«Я выступаю за европейскую подготовку прокуроров в Республике Молдова»

13-scobioalaИнтервью с исполнительным директором Национального института юстиции, преподавателем университета, доктором права Дианой Скобиоалэ

— В НИЮ проходят выпускные экзамены. 15 кандидатов на должность судьи и 20 кандидатов на должность прокурора сдали письменный экзамен. Каких результатов они добились?

— Некоторые слушатели могут еще оспорить оценку, полученную на первом экзамене. Могу сказать только то, что, по сравнению с прошлым годом, кандидаты на должность прокурора сдали хуже экзамен, а кандидаты на должность судьи — наоборот. Но вы должны знать, что худшие результаты у нас означает — 8, а это довольно высокая оценка.

— Бывают случаи, когда кандидаты списывают на экзаменах? Как?

— Вы имеете в виду, наверное, на вступительных экзаменах. Хочу отметить, что члены приемной комиссии не являются сотрудниками НИЮ. Только секретарь комиссии назначен по предложению исполнительного директора НИЮ. Членами комиссии являются по одному представителю от Высшего совета магистратуры и Генеральной прокуратуры, а также три члена, предложенные Советом НИЮ, которые тоже являются представителями разных юридических учреждений. Из пяти членов Совет НИЮ назначает председателя.

С 2014 года, преподаватель университета, Академия управления при правительстве;
С 2012 года, преподаватель Национального института юстиции;
С 2006 года, преподаватель университета, штатный сотрудник Кафедры международного права и международных экономических отношений, Факультет права, Молдавский государственный университет;
2004 – заместитель директора Управления правительственного агента и международных отношений Министерства юстиции, начальник отдела Правительственный агент;
С 2013 – по настоящее время – член Коллегии по оценке достижений судей Высшего совета магистратуры;
С 2012 – по настоящее время – национальный координатор Программы Help Совета Европы;
Автор 67 научных и учебно-методических работ;
Знает французский, испанский, английский языки.

Комиссия, состоящая из преподавателей НИЮ, готовит билеты для устного и письменного экзамена за 24 часа до его начала. Невозможно списывать, тем более что во время письменного экзамена, который состоит из 100 вопросов в области гражданского, гражданско-процессуального, уголовного и уголовно-процессуального права в каждом экзаменационном зале присутствуют в качестве наблюдателей два представителя НИЮ и члены экзаменационной комиссии. А на устном экзамене темы опубликованы на веб-сайте НИЮ задолго до вступительных экзаменов. Насколько я знаю, до сих пор не было случаев списывания во время экзаменов. Речь не идет об экзаменах на степень бакалавра, а экзаменах в НИЮ, в которых участвуют уже взрослые люди, с высшим образованием, с жизненным опытом…

— Нужен ли европейский прокурор в Республике Молдова?

— Трудно сказать. Все восхищаются неподкупностью китайских властей и юстиции, но ни у кого не возникла идея пригласить китайского генерального прокурора в Республику Молдова. Я больше выступаю за европейскую подготовку прокуроров в Республике Молдова, и это уже юрисдикция НИЮ, где есть большое поле деятельности.

— «Румынский язык. Элементы грамматики. Трудности, противоречия, ошибки», – это название лекций, организованных в НИЮ. Как восприняли их судьи? Почему судебные решения полны ошибками?

— Хочу уточнить, что это дистанционные курсы для судебных секретарей, предложенные Национальной школой судебных секретарей Румынии, которая инициировала сотрудничество с НИЮ. Эти курсы необходимы именно для секретарей, которые составляют протоколы судебных заседаний, однако, в результате многочисленных запросов, курсы были расширены и для других категорий специалистов, в том числе для помощников судей, которые готовят проекты судебных решений. Курсы прошли с 24 ноября 2014 года по 21 января 2015 года и пользовались большим успехом. Среди курсантов 35 успешно сдали итоговый тест, и им будут вручены сертификаты одновременно с предстоящим визитом представителя Национальной школы судебных секретарей Румынии в НИЮ. Тогда же, учитывая интерес к этой теме, мы рассмотрим возможность новых курсов в данной области.

— Однако, как быть с многочисленными ошибками в судебных постановлениях?

— Очень жаль, если, как вы говорите, в судебных решениях встречаются много ошибок. Конечно, они написаны не филологами, кроме того вы знаете, что мы едва избавились от пережитков того периода, когда румынский язык был на втором плане. Будем надеяться, что в ходе реформирования судебной системы, с помощью новых молодых кадров, которые учились на румынском языке и имели неограниченный доступ к книгам и передачам на румынском языке, все уладится и в этом плане. Во всяком случае, в НИЮ уделяется особое внимание грамотности.

— Вы дочь вице-председателя Коллегии по гражданским, коммерческим и адми-нистративным делам Высшей судебной палаты Юлии Сырку. Пресса писала, что это обстоятельство стало решающим при вашем выборе на должность исполнительного директора НИЮ. СМИ написали, что некоторым потенциальным кандидатам было предложено не стоять на вашем пути и отказаться от участия в конкурсе. Что вы можете на это ответить?

— Да, я дочь Юлии Сырку, и на это я ничего не могу сказать, просто благодарю Господа за эту «случайность». Странно, что СМИ не упомянули об этом «решающем обстоятельстве» в случае других моих достижениях, упомянутых, кстати, в моем резюме, размещенном на веб-сайте НИЮ (www.inj.md). Например, при моем избрании в бюро Европейского комитета правового сотрудничества два срока подряд или при присуждении звания Преподаватель 2012 года. Интересно, если бы я не была дочерью Юлии Сырку, мое резюме было бы достаточно полным для этой должности? Что касается тех, кто «разочаровался» в конкурсе, не остается ничего, кроме как сожалеть о том, что они не проявили достаточно настойчивости, чтобы баллотироваться.

— Вы член Коллегии по оценке достижений судей при ВСМ. Какими вам кажутся, с объективной точки зрения, успехи судей?

— До работы в коллегии, я воспринимала судебную систему так же, как и гражданское общество. Но должна признать, что восприятие изменилось. Профессия трудная, сложная, ответственная. В течение двух лет я видела все суды республики. Я присутствовала на многочисленных судебных заседаниях. Я видела условия, в которых работают судьи, объем работы, и я должна признать объективно, что подавляющее большинство из них действительно хорошие профессионалы и справляются со своими обязанностями. Также, хочу признать, никого не обижая, что наши бывшие слушатели отличаются. Они хорошо подготовлены, динамичны. Даже если уступают в скорости принятия решения, они выигрывают в том, что касается качества акта правосудия. И это радует, потому что в то же время это и результат нашего труда.

— Никто не отрицает, что есть мафия и коррупция в судебной системе. Как они работают?

— Мафия — это слишком громко сказано для нашей маленькой страны, но коррупция, к сожалению, есть. Скорее всего, она работает так же, как и во всем мире.

— Как можно бороться с коррупцией в образовании?

— Просто. Сокращая риски путем повышения заработной платы учителям и преподавателям. Радует, что преподаватели НИЮ получают хорошую зарплату, и надеюсь, что новый проект законодательных изменений, предложенный парламенту, не повлияет на эту ситуацию. В рамках нашего учреждения не были выявлены случаи коррупции.

— Почему большинство выпускников НИЮ хотят работать только в Кишиневе и делают все, чтобы получить место в столице?

— С одной стороны, из абсолютно естественных соображений: здесь жизнь кипит, в том числе правовая. Но они игнорирует оборотную сторону медали. Объем работы в столице в три раза больше, по сравнению с другими зонами. В этом я убедилась в Коллегии по оценке достижений судей. Если в Кишиневе нужно рассмотреть в среднем 800-900 дел в год, то в районах 200—300 дел.

Интервью было реализовано Анетой Гросу

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *