Человек с двумя Родинами: «Молдова – это страна, которая за последние 30 лет лишилась примерно 30% своего населения»

Интервью с Евгением Гыскэ, врачом в Португалии

— Уважаемый доктор, Вы уехали из дома, из Молдовы, 19 лет назад. Как это было? Когда и как именно Вы приняли такое решение?

— Я уехал из Республики Молдова в 2002 году, когда мне было всего 12 лет, чтобы присоединиться к семье. За четыре года до этого, где-то в 1998 году, мой отец уехал работать в Португалию. Это было решение моих родителей. Они искали стабильную работу, которая бы дала нам лучшие возможности для жизни.

— Откуда начался ваш путь в Португалию? Когда вы начинаете скучать по Молдове, какие особенные моменты, связанные с местами детства, вы вспоминаете?

— Я родился в Бельцах и учился там до 5-го класса. Потом моя семья решила переехать в Португалию. Но, как и другие городские дети, в детстве я проводил много времени в селе, у бабушки. Это было село София Дрокиевского района. Мне дороги эти места, и я часто вспоминаю о доме бабушки и дедушки, в котором я проводил все лето, об огороде и саде с самыми сладкими фруктами, о бабушкином очаге, в котором пекся самый вкусный хлеб и самые вкусные плацинды, о колодце, который каждый вечер становился местом встречи с друзьями.

— Как Вы издалека наблюдаете за жизнью в Республике Молдова? Когда Вы в последний раз были дома? С какими впечатлениями Вы уехали?

— Я слежу издалека, но в то же время изблизи. Я каждый день из разных медиаисточников и из социальных сетей узнаю о событиях, происходящих в Республике Молдова. Я достаточно часто общаюсь с родственниками, которые остались на родине. Я волнуюсь, когда вижу, с какими трудностями сталкиваются наши граждане, и как много необходимо сделать для развития страны. Также я замечаю, как мало делается для того, чтобы добиться каких-то успехов. В последний раз я был дома в мае 2021 года. Я приехал, чтобы навестить бабушку и дедушку, которые уже состарились и страдают от различных заболеваний. К сожалению, я уехал с чувством, что все стоит на месте, и изменений придется ждать еще очень долго.

— Что Вы можете сказать о жизни своей семьи в Португалии после того, как Вы 20 лет проживания там?

— В 2002 году, когда я оказался здесь с родителями, я узнал, что Португалия дала нам лучшие возможности для работы, образования и жизни. Я помню, как хорошо нас приняло португальское общество, которое сразу же помогло мне освоиться и избавиться от всех комплексов. Таким образом разница в культуре стала для меня преимуществом, а не формой дискриминации или поводом для нее.

— А каким был самый трудный эпизод Вашей жизни мигранта?

— Я думаю, что самым трудным эпизодом в моей жизни было время, когда я еще не был мигрантом. Я имею в виду те шесть месяцев, когда мне пришлось быть вдали от родителей, а они уже уехали на работу в Португалию. Как я уже сказал, отец уехал примерно в 1998 году, а мама уехала в декабре 2002 года, чтобы подготовить площадку для меня. Тогда я остался с бабушкой и дедушкой, чтобы закончить учебный год. У бабушки и дедушки было хорошо, но жизнь вдали от родителей была тяжелой для моей души.

— А самый счастливый эпизод?

— Это не один, а целых два эпизода. Первый – это день, когда я женился, а второй – когда я поступил в Медицинский университет, ведь так исполнилась моя мечта стать врачом.

— А когда именно и при каких обстоятельствах Вы решили стать врачом?

— До девятого класса мне и в голову не приходило стать врачом. Примерно тогда я понял, что в жизни мне бы хотелось, чтобы моя деятельность помогала людям. Так случилось, что я пришел на осмотр к врачу из-за проблем со здоровьем. После этого визита я понял, что именно таким способом я смогу лучше всего добиться своей мечты – помогать людям.

— Как пандемия COVID-19 повлияла на вашу работу и жизнь?

— Пандемия оказала сильное влияние, как отрицательное, так и положительное. От всех нас требовали особых усилий на разных уровнях. В моем случае это было на уровне личных взаимоотношений. Мне пришлось очень редко видеться с матерью, чтобы защитить ее от возможного заражения, ведь я каждый день работал с пациентами, заразившимися SARS-CoV-2. В профессиональном плане я был очень загружен. Я решил в том числе пересмотреть свой академический план и план визитов к бабушке с дедушкой и к родственникам в Молдову. Зато пандемия позволила всем нам вспомнить о том, что действительно важно в этой жизни – о личном здоровье и благополучии, а также о здоровье и благополучии всех близких.

— О ковиде говорили многое… Как бы Вы охарактеризовали это заболевание?

— Я бы сказал, что не стоит его недооценивать. Уже было доказано, что это крайне серьезный, очень заразный, весьма агрессивный вирус, особенно когда он поражает легкие. Не будем забывать, что мы пока не знаем, какие конкретно следы может оставлять это заболевание с течением времени.

— Что думают португальские врачи о том, как мы можем справиться с пандемией?

— Есть две стратегии: профилактика и особое лечение. Учитывая, что сейчас особого лечения, к сожалению, не существует, остается только профилактика. Я имею в виду массовую вакцинацию, которая очень важна. Самые надежные индивидуальные методы профилактики – это использование масок, дезинфекция рук, соблюдение безопасной дистанции.

— В Республике Молдова уровень вакцинации остается очень низким. Как убедить тех, кто не доверяет вакцине?

— Вакцинация – это обязанность, которую мы должны выполнить не только для собственной защиты, но и для защиты самых уязвимых – пожилых людей со слабым иммунитетом и людей, страдающих хроническими заболеваниями. Мы все должны понять, что вакцинация – это в первую очередь проявление человеколюбия. С другой стороны, очевидно, что в странах, которые достигли хорошего уровня вакцинации, сократилось количество случаев госпитализации, а также смертность.

— А как проходит кампания вакцинации в Португалии?

— В обнадеживающем темпе. По официальным данным, до конца сентября 70% населения будет привито, а это число, по оценкам, необходимо для обретения группового иммунитета. В Португалии этот процесс был очень организованным. Было зарегистрировано мало побочных эффектов. Сейчас, хотя увеличивается число зараженных, количество случаев госпитализации и смерти под контролем.

— Если сравнить влияние пандемии на медицинскую систему Португалии и ее влияние на медицинскую систему Республики Молдова, в чем разница?

— Сегодня мы замечаем, что везде в мире пострадали не только пациенты с COVID-19, но и многие пациенты, которые не столкнулись с этим заболеванием. Я считаю, что ни одна система здравоохранения не была готова к пандемии таких масштабов. На мой взгляд, обе системы здравоохранения ответили так, как смогли: быстро приспособились и организовались. Но разница в уровне развитости каждой системы здравоохранения. К сожалению, я вынужден признать, что в молдавскую систему общественного здравоохранения почти ничего не вкладывали вот уже 30 лет.

COVID-19 – это заболевание, которое в самых тяжелых случаях невозможно победить без специального лечения в отделениях интенсивной терапии. Они должны быть оснащены оборудованием и устройствами, обеспечивающими работу пораженных органов. Такие устройства очень дорогие, но они крайне необходимы. Зная, что за последние годы в Республике Молдовы не было почти никаких инвестиций в область здравоохранения, мы понимаем, что доступ пациентов к эффективному лечению был ограничен, и это основная разница между системами здравоохранения Португалии и Республики Молдова.

В то же время на передовой в борьбе с пандемией была огромная разница. У людей был разный доступ к массовому тестированию, к телефонным консультациям с врачами, к первой медицинской помощи в поликлиниках или к семейным врачам. Было трудно изолировать людей и следить за карантином, а потом трудным стал доступ к вакцинации.

— Республика Молдова недавно прошла через сложные досрочные парламентские выборы. Будет назначено новое Правительство. Что должен сразу же сделать будущий министр здравоохранения?

— Я бы посоветовал ему в первую очередь уделить внимание необходимым инвестициям в инфраструктуру, медицинским устройствам, разделению медицинского персонала и его надлежащему вознаграждению.

— В последнее время все больше говорят о том, что диаспора в силах изменить молдавскую действительность. Как Вы смотрите на возможное участие, действия или усилия диаспоры?

— Я думаю, что диаспора играет очень важную роль в судьбе страны. Во-первых, изменения могут наступить после голосования уехавших. Республика Молдова – это страна, которая за последние 30 лет лишилась примерно 30% своего населения. Сегодня они мигранты, но все еще остаются избирателями. Поэтому я думаю, что важно создавать все необходимые условия, чтобы на любых выборах – парламентских, президентских и даже местных выборах – все уехавшие за границу смогли голосовать. Во-вторых, диаспора может помогать в прогрессе страны, привозя новые идеи, новый опыт, который она получила за рубежом, и мы можем приспосабливать эти идеи к реальности, которая есть на родине, к отечественной культуре. Так они будут работать. Еще диаспора важна для создания бизнес-мостов между Молдовой и другими странами, ведь у нас есть мигранты во всех уголках мира, от Европы до Америки, России и даже Африки. Эти географические особенности следует использовать во благо страны. Не в последнюю очередь, стоит создать благоприятные условия для того, чтобы диаспора могла работать на родине. Должны быть созданы рабочие места, хорошие условия для жизни, должно быть настоящее правосудие, а еще нужны условия для развития малого бизнеса.

— Новая власть пообещала искоренить коррупцию. Как можно это сделать?

— Я думаю, что в Республике Молдова вовремя обнаруживают коррупцию, но вовлеченным людям не выносят приговор. Борьба с коррупцией должна начаться со строгого соблюдения закона, с расследования и с эффективного осуждения тех, кто совершает такие действия.

— Что Вы знаете о коррупции в Португалии – стране, в которой Вы живете сейчас?

— Здесь тоже есть разные случаи, в которые вовлечены бывшие члены правительства, банкиры или тренеры по футболу. О таких случаях сообщают СМИ, и я слежу за их развитием. Многие из этих дел еще в процессе расследования. Один из этих случаев навредил очень многим португальским семьям и закончился банкротством одного из самых крупных, старых и уважаемых португальских банков.

— В Республике Молдова разница между богатыми и бедными настолько велика, что кажется, что у нас вовсе нет среднего класса. Как живут бедные в Португалии?

— Бедные трудно живут в любой стране, будь она процветающей или не очень. Но я хочу подчеркнуть уровень социальной помощи, предоставляемой семьям с небольшими доходами, чтобы у них был доступ к любому необходимому бесплатному лечению, к образованию и к предметам первой необходимости – продовольственным продуктам, одежде, обуви.

— Где и в каких условиях в Португалии лечится правительство?

— В целом представители правительства лечатся у себя в стране, в Португалии, в государственной системе здравоохранения, ведь они знают, что там они найдут хороших специалистов, обследования при помощи технологий последнего поколения, надлежащие условия госпитализации. Очевидно и очень важно доверие человека к своей системе здравоохранения. Граждане оптимистично относятся к медицинской помощи, предлагаемой в государственных учреждениях, если даже президент страны обращается в эти учреждения, когда он нуждается в лечении. Недавно главе государства нужна была операция на сердце, и он уверенно обратился в государственную больницу.

— А как живут члены правительства в Вашей «приемной» стране?

— Если сравнить их образ и уровень жизни с жизнью правительства в Республике Молдова, то здесь, в Португалии, члены правительства живут скромно. Здесь вы не найдете такой распространенной олигархии, какую, к сожалению, мы видим в Республике Молдова.

— Как и в каких случаях португальские СМИ рассказывают о коррупции? Как часто местные СМИ затрагивают эту тему?

— Португальские СМИ постоянно следят за коррупцией в обществе. Любой обнаруженный случай полностью освещается, а на государственном телеканале есть передачи о журналистских расследованиях, в том числе о случаях коррупции, в которые вовлечены члены действующего правительства.

— У вас две Родины. В чем самая большая разница между Республикой Молдова и Португалией?

— Я думаю, что самая большая разница в уровне развитости страны, который выражается в постоянных инвестициях в государственные инфраструктуры (улицы, общественный транспорт, рабочие устройства для госслужащих…). Также есть заметная разница в уровне социальной помощи семьям с низкими доходами. В Португалии полностью бесплатная система здравоохранения, доступная всем, а местное правосудие работает, как в книге.

— Спасибо Вам за интервью.

Беседовала Анета ГРОСУ
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

1 comentariu

  1. Zef.K

    Надо было не уезжать ! У нас в стране масса возможностей ! Не то что в Португалии !

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *