Как в Грузии, Молдове и Украине пытаются остановить евроинтеграцию

Анализируем, чем пугают в разных странах

Отношения с ЕС – широкая арена для манипуляций в странах, которые вышли или выходят из орбиты влияния России и шагают в направлении ЕС. Кто-то идеализирует и подает как победу любые отношения с Евросоюзом. Другие смотрят на такие отношения сквозь призму тотального предательства, где реальность международных отношений рассматривается как заговор. Это опыт Украины – но единичный ли он?

В проекте Медиасети, который объединяет журналистов Ziarul de Gardă (Молдова), Coda Story (Грузия) и VoxUkraine (Украина), мы исследовали нарративы и мифы о ЕС. Общие ли они для наших стран – читайте в статье.

Нарратив №1. Квоты и остановка торговли 🇺🇦 🇬🇪

Грузия: Гамлет Чипашвили, политолог, известный консервативными взглядами и пророссийскими заявлениями (Geworld, 2017)

«Ассоциация с ЕС выгодна Европе, поскольку разрешает продажу европейских товаров таким странам, как наша, одновременно ограничивая продажу наших товаров в Европу».

Украина: Вадим Рабинович, 16/01/2018

«Годовую квоту на беспошлинные поставки меда, вина и яблочного сока в Евросоюз Украина использовала в первые 10 дней 2018 года. <…> Это значит, что квота для громадной страны настолько мизерная, что она как бы вообще, просто чтобы заткнуть какую-то дырку».

Разговоры о квотах, их несправедливости и даже вреде для экономики ведутся в Украине и Грузии.

Для Украины, например, подобные тезисы были едва ли не самыми популярными из всей мифологии вокруг темы ЕС. Двумя главными противниками квот из украинского политикума стали Олег Ляшко и Вадим Рабинович. В Грузии эта тема была менее популярной, но все же и там находились политики и медиа, которые активно продвигали ее. На самом же деле такие аргументы и нарративы против ЗСТ абсолютно ничтожны.

В рамках Соглашения об ассоциации украинские и грузинские производители и предприниматели попадают в «глубокую и всеобъемлющую зону свободной торговли» (DCFTA), то есть получают доступ к рынку ЕС без ограничений на экспорт. Квоты же устанавливают лишь тот объем экспортируемых товаров и услуг, который облагается нулевой пошлиной. Иными словами, определенное количество экспортируемого из Грузии и Украины не облагают пошлиной, а объемы свыше квот идут уже по стандартным пошлинам.

Хорошо это или плохо? Для стран, экспорт продукции которых в ЕС выше квоты, это плохо по сравнению с ситуацией, когда квота была бы больше, или весь товар не попадал под пошлину. Однако и до принятия ЗСТ были или пошлины совсем без квот или меньше квоты. То есть по сравнению с периодом до ЗСТ ситуация для экспортеров не ухудшилось, а для некоторых — улучшилась.

ЕС пытается защитить свой рынок от наплыва слишком дешевых товаров из стран, имеющих более дешевую рабочую силу. Но эта защита не становится преградой для экспортеров. Например, для Украины квота на беспошлинные поставки меда в ЕС – только 7,9 тыс. тонн, а в ЕС его экспортируется 57 тыс. тонн – 80% от всего меда, который производится в Украине.

К тому же и в Грузии, и в Украине постоянно ведутся переговоры с европейскими партнерами об увеличении беспошлинных квот.

Нарратив №2. Экспорт в ЕС падает 🇺🇦 🇬🇪 🇲🇩

Молдова: Игорь Додон, президент Молдовы, 16/01/2017 (16:31 — 16:36)

«Мы потеряли российский рынок и, как это ни странно, наши объемы экспорта в Европейский союз тоже упали».

Грузия: Maia Chitaia, журналист (март 2019)

«Экспорт падает, а качество грузинских товаров не улучшилось. Факт, что экспорт в ЕС упал и страна [Грузия] до сих пор полагается на постсоветские рынки, подтверждает это».

Украина: Вадим Рабинович, 25/07/2018

«Если бы это (потеря рынка СНГ – ред.) компенсировалось договором с Европой – то замечательно. Но никто же не говорит о том, что договор с ЕС принес нам убыток в 5,8, простите, млрд долларов».

Общий нарратив о том, что после потери рынка России торговля с ЕС также падает, распространяется во всех трех странах.

Такая тема часто подкрепляется нарративом, что Европа просто использует нас для торговых войн с Россией и давит на нее таким образом. А наши рынки для них не интересны.

Для всех трех стран это неправда:

Молдова: За время действия DCFTA и до 2016 года (цитата начала 2017 года) экспорт в ЕС вырос на $195 млн, а в Россию – упал на $399 млн.

Если сравнивать 2013 и 2016 годы, объемы экспорта в ЕС увеличились в 1,17 раза (с $1,14 млрд до $1,33 млрд), а объемы экспорта в РФ уменьшились в 2,7 раза (с $632 млн до $233 млн).

Грузия: По данным Национального управления статистики Грузии, внешняя торговля страны выросла с 2014 года. По последним данным (январь-август 2019 года) экспорт Грузии в ЕС достиг 571 млн долларов. И хотя члены СНГ (Содружества Независимых Государств) до сих пор остаются крупнейшим экспортным рынком для Грузии (почти 1,3 млрд долларов), экспорт в ЕС значительно увеличился за последние годы.

Украина: В 2013 году Украина поставляла $24 млрд товаров и услуг в РФ, в 2017 – $7,1 млрд. Это сокращение на $16,9 млрд. Прямая замена рынка РФ рынком ЕС невозможна, потому что эти рынки требуют разных товаров. Зона свободной торговли с ЕС – это потенциальные возможности выхода на рынок ЕС. Целый ряд экспортеров уже воспользовался этими возможностями.

Экспорт в Европейский союз сократился на $6,5 млрд (с $48,9 млрд в 2013 до $42,4 млрд в 2017). Но и в целом в результате войны, потери территорий и экономического кризиса украинский экспорт за этот период снизился на $28 млрд или на треть.

В то же время, доля ЕС выросла с 24,9% в 2013 году до 37,1% в 2017 году, то есть происходит замещение других рынков рынком ЕС. Понятно, что такая переориентация не может произойти одномоментно.

Нарратив №3. Соглашение об ассоциации легализует однополые браки и поддерживает гомосексуальность 🇬🇪

Грузия: Гурам Палавандишвили, член ультраконсервативного анти-ЛГБТК движения «Нравственность»

«Если мы хотим соглашение об ассоциации, то надо будет принять антидискриминационные законы. <…> Если мы отменим антидискриминационный закон, то последствия этого закона, такие как однополые браки и усыновление детей, исчезнут сами собой». 

Легализация однополых браков и усыновления однополыми парами не является целью этого закона в Грузии. Закон призван обеспечить равные права и устранить все формы дискриминации по признакам расы, цвета кожи, сексуальной ориентации, гендерной принадлежности или религии. Все же Гурам Палавандишвили и Леван Васадзе, грузинский бизнесмен и известный анти-ЛГБТК активист, этим летом начали собирать подписи, чтобы изменить часть антидискриминационного закона, который запрещает дискриминацию по признаку гендерной идентичности.

Мы не нашли подобных нарративов в Молдове и Украине, однако это не значит, что их нет. В Украине, например, в публичной сфере темы сексуальной ориентации и гендера просто избегают. Говорят о ней в крайних случаях – как это было в 2017 году, когда проект Трудового кодекса не содержал положений о запрете дискриминации на основе сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Это ставило под угрозу безвиз. Поэтому в тексте для второго чтения антидискриминационные положения все-таки появились.

Над проектом при поддержке Медиасети работали Ольга Булат, Марина Горбатовски, 
Мариам Кипароидзе, Катя Патин, Максим Эристави, Максим Скубенко, Юлия Жага

1 comentariu

  1. Pingback: ZdG: В Грузии, Молдове и на Украине пытаются остановить евроинтеграцию | Pages.md

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *