ВИДЕО/ Расхитители леса (II) Борьба династии лесников с системой и со связями в судебной власти

В доносе, поданном в правоохранительные органы несколькими бывшими и нынешними лесниками, они разоблачают способ, посредством которого осуществляется хищение древесины из лесов, расположенных на территории Хынчештского района. Документ, также проанализированный ZdG, был подписан и направлен в государственные учреждения после того, как в декабре прошлого года семья лесников публично разоблачила незаконные действия, совершенные главой лесничества.

В результате этих публичных обвинений была проведена проверка, которая показала, что за последний год только на двух кордонах было украдено более 450 кубометров древесины с причинением ущерба почти 700 тысяч леев.

Спустя пять с половиной месяцев после этих разоблачений у действующих лиц разные истории. Обвиненный начальник лесничества близок к возвращению в систему. На суде его представляет сын председателя суда, рассматривающего спор, адвокат также является венчальным крестным отцом дочери человека, которого он представляет. Однако обвиняемый не может вернуться в систему, хотя глава «Молдсилвы» неоднократно обещал ему это в частных беседах.

Мечта Георге Бухнэ – быть лесником

Георге Бухнэ 23 года, и у него есть мечта. Следовать по стопам прадеда, деда и своего отца Георге. Все трое были лесниками и в течение последних почти 80 лет заботились о том, чтобы лес вблизи сел Корнешты и Богичены не остался на произвол воров древесины. Георгицэ, как его называют родственники, практически всю жизнь прожил в лесу, перенимая от отца все секреты профессии лесника. После получения образования в этой сфере, в октябре прошлого года его мечта материализовалась. Георге Бухнэ был нанят на трехмесячный испытательный срок в качестве лесника на кордон № 14 Лесничества Бужор лесного предприятия «Hâncești-Silva», кордон, управляемый в течение последних 40 лет его отцом.

Георге Бухнэ младший

Однако менее чем через три месяца его деятельности Георге был уведомлен Валериу Мерзынку, тогдашнему главе Лесничества Бужор, о том, что его трудовой договор не будет продлен, поскольку после проверки на кордоне, который он ведал, было обнаружено несколько незаконно срубленных деревьев. Тогда Георге вместе с его отцом больше не смогли молчать и рассказали свою историю в видео, опубликованном гражданским активистом Василием Костюком.

«Начальник любит, чтобы мы были молчаливыми, позволяли вытирать об себя ноги, крали лес и давали ему деньги»

Они обвинили Валериу Мерзынку в уничтожении леса и рассказали о беззакониях, совершенных в рамках Лесничества Бужор, ранее управляемого им. «Он, начальник любит, чтобы мы были молчаливыми, позволяли вытирать об себя ноги, крали лес и давали ему деньги», – сказал Георге Бухнэ, которого дополнил его тёзка-сын. «Он выгнал меня на том основании, что я рубил лес. И я хотел бы увидеть, где я его рубил? Он не может доказать это мне… Мы хотели… Мы были и у директора, у Апостолаки Георге, и у Мерзынку, я просил их: давайте организуем комиссию. Действительно, если парень виновен, я согласен, потому что я старый лесничий, и я не люблю, чтобы лес рубили зазря. Мы хотели организовать комиссию, чтобы увидеть на месте, если парень виновен, мы его выгоняем, но, чтобы посмотреть и во всех секторах и увидеть, кто виновен, кто неправ. Они не согласились. Выгнали его, и все. И лес был разделен между этими лесниками, которые крадут лес», – утверждают они.

Георге Бухнэ старший

«Быть настоящим лесником, как следует, дорожить лесом в Лесничестве Бужор, где начальником является Мерзынку Валериу, позорно. Так ему кажется. Я, если иду на собрание, должен сидеть в углу, и все показывают на меня пальцем, что я не рублю и не даю денег. Они все говорят мне: – Сколько ещё ты будешь держаться за тот лес, бери и руби его. Руби и приноси деньги», – обвиняет Георге Бухнэ.

Донос, поданный в правоохранительные органы: как крадут древесину из леса

Разоблачения, сделанные семьей Бухнэ, придали смелость нескольким другим бывшим и нынешним работникам лесного предприятия «Hâncești-Silva» рассказать о ворах в лесах Молдовы. В январе этого года Георге Бухнэ и его сын, вместе с 5 другими бывшими и нынешними лесниками, подали донос в Генеральную прокуратуру (ГП), Национальный центр по борьбе с коррупцией (НЦБК) и Парламент Республики Молдова, в котором описали, как Валериу Мерзынку, начальник Лесничества Бужор, поставил на поток «мошенническую схему» по хищению древесины с участков, где происходит вырубка деревьев.

Бывшие лесники утверждают, что на участках, где проходят плановые вырубки на основании учетных документов, значится вырубленным определенное количество древесной массы, но де-факто она превышает как минимум на 40-50% указанное количество, а в некоторых случаях – даже на 100%. «Таким образом, как только рубки завершаются, Валериу Мерзынку или другие посредники, по его указанию, представляют и вывозят излишки древесины, которые не нашли отражения в документах строгого учета, без бухгалтерского учета и без уплаты денег за нее и ее транспортировки в деревообрабатывающие организации в селах Бужор и Леушены, которые держит он или члены его семьи», – уточняется в доносе.

«На наши места были наняты лица, лояльные г-ну Мерзынку»

Бывшие лесники разоблачают в жалобе и другую схему, используемую при краже леса: в документах древесина, классифицируемая как «распил», указывается как более низкого качества, чем в действительности, остальное переводится в категорию «дрова». Схема процветающая, поскольку цена за один кубический метр древесины, отнесенной к категории «распил», составляет 960 леев, а цена кубометра дров – 312 леев. «Таким образом, только с одного кубометра древесины, приобретенной Валериу Мерзынку через посредников, ущерб государственному бюджету составляет 648 леев. Однако ежегодно он закупает тысячи кубометров по этой схеме», – доносят бывшие лесники, которые утверждают, что, хотя они несколько раз пытались вскрыть эти беззакония, все было безуспешно.

«Некоторые из нас были незаконно смещены Валериу Мерзынку, а другие подали заявление об отставке, потому что мы не хотели участвовать в незаконных действиях, совершенных им. Поэтому на наши места были наняты лица, лояльные г-ну Мерзынку, с тем чтобы он мог продолжать реализовывать свою схему на всех лесных участках. Кроме того, на должности бригадира также нанят его сын, а до 2019 года на должности лесник также работал его брат», – писали бывшие сотрудники «Молдсилва», которые просили о создании независимой комиссии для проверки всех рубок в долине Прута в секторе между селами Погэнешть и Немцень в период с 2018 по 2020 год.

Только на двух кордонах было украдено более 450 кубометров древесины, ущерб составил 680 тысяч леев

После разоблачений семьи Бухнэ и доноса правоохранительных органов, в лесных секторах, управляемых четырьмя лесниками, были проведены проверки. Они показали, что на кордонах, управляемых двумя лесниками, был украден лес стоимостью 680 тысяч леев. Из документа, подписанного инженером Анатолием Ямбогло, явствует, что на кордоне № 8, управляемом лесником Ионом Хангану, были незаконно вырублены 284 кубических метра дров, вместе с ветвями и стволами, а на кордоне № 10, где лесником был Василе Ротару, незаконно вырубили 178 кубометров древесины такого же вида. Всего было похищено более 450 кубометров древесины. Для сравнения, это количество древесины, по сути, означает все деревья на площади около 2 гектаров.

После контроля в Лесничестве Бужор Валериу Мерзынку был уволен, как и лесники Ион Хангану и Василе Ротару, которые были обязаны, согласно закону, вернуть государству ущерб, причиненный незаконной вырубкой леса на кордонах, которыми они ведали. Василе Ротару однажды уже был уволен, в 2017 году, но вернулся на должность после того, как опротестовал приказ об увольнении в судебной инстанции. Лесника в этом процессе представлял адвокат Александр Макар, сын председателя Хынчештского суда.

В тот же период проверялся кордон, которым ведал до конца декабря 2020 года Георге Бухнэ. Однако там было обнаружено лишь 10 кубических метров древесины, которая была вырублена незаконно.

Обещание главы «Молдсилва»: «Если я говорил… Я не бросаю слов на ветер»

История семьи Бухнэ казалась успешной. Они публично рассказали о незаконных вырубках, и глава Лесничества Бужор и два лесника были смещены. Только вот реальность иная. Хотя та же проверка показала, что на кордоне, поднадзорном Георге Бухнэ, а ранее его отцу, было обнаружено лишь несколько деревьев, которые якобы незаконно вырубили, Георге Бухнэ не был восстановлен в должности, хотя ему это обещал сам Думитру Кожокару, глава «Молдсилва», который звонил ему несколько раз.

В ходе беседы между Георге Бухнэ и Думитру Кожокару в январе 2021 года, глава «Молдсилва» пообещал молодому леснику, что все причастные к краже древесины будут наказаны и он будет восстановлен в должности.

Георге Бухнэ: О чем я хотел спросить вас: в конце концов, могу я вернуться, чтобы довести династию до конца или …?

Думитру Кожокару: Безусловно. В чем проблема? Если я говорил… Я не бросаю слов на ветер.

Г.Б.: Просто-напросто, сейчас, за три часа, мы нашли 270 пней. Ты понимаете? Но там, если мы будем работать еще неделю, там будут тысячи пней.

Д.К.: Тысячи может и не будут, но сколько их будет – они за все них заплатят.

Г.Б.: Они должны заплатить и должны ответить. Одно дело – заплатить, заплатить им не сложно, потому что у них есть деньги, но они должны ответить.

Д.К.: Нет, нет, они заплатят, и мы их вышвырнем. За подобное… Мы передадим материалы в Прокуратуру. Я собираюсь связаться с районным прокурором, мы всё поставим на… Мы им покажем. Я многим затянул гайки в этом году, но видишь, здесь немного подальше, и никто не дал мне никакого сигнала. Не бойтесь ничего, но вы не должны ходить так… Я сказал вам, что мы доведем это до конца вместе с вами.

«Если хочешь, чтобы мы поставили тебя обратно, придется обнародовать что-то…» «Публично извиниться перед ним»

Такие обещания периодически давались в беседах между главой «Молдсилва» и Георге Бухнэ. «Мы все решим. Не тревожься. Я займусь ими. С них перья полетят… Будут плакать, все будут на дыбе, все. Все будут сидеть», – сказал Кожокару в другой беседе.

«После того, как я обнародовал, мне много раз звонил г-н Кожокару Думитру, генеральный директор «Молдсилва». Он обещал мне, что меня снова возьмут на службу, чтобы я сидел тихо, не опротестовывал приказ, по которому меня уволили, мол, что у меня пять незаконно вырубленных пней. Я его послушал, только вот много месяцев… Я был у него около недели назад (беседа была снята 15 марта 2021 года, прим. ред.), потому что он меня позвал. Я думал, что он поставит меня обратно. Он сказал: «Если хочешь, чтобы мы поставили тебя обратно, придется обнародовать что-то…» «Публично извиниться перед ним, мол, я очернил его имидж. Но я не очернял его имидж, я показал, что делается в лесу», – рассказывает Георге Бухнэ , озадаченный тем, что положение не очень-то изменилось после того, какон набрался смелости, чтобы выйти на публику и говорить о ворах древесины.

«Схемы, которые были, он ведет и дальше»

«Бригадир, бывший в сговоре со всеми этими вырубками и со всеми этими лесниками, которые были смещены с должности, и с Валериу Мерзынку, он работает дальше. Схемы, которые были, он ведет и дальше. Меня несколько раз вызывали в полицию, якобы, чтобы дать показания о том, как эти деревья были вырублены, и видел ли я что-нибудь. Это всё. В любом случае, парни, которых взяли с этим количеством деревьев, они никак не пострадали. Они спокойно сидят, даже не хотят платить суммы, которые накопились, потому что они не признают их», – Георге Бухнэ описывает ситуацию спустя пять с половиной месяцев после того, как он разоблачил расхитителей древесины.

После того, как в правоохранительные органы был подан донос о беззакониях, Георге Бухнэ вызвали на допрос, где его спросили, видел ли он, кто и как незаконно рубил лес. Однако уголовное дело пока не завершено.

«Всю свою жизнь я прожил в лесу, с мыслью оставаться в лесу и далее, как и мои родители, мой дед, мой прадед. Но с бандитами, которые сейчас у власти, не можешь… Хорошие люди не могут занимать должности. Если бы я делал, как лесники, которые в большинстве своем рубят, продают и дают деньги компетентным органам, да, я бы работал и дальше, и все было бы нормально», – уверен Георге Бухнэ.

АЛЕКСАНДР МАКАР

Сын председателя суда, он же – венчальный крестный дочери лица, которого он представляет в инстанции, руководимой его отцом

Если возвращение Георге Бухнэ в лесное хозяйство представляется сложным процессом, то в случае с Валериу Мерзынку, уволенным за недолжное выполнение служебных обязанностей, его возвращение на свой пост представляется все более вероятной реальностью. Он оспорил в суде приказ, по которому его сместили, и требует восстановления в должности.

Спор рассматривается в Хынчештском суде, решение должно быть вынесено в середине июня. Валерий Мерзынку не присутствовал ни на одном судебном заседании, его ходатайство о восстановлении в должности рассматривалось в его отсутствие. Его представляет на прецессе адвокат Александр Макар, сын председателя Хынчештского суда Михаила Макара.

Александр Макар также является венчальным крестным отцом дочери Валериу Мерзынку – Дойны Мерзынку-Буцэ, которая работает помощницей судьи в Кишиневском суде и претендует на должность судьи. Адвокат потребовал восстановить Валериу Мерзынку в должности на том основании, что он был уволен «Молдсилва», а не нанявшим его предприятием «Hâncești-Silva».

После слушаний в пятницу, 21 мая, которые состоялись за неделю до вынесения решения, Александр Макар и представительница «Молдсилва» Анна Фратя обменялись противоречивыми репликами о ходе судебных слушаний.

Александр Макар: Была попытка нарушить положения статьи 119.

Анна Фратя: Чем она была нарушена?

Александр Макар: Порочным представлением расписок, которые не были предоставлены ни мне, ни стороне-заявителю.

Анна Фратя: Заявитель владел ими с того момента, как дал объяснения…

Александр Макар: Закон один для всех. Если вы позвали прессу, значит, закон должен быть один для всех.

Анна Фратя: Никто не звал прессу. Пресса появилась сама после жалобы г-на Бухнэ.

Александр Макар: Я рад. Пускай видят все беззакония, сделанные Агентством «Молдсилва».

Анна Фратя: Нет, агентство «Молдсилва» должно молчать о нанесении ущерба в 680 тысяч леев.

Александр Макар: Оно не должно молчать, оно должно наказывать виновных лиц.

Анна Фратя: Верно.

«Это мои интересы службы, я не могу вам сказать»

После слушаний 21 мая 2021 года Анна Фратя, представительница Агентства «Молдсилва», не знала о связях между Валериу Мерзынку и семьей его адвоката Александра Макара. Однако у нее уже сложилось впечатление, что судья не был беспристрастным.

ZdG: Знаете ли Вы, что г-н Макар Александр является сыном председателя Хынчештского суда, а г-н Макар является венчальным крестным отцом дочери г-на Мерзынку?

Анна Фратя: Нет, мы не знали об этом факте… Это веский мотив, и уже сейчас из некоторых действий судьи очевидна меньшая беспристрастность между участниками процесса.

Всего за полтора часа до судебного заседания, на котором он представлял интересы Валерия Мерзынку, адвокат Александр Макар отрицал, что знает его. Он также отрицал, что является венчальный крестным дочери Мерзынку, хотя ZdG располагает доказательствами, подтверждающими это.

ZdG: Вы состоите в родственных отношениях с г-ном Мерзынку?

Александр Макар: Нет.

ZdG: Вы венчальный крестный отец его дочери?

Александр Макар: Нет.

ZdG: Валериу Мерзынку.

Александр Макар: Валериу Мерзынку. Я с ним не знаком.

ZdG: Разве Вы его не знаете?

Александр Макар: Я его не знаю.

ZdG: Разве Вы его не знаете?

Александр Макар: Его… Мерзынку Валериу? У меня есть другой Мерзынку, клиент.

ZdG:Другой Мерзынку, Михаил, но вы не знаете Валериу?

Александр Макар: Отчасти я его знаю.

ZdG: Вы никогда не защищали его!? Вы не представляли его интересы?

Александр Макар: Это мои служебные интересы, я не могу вам сказать. Это интересы адвоката, верно? У меня есть профессиональная тайна.

«Я вообще ни от чего не прячусь, чтобы вы знали»

Через полтора часа после этой беседы, Александр Макар явился на судебное слушание в Хынчештский суд в качестве адвоката Валериу Мерзынку в рамках судебного разбирательства, в ходе которого он ходатайствовал о восстановлении его в должности. Хотя он первоначально объявил, что «предоставит интервью», впоследствии Александр Макар ретировался. Он изменил свои показания, заявив, что не говорил, мол, не знает Валериу Мерзынку. «Я же сказал вам, что не могу говорить имена лиц, с которыми работаю. Это профессиональная тайна. Если лицо позволяет мне, и если лицо желает, оно дает имя, если нет, то нет. Это мне запрещает Закон об адвокатуре».

Мы спросили адвоката, считает ли он этичным присутствовать на судебных слушаниях в инстанции, которой руководит его отец, также принимая во внимание тот факт, что он находится в родственных отношениях со своим клиентом. «Я ни от чего вообще не прячусь, чтобы вы знали. Существует Комиссия по этике и дисциплине Союза адвокатов и Судебная инспекция. Например, я не знаю, кто является председателем суда, скажем, в Высшей судебной палате. Что, ему не разрешается участвовать в слушаниях? Каждый судья независим и несменяем, и имеет право рассматривать дела. Если он чувствует себя затронутым чем-то…, он воздержался бы от рассмотрения дела, не так ли?»

Когда ZdG застала его перед своим домом в Хынчештах, Михаил Макар, председатель Хынчештского суда, сказал нам, что он не знает Валериу Мерзынку. Михаил и Александр Макар также фигурируют в показаниях лесника Василе Фрунзэ, который рассказал, что по запросу главы Лесничества Бобейка он отвез древесину в дом семьи Макар в городе Хынчешты.

Семейный бизнес главы Лесничества Бужор

Валериу Мерзынку работает в лесной отрасли уже более 30 лет, практически на протяжении всего этого периода он возглавляет Лесничество Бужор, учреждение, у которого в ведении не менее чем 5,3 тысяч гектаров леса. Его брат, Михаил Мерзынку, также лесник, в настоящее время является примаром коммуны Котул Морий от Партии социалистов Республики Молдова, формирования, которое способствовало продвижению на должность нынешнего директора Агентства «Молдсилва» Думитру Кожокару.

ZdG установила, что, одновременно с ролью защитника леса, закрепленной по закону за Валериу Мерзынку, его семья на протяжении многих лет строила реальные бизнесы, которые в качестве сырья используют древесину из лесов Молдовы.

Его жена, Мария Мерзынку, является учредительницей и администратором компании ООО «Dorin», которая управляет деревообрабатывающей мастерской в селе Бужор. В 2013 году на развитие бизнеса фирма также получила деньги от государства – 200 тысяч леев в рамках программы «Pare 1х1» на производство зажигалок. Часть зданий, в которых работает деревообрабатывающая мастерская в Бужоре, зарегистрированы на имя Дорины Мерзынку-Буцэ, дочери Валериу Мерзынку, они были приобретены, когда ей было 20 лет.

У Дорины, которая стремится занять должность судьи, в собственности почти пять гектаров сельскохозяйственных угодий. Она также декларирует, что с 2019 года владеет на правах пользования автомобилем «Nissan Qashqai» выпуска 2019 года, стоимость которого достигает 25,9 тысяч евро. В год, в котором она приобрела машину, вместе со своим супругом, Андрианом Буцэ, они также взяли кредит в размере 15 тысяч евро, который должен быть погашен в 2024 году.  В декларации об имуществе и интересах за 2019 год помощница судьи задекларировала, что по итогам брачного торжества она получила не менее 53,2 тысячи евро, то есть более миллиона леев.

«Внутри нельзя снимать. Снимайте снаружи»

Попав в семью Мерзынку, и Андриан Буцэ запустил деревообрабатявающий бизнес. В 2018 году он основал фирму «Grand Strategic Trade», которая сейчас управляет деревообрабатывающими мастерскими на въезде в село Леушены, очень близко к трассе, ведущей к одноименной таможне. Компания производит и продает поддоны, в том числе через рекламные сайты. «На данный момент на складе находятся два стандартных размера: 80 на метр 20 и метр на метр 20. Но мы делаем все размеры. На заказ мы делаем любые размеры», – сказал Андриан Буцэ в телефонном разговоре после того, как мы позвонили ему на номер телефона, указанного в объявлении. «80 на метр 20 стоит 85 леев в пределах Кишинева, с доставкой, НДС включен. Мы говорим о новых поддонах, а не о бывших в употреблении», – передал он нам.

В конце марта десятки толстых стволов деревьев складировались в лесоперерабатывающем предприятии в селе Леушены, а до населенного пункта доносился звук пилы. Мы вошли на территорию, чтобы поговорить с администратором бизнеса Андрианом Буцэ, пытаясь выяснить, откуда было привезено сырье, которое подпитывает его бизнес, и какова связь его тестя с эти бизнесом. Только вот, увидев, что мы вошли, он привел нас к воротам, избегая обсуждения внутри деревообрабатывающего предприятия.

Деревообрабатывающее предприятие из села Леушень, которым управляет зять Валериу Мерзынку

Добрый день… Я журналист ZdG… Мы пишем статью о древесине, о лесах, о вырубках. Вы г-н Буцэ? Можете ли Вы сказать мне, откуда вы привезли эту древесину?

— Что, простите?

— Откуда Вы привезли эту древесину, и есть ли у вас документы?

— Да, если можно, выйдите… И, конечно, все есть.

-Можете ли Вы показать их нам?

— Г-н, г-н, пожалуйста. Поговорим за…

Когда он увидел, что мы пытаемся снимать, он попросил нас покинуть территорию, запер ворота и подал знак сотрудникам прекратить процесс изготовления поддонов, в том числе закрыть доступ в здание с территории предприятия.

– Почему Вы закрыли передо мной ворота? Это секретно, чтобы мы снимали здесь, или что?

— Ну, внутри нельзя снимать. Снимайте снаружи.

— Почему нельзя? Почему Вы подаете им знаки, чтобы они ушли? Г-н Буцэ, Вам есть что скрывать или что?

— Мне нечего скрывать.

— Ну, почему тогда Вы говорите им закрыть ворота, вот, ушли парни, которые работают здесь… Вы работаете прозрачно, нет? Вам нечего скрывать?

— Мне нечего скрывать.

«Буду ли я настолько глуп, чтобы пойти на такое?»

Примерно через час мы вернулись на это место. На этот раз Буцэ был у ворот и разговаривал с Дорином Мерзынку, его шурином, сыном Валериу Мерзынку, работающим лесником-бригадиром в Лесничестве Бужор. Услышав начало беседы с Андрианом Буцэ, он призвал своего шурина, используя нецензурные слова, не разговаривать с нами. Затем он сел в машину и начал движение, направляя автомобиль в сторону репортера ZdG.

Беседа ZdG – Буцэ – Мерзынку

Впоследствии Андриан Буцэ избегал сообщить нам, с кем он беседовал на территории деревообрабатывающего предприятия, кто пытался запугать нас, потому что «было бы не очень красиво с моей стороны. Он человек из села», – сказал Буцэ, избегая упоминания о том, что это был, по сути, его шурин, уроженец села Бужор.

Андриан Буцэ отказался сниматься и показывать нам документы, касающиеся происхождения древесины на территории предприятия, которым он управляет. Однако он утверждал, что у него все документы в порядке, а древесина была куплена законно. «Абсолютно всё, согласно плану, я соблюдаю в точности. Абсолютно ничего и абсолютно никак не нарушаю. Потому что я не 100-летний старик, который не знает, что должно быть у предприятия, и чего не должно быть».

Как на сегодняшний день могут существовать беззакония, когда интернет шумит о древесине, об одном, другом. Буду ли я настолько глуп, чтобы пойти на это?

Вот, эта древесина, Вы можете показать нам, что она маркирована и куплена по счету-фактуре…

Ну, хм… Есть бухгалтерия, она не здесь, на месте. Это компетентные органы. Есть счет-фактура. На основе счета-фактуры есть бухгалтерия, на основе бухгалтерии. То есть, существуют процедуры. Я не бухгалтер, чтобы принести вам сейчас…

Покажите нам, что эта древесина маркирована, что Вы тогда-то привезли ее по счету-фактуре.

— Вам, в каком качестве?

— Мы журналисты и готовим статью.

— Чисто журналисту показать это?

— Ну, да. Давайте позовем… Кого? Экологическую инспекция, например, пусть приедет и проверит. Хотите?

— Я не знаю. Зовите, кого хотите, только чтобы человек был компетентным, который разбирается в этом. Не журналист чтобы пришел. Но, возможно, сейчас вы спросите меня, кто работает внутри.

В конце концов, Андриан Буцэ уточнил, что он уезжал в США, и что «на то, что вы видите здесь, никто и лея мне не дал, абсолютно все на деньги… Пойдите в село и спросите, кто я такой, и они скажут вам…»  Увидев, что мы его снимаем, он достал телефон и сфотографировал нас. «Я сфотографировал Вас, как Вы меня. И все», – аргументировал он это решение.

«Почему ты снимаешь? Хочешь, чтобы однажды кто-то дал тебе ломом по голове?»

Но Дорин Мерзынку, его шурин, не уехал далеко. За рулем автомобиля «Dacia Duster» он ждал нас на выезде из Леушен и ехал за нами несколько километров, до перекрестка, ведущего в село Бужор, где живет семья Мерзынку и где он также управляет другим деревообрабатывающим предприятием. Он последовал за нами после и в село, в том числе, когда мы снимали офис Лесничества в населенном пункте и деревообрабатывающее предприятие, управляемое его семьей.

Когда мы попытались найти главу Лесничества Бужор Валериу Мерзынку, его сын остановился перед учреждением и пригрозил нам: «Почему ты снимаешь? Хочешь, чтобы однажды кто-то дал тебе ломом по голове?» Затем он ушел, нопродолжил следовать за нами, пока мы не покинули село. В офисе Лесничества Бужор мы никого не нашли, дверь была заперта. Учреждение находится в нескольких десятках метров от жилья семьи Мерзынку. Когда мы связались с Валериу Мерзынку по телефону, подъезжая к селу Бужор, он сказал нам, что он не хочет беседовать с нами.

Мы хотим поговорить с Вами.

— Извините, нет. Мне это не нужно.

«Сейчас люди больше приходят в лес, чтобы сделать себе состояние и обкрадывать леса»

Несколько лет назад, также из-за разногласий с Валериу Мерзынку, другой лесник из семьи Бухнэ вынужден был отказаться от лесного хозяйства. Теперь мужчина сожалеет о судьбе лесов Молдовы.

«Я не отсутствовал на работе, но меня выгнали, потому что я отсутствовал четыре часа подряд, и меня выгнали за отсутствие на работе. Они выгнали меня, потому что если бы я принес им тогда около 3 тысяч евро, то работал бы и сегодня. Но я не тот человек, который будет истреблять лес, чтобы нести им деньги. После того, как я покинул лес, я был в Италии на заработках, чтобы содержать свою семью. Я был на сборе яблок, а сейчас был на конопле вместо того, чтобы оставаться дома, чтобы работать с внуками или гордиться чем-то, что остается после нас, но здесь нас заставляют красть и уничтожать природу», – рассказывает бывший лесник, Ион Бухнэ.

«Сейчас в лесу нет людей, которые бы дорожили лесом, сажали лес, выращивали лес. Сейчас люди больше приходят в лес, чтобы сделать себе состояние и обкрадывать леса, прорежать их», – обвиняет бывший лесник Ион Бухнэ.

Виктор Мошняг, Отдел Расследований ZDG 
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

mersin eskort

-
web tasarım hizmeti
- Werbung Berlin -

vozol 6000