Селективные аборты – “война” против девочек

Материал Мейдан ТВ

“Муж избивал меня чуть ли не до полусмерти из-за того, что не рожаю мальчика. Я много раз беременела, но на третьем-четвертом месяце, узнав, что это девочка, меня заставляли сделать аборт. По два-три раза в год я на аборт ходила, пока наконец не родила сына”, – рассказывает Гюлюм Тахмазова (имя изменено – А.Ф.)  

Уроженка села Алчалы Сальянского района Азербайджана Гюлюм годами молила своих родителей позволить ей развестись, но отец не соглашался. За время замужества почти каждая ее беременность заканчивалась принудительным абортом, когда выяснялось, что она ждет девочку. Развелась она лишь после смерти отца. К этому моменту у нее были две дочери и один сын. 

Неполноценная семья

Азербайджан в 2022 году вышел на первое место по количеству селективных абортов, оставив позади Китай. Хотя Государственный комитет по статистике не ведет им отдельный счет, но наблюдаемая уже много лет тенденция резкого преобладания мальчиков над девочками среди новорожденных показывает, что селективные аборты широко распространены в стране. По статистике 2021 года, в Азербайджане на каждые 100 девочек приходится 116 мальчиков. 

По статистике, в 2020 году аборты делали, в основном, женщины, находящиеся в наиболее активном репродуктивном возрасте. Если принимать во внимание низкую вероятность рождения первого ребенка в возрастных группах 25-29 и 30-34 лет, то картина такова: среди 25-29-летних было сделано 10 993 абортов, а среди 30-34-летних –  9 445. В возрастной группе 20-24 года число абортов составляет 7 552. В целом же, в 2020 году в Азербайджане было зафиксировано 34 719 абортов, а в 2019 году – 37 308.

Гинеколог Тарана Гасанова говорит, что в Азербайджане наличие в семье сына считается обязательным. Семья, в которой нет детей мужского пола, считается неполноценной. Поэтому семьи стремятся любым путем добиться рождения мальчика. Под “любыми путем” врач подразумевает именно селективные аборты. Она признает, что порой причиной таких абортов становится то, что сами женщины (включая свекровей и тех, у кого уже есть дочери) мечтают о сына.  

«Несколько месяцев назад ко мне на прием пришла пациентка, хотела сделать аборт. Она сказала – у меня уже есть дочь, зачем мне вторая? Вместе с ней были ее бабушка, мать, свекровь, где-то 7-8 женщин. Они очень настаивали», — рассказывает гинеколог.

Аборт женщине, по словам Тараны Гасановой, конечно же не сделали, потому что «ребенок был здоровый», что сильно рассердило женщин. На вопрос, почему они не хотят девочку, сказали, что вторым ребенком гарантировано должен быть мальчик.

«И это говорила вся семья, целый род пришел, они просто не хотели, вообще не хотели девочку, ни одна из них, и они были очень рассержены», — говорит Тарана Гасанова.

Под принуждением

«Есть семьи, в которых двое сыновей, а дочери нет, или трое сыновей. И при разговоре выясняется, что муж не хотел девочку и поэтому женщине приходилось идти на селективный аборт», — говорит глава Общественного объединения «Женская инициатива и помощь в решении социальных проблем» Зенфира Мустафаева.

Зачастую идти на селективные аборты женщин заставляют именно мужчины, считает также Тарана Гасанова: 

 “Женщина мне одна рассказывала: «У меня уже был сын, муж сказал, что должны быть только сыновья, в нашем доме девочки не будет. Вторая была девочкой, а я очень хотела девочку. На четвертом месяце я соврала, что я на третьем месяце и пол не известен. И наконец однажды сказала, что ну невозможно увидеть пол этого ребенка. Дальше женщина рассказывает, что муж насильно привел ее на УЗИ и узнал, что у нас девочка”.

Иллюстрация Мейдан ТВ

После этого он принудил жену избавиться от ребенка, и в итоге на пятом месяце беременности у нее вызвали искусственные роды:

 “На пятом месяце ребенок уже сформированный, крупный. Делать такое на пятом месяце – преступление. Еще та женщина рассказала мне, что, услышав о ее нежелании делать аборт, муж пригрозил “дать ей такого пинка в живот, что она и сама вместе со своим ребенком отправится на тот свет”. После этого ей пришлось согласиться. Говорит, что испугалась, что он ее, в самом деле, прибьет, и уже имеющийся сын останется сиротой”«Была у нас одна семья, женщина швеей работала, сейчас она уехала в Турцию, вышла замуж за турка. У нее три дочери, — делится историей из своей практики Зенфира Мустафаева. — И представьте, родилась первая дочка, муж ее избил, вторая родилась – избил. Она говорит, что за это время еще несколько раз ходила на селективные аборты. В третий раз, говорит, меня обманули, на УЗИ сказали, что мальчик, а родилась девочка. И поэтому муж бросил ее и ушел».

 Государство против дискриминации

Государственных комитет по проблемам семьи, женщин и детей в ответ на направленный им журналистский запрос сообщил, что на данный момент селективные аборты оказывают влияние на количественное соотношение между новорожденными мужского и женского пола. Причины такой тенденции комитет видит в предпочтении, отдаваемом мальчикам, существующих в стране гендерных стереотипах, гендерном неравенстве, патриархальной структуре семьи, прививающей мысль о том, что дети мужского пола более “ценные”.

 Еще в 1994 году Госкомитет по проблемам семьи, женщин и детей, поддерживая Фонд народонаселения ООН, присоединился к инициативе “ликвидировать все формы дискриминации в отношении девочек и коренные причины предпочтения рождения сыновей, что приводит к вредным и неэтичным практикам в виде детоубийства девочек и дородового выбора пола”.  

Именно в этом году и начал наблюдаться резких гендерный дисбаланс среди новорожденных. Так, по данным Госкомстата, в 1994 году на 100 новорожденных девочек пришлось 109 мальчиков, и в последующие годы эта разница стала возрастать. В 2000 году на 100 девочек пришлось уже 115 мальчиков, в 2010 году – 117, в 2020 г. – 114, а в 2021-м – 116. Наряду с этим комитет сообщает также о резком снижении естественного прироста населения. 

В ответ на журналистский запрос Фонд народонаселения ООН сообщил, что биологическая норма коэффициента соотношения полов при рождении составляет 102-106/100, то есть, на каждые 100 девочек рождается приблизительно 102-106 мальчиков. В Азербайджане же этот показатель составляет – 116/100 (Госкомстат, 2021). Статистика по селективным абортам у нас не ведется, поэтому коэффициент соотношения полов при рождении является, в том числе, подтверждением факта селективных абортов. 

Имеющиеся данные исследований свидетельствуют о том, что процент женщин, прибегших к искусственному аборту, увеличивается по мере увеличения числа живорожденных детей. Распространенность искусственных абортов среди женщин с двумя или тремя детьми мужского пола значительно выше, чем среди женщин с двумя или тремя детьми женского пола. Например, у женщин с тремя детьми мужского пола было в среднем 2,3 искусственных абортов, тогда как среди женщин с тремя детьми женского пола этот показатель снижается до 1,5 абортов. Эти результаты свидетельствуют о том, что искусственный аборт является преднамеренной попыткой обеспечить рождение детей мужского пола во многих азербайджанских семьях. 

Факторы, влияющие на перинатальный выбор пола – это патриархальный уклад общества, выраженное предпочтение детей мужского пола, как продолжателей рода и основных наследников, защитника семьи и страны, носителя традиций и обычаев, а также, начиная с 1990-х годов, доступность инструментов по определению пола ребенка (УЗИ) и общее снижение рождаемости.

«Азербайджан патриархальное общество. И поэтому, как и во всех патриархальных обществах преимущество дается мальчикам. Так как девочки не играют никакого значения, в таких обществах девочки играют лишь репродуктивную роль. И общество верит, что у мальчиков больше возможностей и прав,­ — говорит социолог Санубар Гейдарова. – Кроме того, молодые парни, мужчины в шутку друг другу говорят, что у мужчины должен быть сын. Тех, у кого только дочери, принижают, очень грубо шутят с ними. И хотя мы можем это воспринимать, как шутку, но на самом деле это проблема. Мужчины, подвергающиеся таким «подколам», чувствуют себя очень плохо». 

Иллюстрация Мейдан ТВ

Есть ли выход? 

Для борьбы с селективными абортами правительство Азербайджана подготовило “План мероприятий по предотвращению дородового выбора пола ребенка на 2020-2025 годы”. Эта работа поручена министерству труда и социальной защиты, где нам сообщили, что за предусмотренный срок были проведены определенные исследования: 

“Регулярно собираются и анализируются статистические данные по гендерному соотношению новорожденных по стране и регионам. Также идет подготовка к проведению соответствующего опроса среди населения, разрабатывается методология”

В министерстве труда и соцзащиты говорят, что основной исполнительной структурой, которая должна подготовить предложения по усовершенствованию законодательства в сфере гендерного равноправия и репродуктивного здоровья, является министерство здравоохранения, и что на рабочих и официальных встречах с представителями минздрава ведутся переговоры в этом направлении.  

Госкомстат опубликовал также информацию о гендерном соотношение среди новорожденных по регионам за 2021 год, и оказалось, что в стране вообще нет ни одного региона, где бы среди новорожденных преобладали девочки. Даже в столице девочек рождается меньше, чем мальчиков: 11 824 на 13 251. 

В 2020 году также Кабмин Азербайджана принял решение о полном запрете уточнения пола будущего ребенка.

«В реальности же мы видим, что все это не работает. И родители в любое время, когда захотят могут получить эту информацию у врачей, — говорит социолог Санубар Гейдарова. — Ни один врач, который делает эти аборты и ни один врач, который называет пол будущего ребенка, не был до сих пор наказан. Ни штрафа, ни суда, мы ни разу не видели, чтобы врачей наказывали за такое. И, естественно, если нет наказания, то и запреты не будут работать».

“Если государство не вмешается, это примет катастрофическую форму”, – говорит гинеколог Т. Гасанова, уверенная, что государство должно пересмотреть процесс социального обеспечения семей:

“Социальное обеспечение семей должно быть таким, чтобы семья не хотела избавляться ни от второго, ни от третьего ребенка женского пола. Примерно, как в советское время. Иначе это может обернуться катастрофой. Например, 10 лет назад в средних школах на 20 учеников приходилось, в среднем, по 12-13 мальчиков и 7-8 девочек. А теперь этот разрыв еще больше увеличился”.

По мнению З. Мустафаевой, нужны многофункциональные программы: 

“В рамках этих программ надо проводить просветительскую работу, решать вопросы женского образования, предотвращать ранние браки и бытовое насилие. И нельзя валить все на государство, общественные и неправительственные организации тоже должны сообща просвещать людей. В каждой семье дети должны воспитываться так, чтобы не ставились различия между девочками и мальчиками. Если различия будут, то конечно парень после женитьбы не захочет дочку. Он будет думать, если в моей семье сестру унижали, ни во что не ставили, то и моя дочь выйдет замуж, и подвергнется насилию

Санубар Гейдарова также отмечает важность просветительской работы. 

«Мы не видим социальных роликов о том, что у девочек и мальчиков одинаковые права, что они могут достичь одинаковых успехов, — говорит она. — И на государственном уровне такого нет. Либо допустим, в Турции, с которой у нас очень схожие обычаи, единовременная выплата при рождении девочки, больше, чем для мальчика. И девочкам оказывается больше финансовой помощи на обучение. Это все делается, в том числе, для поощрения рождения девочек».     

Комитет по проблемам семьи, женщин и детей полагает, что можно устранить негативное отношение к девочкам, усилив просветительские мероприятия среди населения и рассказывая в медиа о последствиях селективных абортов.

Фонд народонаселения ООН также считает, что различные наказания и запреты тут не помогут: 

“Очевидно, что ни одна организация не в состоянии решить эту проблему в одиночку, учитывая масштабы проблемы, а также неэффективность каких-либо административных мер, запретов и наказаний как таковых. Единственным эффективным выходом из сложившейся ситуации является устранение глубоко укоренившихся в стране предпочтений иметь сыновей, в том числе, посредством вызова дискриминационным и патриархальным социальным нормам, и гендерным стереотипам, а также путем обеспечения равных прав и возможностей для женщин и мужчин”. 

Однако организация также сообщает о проблемах, которыми чреваты селективные аборты. Так, по прогнозам Фонда народонаселения, если серьезные нарушения соотношения полов новорожденных в Азербайджане, будут продолжаться, то к 2050 году число мальчиков, рождающихся ежегодно, будет на 12-15 тысяч превышать число девочек. 

Так называемый, гендерно-предвзятый выбор пола является ярким проявлением гендерной дискриминации и гендерного неравенства в мире и имеет разрушительные последствия для будущей динамики населения. Опыт Юго-Восточной Азии, а также обширная доказательная база этих стран показывают, что чрезмерное количество представителей мужского пола, неизбежно приводит к уменьшению количества браков, что затрагивает в основном лиц из более низких социально-экономических слоев, росту агрессивного поведения, увеличению уровня преступности, ранним бракам и похищению невест, торговле людьми, изнасилованию и проституции. Все эти последствия оказывают крайне негативное влияние на гендерное равенство. 

Социолог Санубар Гейдарова также подчеркивает связь между селективными абортами, гендерным дисбалансом и его потенциальным вредом для общества: 

“Селективные аборты наносят удар не только здоровью матери и ребенка. Через несколько лет в обществе возникнет гендерная нестабильность. А это значит, что в будущем на каждого мужчину будет приходиться меньше женщин. Настолько меньше, что это может привести к усилению агрессии в обществе”. 

По ее словам, увеличение числа мужчин приводит к росту преступности, а также – к повышенной воинственности общества, поскольку увеличивает число сторонников войны: 

“Знаете, на что это похоже? На жизнь детей, выросших в казарме или в закрытом мужском лицее. Некоторые учителя говорят нам, что они уже в начальных классах замечают значительное изменение гендерного состава. Например, в классе на класс из 25 учеников приходится по 18-20 мальчиков. Значит, баланс существенно нарушен”.

Селективные аборты обсуждаются и в женских группах в соцсетях: некоторые женщины рассказывают, что их принудили к этому, а люди, умеющие определять пол ребенка без УЗИ, дают советы.

А между тем Гюлюм, которая спустя годы мучений ушла, наконец, от мужа и обосновалась в Баку, считает себя счастливой, что у нее есть дочки: 

“Я работала в парнике, в поле, пропалывала и собирала хлопок, чтобы прокормить своих детей. Зарабатывала 13-15 манатов в день. Поняла, что не справляюсь с тремя детьми и приехала в Баку, к сестре, сняла жилье по соседству. Теперь дети уже выросли. Дочь окончила медицинский колледж, работает и мне помогает. Как же хорошо, что у меня есть дочери…

P.S. Работая над этой статьей, автор отправила вопросы также депутату Нигяр Арпадараи, представляющей Комитет по проблемам семьи, женщин и детей в парламенте. Однако Ардапараи на вопросы не ответила, а ее помощник объяснил это тем, что у депутата слишком плотный график и не времени.

При поддержке «Медиасети»
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Memur Maaşı Hesaplama

-

mersin eskort

- eskort - eskort eskişehir -
web tasarım hizmeti