Письмо Виорелу Кетрару: Медицина под арестом

Господин Кетрару, думаю, что и вы должны знать, а не только мы, журналисты, как воспринимает общественность деятельность НЦБК, связанную с делом о «договорных аукционах» или, как говорится, о «деле врачей». Конечно, вы удивили всех своими обысками и арестами, предпринятыми накануне Пасхи, хотя о проблемах, связанных с незаконными аукционами было известно, по крайней мере, на протяжении 3-х лет. В связи с этим у граждан возникает логичный вопрос: почему именно накануне Пасхи? Помните, в период 8-летнего правления ПКРМ, ЦБЭПК предпочитал предпринимать аресты, задержания, обыски, точно так же, как и сейчас, в пятницу, перед выходными, или на канун больших праздников. «Черные пятницы» вошли в историю той власти и не были забыты до сих пор. Может к таким методам вас «вдохновляет» нынешнее участие ПКРМ в управлении страной?

Другой вопрос, который мучает людей, связан с договорными тендерами, существующими во всех сферах в нашей стране. Все закупки продуктов питания для школ и детских садов, сантехники для разных учреждений, ремонт дорог или ремонт некоторых зданий, делаются с помощью договорных аукционов. В противном случае, как такое возможно, чтобы компании, принадлежащие высокопоставленным лицам, зарабатывали ежегодно по 80-100 таких аукционов на фоне хронических проигравших?

Кстати, почему бы вам не расследовать «аукционы», которые устраиваются для замещения некоторых должностей в НЦБК или Генеральной прокуратуре? Почему бы не огласить, сколько надо заплатить, чтобы стать сотрудником с достойной заработной платой в учреждении, которым вы управляете? Конечно, вы можете ответить, что в данном случае государству не нанесен ущерб, например, как в случае с договорными аукционами. Но неужели вы считаете, что трудоустроенные с помощью взятки сотрудники не приносят вреда государству?

К слову, коррупция, с которой, как вы говорите, борется ваше учреждение, настолько распространена и опасна, что несколько дней назад Платформа гражданского общества «За Европу», которая продвигает европейскую интеграцию Республики Молдова, вынуждена была потребовать, чтобы ЕС, как основной донор Республики Молдова и как европейская структура, заинтересованная в стабильности, благосостоянии и демократии на ее восточной границе, больше не терпел антиевропейские и антидемократические отклонения молдавских властей; установил строгий контроль над европейскими фондами и грантами, и не допускал их использования в иных целях, кроме предусмотренных в соглашениях о финансировании; ставил строгие условия для оказания помощи Молдове и Правительству Республики Молдова в плане освоения финансовых средств.

Еще кое-что. По официальным данным, незаконные аукционы в медицине нанесли ущерб государству примерно на 30 млн. леев. Сегодня под стражей находятся 10 из 16 задержанных в этом деле, а остальные находятся под домашним арестом. В деле о хищении денег из банков ущерб государству составляет 13,3 млрд. леев. Этот ущерб в 433 раза больше, чем в деле с незаконными аукционами. Сколько арестованных в деле о банках? Говорят, что два. Кто они? Неужели они и вправду являются главными подозреваемыми?

Накануне Пасхи, когда около 60-ти сотрудников НЦБК занимались обысками и арестами врачей, я встретила людей, которые дрожали от страха, что они могут остаться без медицинской помощи, потому что врачи запуганы. Так Молдова может остаться без врачей, а пациентов оставят умирать. Почему страна останется без врачей? Потому что они предпочтут последовать по стопам своих коллег, которые сегодня известны в европейских странах благодаря их профессионализму и высоким моральным качествам.

Г-н Кетрару, праздники прошли. Как вы считаете, не пришло ли время осознать, что НЦБК, который считается политически независимым учреждением, исполняет настоящий политический заказ, оставляя «медицину под арестом»?

Анета ГРОСУ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *