Экзамен был справедливым, непредвзятым, основанным на меритократии. Я не уверена, что так же произошло бы в Молдове, где можно купить даже адвокатскую лицензию

Интервью с Марией Выздоагэ, Бюро Vizdoaga Law Office, Нью-Йорк

— Республика Молдова все еще нуждается в настоящей судебной системе и в доросовестных судьях. Почему Вы решили заниматься судебными делами вдали от дома?

— Сначала я не хотела становиться адвокатом. Еще будучи ученицей, я мечтала работать в Организации Объединенных Наций, в Нью-Йорке. Я верила, что задача ООН – сохранять на земном шаре мир и безопасность, и я поняла, что профессия юриста очень актуальна, если вы хотите работать в международной среде, в которой участвуют люди со всего мира. Недавно я получила лицензию адвоката в Нью-Йорке и открыла адвокатское бюро Vîzdoagă. Тогда я поняла, что это было самым лучшим решением за всю мою карьеру, так как мои клиенты – это люди с конкретными юридическими потребностями. Я испытываю огромное удовлетворение, когда предлагаю специализированную юридическую помощь. Я не намеренно начала заниматься правосудием вдали от дома. Просто за пределами страны я нашла более интересные возможности, подходящие для моей мечты и моих планов, связанных с карьерой.

— Вы побывали примерно в 50 странах мира. Если бы Вам пришлось составить топ стран по уровню юстиции, как бы он выглядел? На каком месте была бы Республика Молдова?

— Если точно, то 57 стран. Я жила в странах Азии, Африки, Европы и Америки. Я считаю, что в стране эффективная судебная система, когда правосудие ощущается в обществе, когда справедливость есть в общении между людьми, уровень воспитания и манер достаточно высокий, все справедливо, и все граждане, вне зависимости от социального слоя, соблюдают правила. Я увидела это в таких странах, как Швейцария, Нидерланды, Швеция и, за некоторыми исключениями, Соединенные Штаты Америки. К сожалению, Республика Молдова не входит в этот топ, и причина в том, что у нас правила не одинаковы для всех людей, и есть много субъективности при решении проблем людей. Эта предвзятость часто мешает нам быть справедливыми и честными. Да, в опыте Республики Молдова есть и хорошие моменты, но их необходимо укреплять и улучшать.

— Новая власть в Кишиневе поставила перед собой цель в первую очередь реформировать судебную систему и бороться с коррупцией. С каких стран Республике Молдова стоит брать пример в этом плане?

— Я считаю, что есть много хороших примеров реформирования судебной системы, и Республика Молдова может позаимствовать эти практики у других государств. Только следует быть внимательными и применять те практики, которые будут работать в нашем обществе, которые не будут слишком невыполнимыми или даже утопическими. На мой взгляд, кроме всего прочего, реформирование судебной системы должно начаться с улучшения образования и практической подготовки студентов юридических факультетов. То, что студент может купить оценки, недопустимо в цивилизованных странах. К сожалению, у нас это явление встречается часто. На самом деле это начало коррупции. Если студент знает, что оценки можно купить, с таким же мышлением он будет искать работу и будет пытаться купить то, что невозможно купить, и чего можно добиться только долгими стараниями и тяжелым трудом. Крайне важно избавиться от этого неверного взгляда на достижение успеха и назначать на должности тех, кто действительно этого заслуживает.

— Вы решили заниматься адвокатской деятельностью в США. Почему не в Кишиневе?

— Мне очень часто задают этот вопрос. Ответ всегда один и тот же: разница в возможностях. В США я уверена, что, если я буду много трудиться, меня вознаградят как следует. Например, я очень много училась, чтобы пройти в Нью-Йоркскую адвокатскую палату. Я готовилась почти год, чтобы изучить все американское законодательство, и я сдала адвокатский экзамен с первой попытки. Экзамен был справедливым, непредвзятым, основанным на меритократии. Я не уверена, что так же произошло бы в Молдове, где можно купить даже адвокатскую лицензию. Более того, в Нью-Йорке судебная система подразумевает постоянное обучение для молодых адвокатов. Здесь проводятся разные курсы повышения квалификации, даже после сдачи экзамена в палате. Другими словами, у вас есть невероятные ресурсы для того, чтобы стать хорошим адвокатом. Нужно лишь быть дисциплинированным и все время хотеть совершенствовать свои профессиональные навыки.

— А каково было открыть свое адвокатское бюро в Нью-Йорке?

— Мечта стала реальностью, но был постоянный труд и тщательное исследование. На основании адвокатской лицензии я получила визу инвестора на 5 лет. Эта виза позволит мне нанимать на работу юристов со всего мира, в том числе из Республики Молдова. Идея того, что у меня больше не будет начальников, которым я должна отчитываться, приводила меня в восторг. Теперь все зависит от моих качеств, от способности находить и удерживать клиентов, от моих способностей в юридической сфере, от языков, на которых я говорю, и от общения с клиентами, с другими адвокатами и с судьями из системы, с которыми я сотрудничаю каждый день.

— Кто обычно Ваши клиенты?

— Мои клиенты – это американские граждане, у которых есть юридические вопросы, связанные с правопреемством и наследованием, составлением завещания и оформлением необходимых документов для передачи собственности другим лицам. Кроме того, я предлагаю юридическую помощь иностранцам, которые хотят поселиться в США или начать здесь бизнес. Я помогаю этим клиентам подать документы для получения визы инвестора или других видов визы.

— Вы решили оказывать помощь пожилым людям, чьи права нарушаются. С какими случаями Вы сталкивались?

— В США есть компании, которые заключают договоры с людьми в возрасте, а условия этих договоров не объясняют клиентам как следует. Так у них появляются огромные долги, потому что они дали банковскую информацию и подписали документы, не поняв их. Когда они обращаются к нам, мы помогаем им оспорить действительность контракта на основании отсутствия работоспособности или даже мошенничества при оформлении договоров. Еще мы помогаем пожилым людям составлять досье, необходимые для помещения людей в возрасте в дома престарелых, для управления их имуществом, когда у них нет для этого возможностей, для получения федеральных медицинских льгот и т.д.

— Вы работаете с мигрантами. Есть ли среди них люди из Молдовы? С какими проблемами они к Вам обращаются?

— Конечно. Большинство наших клиентов в области миграционного права – это люди из Молдовы, Румынии, России, Украины, из некоторых европейских стран. Обычно мои клиенты из Республики Молдова обращаются по поводу узаконивания или смены статуса проживания в США. Бывают более легкие случаи, когда это возможно, но в некоторых случаях трудно найти способ узаконивания, если данный клиент уже какое-то время нарушает условия проживания в США. Другие юридические вопросы касаются составления завещания, оформления доверенности и других документов, связанных с управлением собственностью. Еще мы предлагаем помощь, связанную с процессом открытия бизнеса в США и со всем, что касается налогов, найма американских граждан, регистрации фирмы и т.д.

— Как проходит день Вашей жизни в Нью-Йорке?

— В спешке. Нью-Йорк – это большой город, полный возможностей. Иногда это очень утомительно и лишает энергии. Выпив утренний кофе, я еду в офис, где в первой половине дня у меня встречи с клиентами. В обед я иду на рабочие встречи, а после обеда я использую всю энергию и способность анализа, чтобы составить необходимые документы для своих клиентов. Для этих документов нужны исследование и юридический анализ.

— При каких условиях Вы бы вернулись в Молдову?

— Если честно, мне трудно ответить на этот вопрос. За последние десять лет я много работала, чтобы добиться того, что есть у меня сейчас. Я бы вернулась в Республику Молдова, если бы мою работу ценили и использовали эффективно, если бы я чувствовала постоянный профессиональный рост. Я человек, которому нравится постоянно учиться и расти. Здесь я почувствовала, как приятно жить в обществе, в котором вас ценят и вознаграждают за приложенные усилия. Возможно, я когда-нибудь вернусь в Молдову, получив больше адвокатского опыта в США.

— Как Вы освоились в большой семье мигрантов?

— Достаточно легко, так как я знала английский язык, и это позволило мне общаться с разными людьми. Кроме того, то, что я поступила в университет в США, это большое преимущество. Здесь уважают иностранцев, которые получили образование в этой стране и хотят влиться в американское общество. Но некоторые вещи, связанные с душой, я оставила нетронутыми. Я осталась такой же, какой была, когда уехала из Молдовы, и никакая другая страна не даст мне такого эмоционального комфорта, какой я испытываю дома, в Молдове.

— Вы учились за границей. Что из полученного академического опыта Вы бы привезли в Молдову?

— Метод Сократа, например, о котором я узнала в Колумбийской юридической школе, в Нью-Йорке. Во время лекций преподаватель может в любой момент спросить мнение студентов по какой-то теме, даже если этот материал еще не изучали. Такое преподавание развивает аналитическое мышление студентов и учит их говорить четко, уверенно, даже тогда, когда им приходится делать это спонтанно. Кроме того, в западных университетах делается большой акцент на развитии практических, а не только теоретических навыков. Например, в Америке хороший адвокат – это не тот, кто знает закон наизусть, а тот, кто может найти закон, когда это необходимо, и применить его в конкретной ситуации.

— Какие трудности были в начале Вашей адвокатской деятельности в США? Какие трудности есть сейчас?

— Пока я только в начале своего опыта, но есть радостные моменты, которые показывают, что мы на верном пути, в том числе то, что у меня уже есть клиенты, которым я оказала юридическую помощь, и что я наняла помощницу (параюриста) из Америки. Я считаю, что самые большие вызовы уже позади: получение адвокатской лицензии, выпук с юридического факультета Лиги плюща в Нью-Йорке, получение визы инвестора E-2 и открытие адвокатского бюро Vîzdoagă. Сейчас остается работа с клиентами, которая доставляет мне огромное удовольствие и побуждает приходить на работу каждое утро.

— Каким был самый трудный случай, за который Вы взялись, и почему?

— Как адвокат в США я могу вам сказать, что здесь адвокаты сами выбирают клиентов. Если по каким-то причинам они понимают, что не могут им помочь, у них есть право им отказать. Бывают случаи, когда мне бы хотелось кому-то помочь, но закон этого не позволяет. И мне трудно сказать «нет» некоторым людям, которые нуждаются в моей помощи. Недавно я отказала клиенту, чей статус проживания в США невозможно узаконить по некоторым причинам. Хотя мне очень хотелось помочь этому потенциальному клиенту, способов решения этого вопросам было мало.

— С какой проблемой вы сталкиваетесь чаще всего в случае мигрантов из Республики Молдова?

— Проблема незаконного пребывания в США. С нее начинаются все остальные проблемы, поскольку у людей, которые незаконно находятся в США, намного меньше прав, чем у тех, кто находится здесь законно.

— Жизнь в Нью-Йорке такая же неспокойная, как в фильмах?

— Еще более неспокойная. Да, я стараюсь в выходные проводить время на природе, за городом.

— Вы голосовали на последних выборах? Вы общаетесь и видитесь с местной молдавской диаспорой?

— Конечно. Я голосовала на всех выборах. А недавно я побывала на мероприятии, посвященном фестивалю рубашки «ие», которое проводилось в Нью-Йорке. Всегда приятно встретиться с нашими людьми, поговорить на родном языке и вспомнить о родине.

— Что делают американские граждане, когда считают, что к ним отнеслись несправедливо?

— Они подают в суд. Это происходит очень часто. Когда американские граждане считают, что с ними поступили несправедливо, они обращаются в суд. Но также многие разбирательства разрешаются на стадии переговоров адвокатов обеих сторон (истца и ответчика), и активное участие судьи возможно тогда, когда не получается добиться результата, устраивающего обе стороны.

— США сильно пострадала из-за ковида. Как Вы перенесли пандемию? Как она повлияла на вашу работу?

— Хотя в начале пандемии США достаточно поздно отреагировали и ввели необходимые меры для борьбы с пандемией, позднее они приложили значительные усилия, чтобы люди, живущие здесь, чувствовали себя в безопасности. Для меня пандемический год был полезным, так как у меня было достаточно времени для того, чтобы усиленно готовиться к экзамену на лицензию и для других проектов, которые требовали внимания и времени, и которые я не успела закончить до пандемии.

— Чего из дома Вам не хватает?

— Мамы.

— Кто поощрял и поддерживал Вас в карьере?

— Во-первых, родители и сестры. Недавно я потеряла маму. В мире нет более сильной боли. Мама эмоционально поддерживала меня, и я не чувствовала себя одинокой даже тогда, когда я была одна в огромном мире. Ее бесконечная, безусловная забота и ее нежный взгляд навсегда останутся со мной. Я унаследовала от матери сильную интуицию, а от отца – с пособность рационально все анализировать и высокую дисциплину. Ребенок не может желать большего, чем то, что дали мне родители. На самом деле я согласилась дать это интервью ради мамы. Ей нравилось, когда меня приглашали на интервью на телевидение или в другие места. Я надеюсь, что она прочитает эту статью оттуда, сверху, и будет гордиться мной так же, как всегда гордилась.

— Если бы Вам пришлось провести какое-то мероприятие для своего села, что бы это было?

— Что-то в память о моей матери. Путешествуя, работая и живя в стольких странах, я часто чувствовала себя так, словно я лишилась своих корней. Могила матери на кладбище в Чучуля Глодянского района заставила меня пустить корни в Молдове и «вернула» меня домой.

— Благодарим Вас.

Беседовала Анетта ГРОСУ
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *