[ВИДЕО / ФОТО] На работу, несмотря ни на что

Ежедневная борьба лиц с ограниченными возможностями

Поначалу трость вызывала неудобства, и не только потому, что люди подолгу смотрели на ее обладательницу, но и потому, что она стала незаменимой, и это раздражало. Позже эта палка превратилась в своего рода аксессуар, как, например, «брошь», – говорит Марьяна Влас, жизнь которой радикально изменилась в тот день, когда врач сообщил, что «ее будущее в инвалидной коляске». Ее случай не является уникальным, десятки лиц с ограниченными возможностями сталкиваются с трудностями из-за неблагоустроенности дорог и зданий в стране.

Все началось в студенческие годы. Она заметила ряд сигналов, которые заставили ее задуматься. «Я занималась гимнастикой и, в какой-то момент, заметила, что не могу встать на носочки одной ноги, а на другой ноге у меня была проблема с пяткой, поэтому я обратилась к врачу. Тогда мне сказали, что мое будущее в инвалидной коляске. И так было бы, если бы я меньше двигалась», – говорит Марьяна, тем временем, крутя педали комнатного велосипеда.

«Простой бордюр удерживает меня дома»

vlas1Она «унаследовала» болезнь от матери, и та «развивается постепенно», так что Марьяна должна прилагать большие усилия для борьбы с ней. «Зимой я нахожусь дома, поскольку в гололед, когда выпадает снег, я не могу выходить, но, как только возвращается весна, я начинаю ходить и больше двигаться», – продолжает Марьяна.

Она осталась одна, родители умерли, так что нет ни единого человека, который бы оказал помощь, когда, например, ей необходимо пересечь улицу: «Я должна ждать, пока кто-то не выйдет на дорогу, чтобы попросить о помощи. Простой бордюр удерживает меня дома. Если я иду вдоль тротуара, я подвергаю себя опасности, но на бордюр подняться не могу. Наш город создан для автомобилей, а не для людей. Хорошо, что у меня есть коллеги, хорошие руководители, которые позволяют мне работать дома, но они могли бы сказать: стоп, нам нужны другие рабочие», – делится Марьяна.

Таким образом, несмотря на трудности, через которые проходит женщина, у нее есть стабильная работа, и она очень добросовестно к ней относится. «Я хожу на работу и плачу налоги, как все. Я направляла письма и примару, и в Дорожное управление, с просьбой сделать что-то с бордюром возле моего дома, который является слишком крутым. Представители Управления приняли информацию к сведению, но то, что они здесь сделали, только для галочки. Да, они решили проблему, но без пользы для кого бы то ни было», – заключает Марьяна.

mariana-vlas-a-incercat-in-repetate-randuri-sa-contacteze-autoritatile-pentru-a-cere-ajustarea-bordurii-de-langa-casa-la-necesitatile-sale

Мариана Влас неоднократно пыталась связаться с властями, чтобы те решили проблему с бордюром около ее дома

Она говорит, что сейчас, в зимнее время, когда рано темнеет, уже в 16:00 она старается быть дома. «Может, у других есть помощники, но я должна бороться за себя в одиночку. Такова ситуация, у меня должна быть работа, я должна быть полезной, и я полезна», – подводит итоги Марьяна, которая является филологом по профессии.

«Молдова должна изменить свой подход»

Дмитрий Фокша восемь лет работает в Кишиневе, в компании, которая производит деревянную тару, ведущим менеджером. Дмитрий не может ни передвигаться, ни хотя бы стоять на собственных ногах. «Я приезжаю на такси, потому что нахожусь в инвалидном кресле, а общественный транспорт не ходит туда, где я работаю. И все же, перемещение по городу местами сложнее, местами легче. Есть определенные банки и аптеки, в которые я обычно хожу. Необходимо создать несколько маршрутов, чтобы знать, в какой банк или аптеку идти. Большая часть городских пандусов расположена под очень крутым углом, и там даже на ногах подняться нельзя, не говоря уже об инвалидном кресле», – рассказывает Дмитрий.

dumitru-focsa-activeaza-in-calitate-de-lead-manager-cadrul-unei-companii-de-producere-si-realizare-a-ambalajelor-din-lemn

Дмитрий Фокша работает в качестве менеджера в компании, которая производит деревянную тару

Молодой человек говорит, что при трудоустройстве тоже столкнулся с трудностями, поскольку, во многих случаях, рабочее место было расположено либо в высотных зданиях, где не были установлены пандусы, или в полуподвальных помещениях, где их и в помине нет.

«В Республике Молдова, когда речь идет о лицах с ограниченными возможностями, все думают, что все сводится к доступности, и если будет доступ к передвижению, то все будет хорошо. Однако, если будут сделаны только пандусы, мало что изменится, необходимо думать более глобально», -подчеркивает Дмитрий, который, тем не менее, считает, что «мы стоим на месте в параграфе о пандусах. Молдова должна изменить свой подход к решению этих проблем».

«Иногда, когда я просил кого-нибудь помочь подняться в троллейбус, мне протягивали деньги»

cornel-baran-este-in-scaunul-cu-rotile-de-24-de-ani

Корнел Баран в инвалидной коляске уже 24 года

Корнелу Баран 24 года, он уроженец Кишинева. Работает оператором диллерской поддержки в компании мобильной связи. Корнел пережил родовую травму, которая, по его словам, произошла по вине врачей. «В тот самый день, когда я родился, мне поставили диагноз», – так он оказался в инвалидной коляске.

Уже пять лет как он является обладателем автомобиля. «Но я тоже был пешеходом и долгое время ездил на автобусах и троллейбусах, и это действительно проблематично – сидеть на холоде и ждать троллейбус. Когда у меня не было автомобиля, я мог часами сидеть и ждать общественный транспорт, а затем просить кого-либо помочь мне подняться в троллейбус, потому что тогда еще не было новых троллейбусов, оснащенных пандусами. Иногда, когда я просил кого-нибудь помочь подняться в троллейбус, мне протягивали деньги», – вспоминает Корнел, который в подобных обстоятельствах был вынужден объяснять человеку, что он не попрошайничает, а лишь нуждается в помощи, чтобы сесть в общественный транспорт.

img_0435«Я 24 года в инвалидном кресле, и только последние 12-13 лет считаю себя интегрированной личностью, потому что занимаюсь спортом, выхожу в город, путешествую. И, все же, учитывая количество автомобилей, которые привозят в Республику Молдова, почему бы не привезти хотя бы один, оборудованный для лиц с ограниченными возможностями?» – спрашивает молодой человек. «В конце концов, мы, те, кто чаще выходит, выбираем торговый центр, где есть и банк, и аптека, и доступная парковка. Так удобнее», – уточняет Корнел. При этом, молодой человек говорит, что на своем рабочем месте чувствует себя комфортно, и что у него есть все необходимое для свободного передвижения.

img_0453Старший советник Управления архитектуры, проектирования, градостроительства и благоустройства территории Анатолий Спасов говорит, что у нас есть «пандусы, сделанные формально, и пандусы, выполненные в соответствии с нормативами. Никто специально пандусы не считал, такой цели и не было, на всех социальных объектах есть пандусы. Тем не менее, существуют строительные нормативы, касающиеся, в том числе, потребностей лиц с ограниченными возможностями. Мы проводим специальные курсы для проектировщиков. Со старыми зданиями возникают проблемы, потому что раньше не было этих нормативов, но теперь они есть и должны соблюдаться. Единственным органом, проверяющим все новые объекты, является Государственная инспекция в строительстве. Жалобы чаще всего поступают от ассоциаций, занимающихся проблемами лиц с ограниченными возможностями, и мы регулярно беседуем с ними, ведем мониторинг требований», – уточняет Спасов.

Одной из таких ассоциаций является НПО «Мотивация», которая пытается решить проблемы лиц с ограниченными возможностями. Так, Александр Кацер, специалист в адаптации пространства в рамках этого НПО, подчеркивает, что «для лица с ограниченными возможностями место работы имеет первостепенное значение. Имея работу, лицо становится более самостоятельным, независимым, социально активным, развивается как в личном, так и профессиональном планах. Будучи интегрированным в рынок занятости, лицо получает более стабильный доход, соответственно, может вести независимый образ жизни. В ситуации, когда лицо с ограниченными возможностями трудоустроено, оно превращается из бенефициара в налогоплательщика, внося вклад в государственный бюджет на то же уровне со всеми другими гражданами».

Кацер утверждает, что, «если оценивать доступность в государственные учреждения мун. Кишинев в настоящее время, то она составляет около 2%. Сфера доступности включает в себя широкий ряд факторов, которые должны соблюдаться и рассматриваться отдельно для каждого государственного учреждения. Степень сложности для лиц с ограниченными возможностями, трудоустроенными на рынке занятости и ежедневно пользующимися общественным транспортом, является практически вызовом и ежедневной рутиной. Хотя существуют строительные нормы и стандарты, в большинстве случаев они злостно нарушаются ответственными лицами», – заключает Кацер.

В Республике Молдова не так уж много учреждений благоустроены пандусами, не говоря уже о доступности дорог, и это в то время, как, по официальным данным, в стране насчитывается более 184 тысяч лиц с особыми потребностями.

Алёна ЧУРКЭ
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *