Владимира неоднократно обращалась к Аппарату президента, к Парламенту и к Правительству и выступала против ратификации Стамбульской конвенции.

14 октября проект ратификации Стамбульской конвенции был одобрен в окончательном чтении при голосах 54 депутатов из парламентской фракции Партии «Действие и солидарность».

Трое депутатов от Партии «Шор» проголосовали против, а депутаты из фракции Блока коммунистов и социалистов покинули зал заседаний в знак протеста.

Депутат от ПСРМ: «Законодательство Республики Молдова безупречно в том, что касается предотвращения насилия»

Социалисты не впервые выступают против принятия Стамбульской конвенции о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин. 26 апреля лидер Партии социалистов Республики Молдова Игорь Додон заявил на телепередаче на канале «Первый в Молдове», что ПСРМ не допустит, чтобы Молдова ратифицировала Стамбульскую конвенцию, поскольку «документ также заставляет подписавшие его государства защищать интересы сексуальных меньшинств». «Что касается этой Стамбульской конвенции… это международный документ, а когда страна его подписывает, она берет на себя дополнительные обязанности. Что касается прав, помимо женщин и других, это связано с сексуальными меньшинствами… Мы сделаем все возможное, чтобы эту конвенцию не ратифицировали. Это основная позиция ПСРМ», заявил Додон.

Даже сейчас, после ратификации, Григорий Новак, депутат от ПРСМ, утверждает, что положения конвенции опасны для общества Республики Молдова. Более того, Новак говорит, что эта конвенция даже не полезна для борьбы с насилием, поскольку «законодательство Республики Молдова безупречно в этой сфере».

Григорий Новак, депутат от ПРСМ

«Конвенция в целом не вносит ничего нового, кроме понятий, которые чужды убеждениям большинства жителей Республики Молдова, а также дозы абсурда в связи с понятием „гендера”», – заключает Новак. В то же время Новак считает, что за поддержкой этой конвенции кроются финансовые интересы. «Организации, которые конкретно заинтересованы, получили финансирование за продвижение этой конвенции, и это совсем другое», – заявил парламентарий.

Эксперт: «Это стратегия политического пиара»

Адриана Заславец, руководитель проектов в Центре реабилитации жертв «Memoria», утверждает, что этот документ требует законных обвинений и наказания разных форм насилия над женщинами, например, домашнего насилия, травли, сексуального домогательства, психологического и экономического насилия.

Адриана Заславец, руководитель проектов в Центре реабилитации жертв «Memoria»

«Сейчас государство должно будет быстро реагировать и понимать, что насилие отрицательно влияет на тех, кто изо дня в день живет с этой проблемой, а помощь жертве должна быть приоритетом. По статистике, каждый третий человек говорит о том, что он был жертвой домашнего насилия»‎, – подчеркивает Заславец.

Эксперт говорит, что цель термина «гендер»‎, который упоминается в тексте конвенции, – не заменить биологическое определение слова «пол» или понятия «женщина» и «мужчина», а подчеркнуть неравенство и стереотипы в обществе. Адриана Заславец считает заявления политиков, выступающих против положений конвенции, безответственными. По ее мнению, их цель – это политический пиар.

Депутат от ПДС: «Этот термин указан практически в каждой второй статье этого закона»

«Термин „гендерный” появился еще в национальном законодательстве, в Законе № 5 2006 года, а именно в Законе об обеспечении равных возможностей для женщин и мужчин. Там очень четко указан термин „гендерный”, и это социальный аспект отношений между женщинами и мужчинами, который проявляется во всех сферах жизни. Этот термин указан практически в каждой второй статье этого закона. Понятие „гендерный” не впервые появляется в законодательстве Республики Молдова. Что касается неоправданных опасений политических противников, я хочу сказать, что они никак не связаны с текстом конвенции и с реальностью. Если открыть Конституцию, а именно пункт 2 статьи 48, то там ясно написано: „Семья основана на браке, заключенном по взаимному согласию мужчины и женщины…”. Итак, в Конституции ясно указано то, что касается браков в Республике Молдова»‎, – объяснила Дойна Герман, депутат от ПДС и одна из тех, кто подписал ратификацию конвенции.

Дойна Герман, депутат от ПДС

Что говорится о термине «гендерный»‎ в Стамбульской конвенции?

В конвенции термин «гендерный»‎ объясняется как «социально-закрепленные роли, поведение, деятельность и характеристики, которые определенное общество рассматривает как соответствующие женщинам и мужчинам».

Продвигает ли конвенция однополые браки?

В положениях конвенции не говорится об однополых браках. В конвенции лишь сказано, что насильный брак считается формой насилия.

Обязует ли конвенция государства-стороны включать в школьную программу предметы, связанные с сексуальной ориентацией и с гендерной идентичностью?

Нет, конвенция не предусматривает воспитание детей в вопросах сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Конвенция продвигает воспитание без стереотипов, дискриминирующих женщин и мужчин.

Конвенция каким-то образом посягает на культуру и традиции стран?

Нет, конвенция требует, чтобы государства-стороны «не считали обычаи, культуру, религию или традиции оправданием для насилия».

Нарушает ли конвенция семейные ценности и обязует ли она государства-стороны как-то менять определение термина «семья»?

Нет, конвенция не меняет определение понятия «семья» и не заставляет государства-стороны как-то менять определение термина «семья».

Требует ли конвенция внесения поправок в национальные конституции?

Нет, конвенция не касается поправок в национальные конституции, а конституционные вопросы не упоминаются в конвенции.

Ратифицировав конвенцию, власти Республики Молдова обязуются надлежащим образом наказывать насилие над женщинами, выделять средства для работы кризисных центров для жертв насилия, горячих линий, доступных 24 часа в сутки, приютов для жертв насилия, служб психологического и юридического консультирования, а также принимать другие меры.

До сих пор 46 из 47 государств-членов Совета Европы, включая ЕС, подписали Конвенцию Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. При этом 34 страны (среди которых Республика Молдова) ратифицировали ее (ранее Турция тоже ратифицировала конвенцию, но затем она отменила свою подпись).

  Марина ГОРБАТОВСКИ
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Memur Maaşı Hesaplama

- dinamobet.club - bahsegel.club - cratosbet.club -
casinovale.club
-
süperbetin
- benjabet -

kolaybet

-
betgaranti
- jojobet.pro -

mersin eskort

- eskort - eskort eskişehir -
web tasarım hizmeti
-
istanbul avukat