Закулисье японских инвестиций в сельское хозяйство: Электронные письма, интересы и аффилированные компании

Серия официальных электронных писем между бывшим госсекретарем Министерства сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды и бывшим послом Республики Молдова в Японии, проанализированная ZdG, вскрывает интересы на миллионы вокруг консалтингового контракта по внедрению японской кредитной помощи на сумму 18,7 миллиона долларов, подписанного властями в середине февраля.

Обсуждения между двумя официальными лицами, приправленные завуалированные угрозами со стороны посла, показывают, что представитель министерства выступал против кооптирования зятя посла в качестве местного консультанта по внедрению кредитной помощи, что вызвало недовольство дипломата с интересами в сельском хозяйстве, а также задержку подписания договора. Ставки этих обсуждений были огромны – более полумиллиона евро.

Посол РМ в Японии Василий Бумаков и первый вице-председатель JICA Ямада Дзюнити

Японский кредит, спровоцировавший обмен острыми электронными письмами между двумя должностными лицами, должен управляться Агентством по развитию и модернизации сельского хозяйства, государственным учреждением, в котором бывший посол Республики Молдова в Японии занимал, с небольшими перерывами, должность технического директора в течение последних двух десятилетий. За этот период государственное учреждение превратилось в частный бизнес с участием узкого круга людей с интересами в сельском хозяйстве, которые также занимали различные руководящие должности в государстве.

15 февраля Министерство сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды (МСХРРОС) и компания «Japan International Cooperation System» (JICS) подписали консалтинговый договор об оказании помощи по внедрению кредитной помощи, предоставленной Респуюлике Молдова Правительством Японии на модернизацию сельскохозяйственных технологий и оборудования. Консультационные услуги будут предоставляться Агентству по развитию и модернизации сельского хозяйства (ADMA) в целях эффективной капитализации и внедрения льготного кредита, предоставленного Японским агентством международного сотрудничества (JICA) Правительству Республики Молдова в рамках проекта «Модернизация сельскохозяйственной техники и оборудования в Республике Молдова» (проект «MAME»). Соглашение о льготном кредите было подписано в июне 2020 года в Токио послом Республики Молдова в Японии Василием Бумаковым и первым вице-председателем JICA Ямадой Дзюнити. Соглашение предусматривает предоставление японским правительством через JICA кредита в размере примерно 18,7 миллиона долларов для облегчения доступа фермеров к закупке сельскохозяйственной техники и послеуборочного оборудования. Кредит будет представлен сроком на 40 лет, под процентную ставку 0,1%, с льготным периодом 12 лет.

Зять посла Бумакова, предложенный в качестве местного эксперта. МСХРРОС сигнализирует о возможном конфликте интересов

Согласно первоначальной, апрельской версии 2020 года консалтинговый договор, направленный JICS в Ведомство по внедрению и управлению проектом роста производства продовольствия (UIAPCPA), предшественника ADMA, в разделе «Project Management Specialist» (специалист по управлению проектами) фигурировал Дан Присакару, зять Василия Бумакова. Согласно документу, ежемесячные расходы, связанные с оплатой услуг Дана Присакару, составляли по валютному курсу на тот момент 170,5 тысяч леев, что эквивалентно 8,5 тысячам евро. В общей сложности за шесть лет договора (72 месяца) расходы JICS по оплате услуг Дана Присакару должны были составить 12,2 миллиона леев, что эквивалентно 611 тысяч евро.

Дан Присакару, зять Василия Бумакова

После того, как JICS выдвинула оферту, в которой в качестве местного консультанта фигурировал Дан Присакару, представители МСХРРОС сообщили о возможном конфликте интересов, учитывая, что тесть Присакару, посол Василий Бумаков, был вовлечен в проект с самого начала. После того, как государственный секретарь МСХРРОС Максим Попов пожаловался на потенциальный конфликт интересов, Василий Бумаков написал ему несколько электронных писем, в котором завуалированно передал, что могут возникнуть «юридические проблемы», и обвинял его в «саботаже интересов страны и фермеров».

В имейле от 7 апреля 2020 года Бумаков написал Попову: «И теперь я задаюсь вопросом: откуда возникла проблема конфликта интересов? Какое отношение я имею к компании в Японии, которая решила нанять в качестве эксперта специалиста, с которым они сотрудничали в течение многих лет и доверять ему, даже если он приходится мне родственником? Я даже хотел позвонить господину Игорю и спросить его, откуда взялось столько злого умысла? Может, он знает то, чего я не знаю? Честно говоря, я не знаю, что случилось. Может быть, у тебя есть какая-то информация от СИБ или КГБ? Я думаю, даже если бы она была, в любом случае это не имеет ничего общего с данной ситуацией. Ты просто представь себе, что, когда тебя наняли куда-то на работу, кто-то может так, без правовой основы, говорить о тебе таким образом перед комиссией, в которой, в конечном итоге, они остались с открытыми ртами! Но не забывай, что Дан написал этот проект и подготовил заявление на финансирование, а не МСХРРОС. Как ты думаешь, это не имеет значения? Как бы ты себя чувствовал, если бы кто-то поступил таким образом? Я надеюсь, ты объяснишь мне, что произошло, если тебе позволяет должность. Может быть, я действительно не знаю. До сих пор у меня для тебя были только слова похвалы. Но я заметил, что ты не ответил на мое последнее сообщение, и подумал, что это неспроста».

В тот же день государственный секретарь Попов отвечает послу Бумакову: «На момент открытия оферт вторым экспертом, с которым выступила компания из Японии, был Дан. Разве это не конфликт интересов, учитывая, что Дан является мужем Вашей дочери, и Вы – наш посол в Токио и были вовлечены с начала до конца в этот проект, в том числе в его подписание? Это подозрение – не только мое, но и всей рабочей группы в рамках МСХРРОС».

Затем последовали другие обмены имейлами между Бумаковым и Поповым. В одном из посланий, также датированных 7 апреля 2020 года, бывший посол сообщил госсекретарю, что он говорил с «известными юристами», которые рекомендовали ему запросить у МСХРРОС статьи законодательства Республики Молдова, которые доказали бы наличие конфликта интересов при выборе его зятя в качестве местного эксперта.

Бумаков: JICA рекомендовала Дана. JICA: мы не можем рекомендовать кого-то

Впоследствии, в другом имейле, Бумаков рассказывает Попову, что только что узнал, что его зять был предложен японским агентством JICA. «Я говорил с представителями JICA о проблеме. Они заверили меня, что нет никаких проблем. Более того, то, чего я не знал, что их идея заключалась в том, чтобы рекомендовать Дана, потому что он работал с ними в течение многих лет, и они были очень довольны. Вот и вся история. Я надеюсь, что вы разберетесь, и мы не станем посмешищем!» – писал посол в Токио госсекретарю из МСХРРОС.

На следующий день Максим Попов написал имейл Йоко Такебаяши, заместительнице начальника Европейского управления Департамента Европы и Ближнего Востока JICA, сообщив ей, что посол Бумаков сказал ему, что Дан Присакару был предложен JICA в качестве местного эксперта JICS с учетом предыдущего хорошего сотрудничества. В ответ на это Йоко Такебаяши сообщила Максиму Попову, что она была удивлена, узнав, что Дан Присакару был предложен на должность местного консультанта, но в то же время опровергла утверждения Бумакова о том, что его зять был предложен JICA. «Я и JICA не можем рекомендовать кого-то, в том числе местного эксперта, офертанту (JICS). Офертант (и оценочная группа) должен проверить, что опыт Дана не представляет конфликта интересов», – написала Йоко Такебаяши Максиму Попову.

Впоследствии Попов отправляет и Бумакову имейл, полученный от Йоко Такебаяши, а Бумаков отвечает: «Браво! Я отвечу тебе, когда все это закончится. Сейчас я не хочу вмешиваться, потому что не хочу, чтобы из-за меня пострадали невинные люди. Пусть все идет по закону, и мы увидим, что решит JICA».

Бумаков – Попову: «В другой стране у тебя уже было бы уголовное дело»

Примерно через два месяца после обсуждения кандидатуры Присакару, 8 июля Йоко Такебаяши обратилась к Виталию Вережану из 2KR с просьбой проинформировать ее о ходе процесса консультаций, а также выразила обеспокоенность по поводу того, что процедура отбора консультаций была приостановлена. Среди получателей имейла был и Василий Бумаков, который в тот же день также отправил сообщение Максиму Попову.

«Пожалуйста, посмотри прилагаемое письмо от JICA и сообщение от г-жи Такебаяши ниже. Я только хочу спросить тебя – во имя чего ты разрушаешь свою репутацию и карьеру? Только мы отправим официальные ноты – и имена тех, кто саботирует интересы страны и фермеров, рано или поздно станут известными общественности. Я понимаю твоего друга, потому что ему нечего терять. Его карьера приближается к позорному концу. Но тебе еще надо сделать карьеру. И как учитель, я хочу сказать тебе, что то, что вы делаете против страны и японцев, – не лучший дебют. Я не хочу писать тебе об этом снова, чтобы ты не сказал, что я каким-то образом шантажирую тебя, как ты уже писал кляузы аж в Японии на меня и вице-председателя парламента. В другой стране у тебя уже было бы уголовное дело. Я изначально писал тебе о моральном факторе, не со злостью, а чтобы уберечь тебя от шакализма, и мне жаль, что ты не понял. Теперь я сказал тебе и о правовой проблеме, который может отразиться в будущем. Я хочу, чтобы ты понял, что мне не нужно делать карьеру. Так что одним проектом больше или одним проектом меньше – для меня уже не имеет значения. Я уже сделал все, что мог для страны. Но я пишу тебе, потому что некоторые из моих друзей сказали мне, что ты – не плохой человек, и попросили меня прояснить ситуацию, потому что кое-кто опускает тебя в дерьмо, и ты этого не замечаешь. Если захочешь, ты можешь очиститься, по крайней мере, перед JICA. Я ни на чем не настаиваю. Это абсолютно твое дело, но я не могу скрывать реальность в моей ситуации», – написал Бумаков Попову.

В итоге, однако, Дан Присакару был заменен Аурелианом Ротару, и он также был нанят в рамках проекта 2KR. Согласно новой редакции договора, который также был подписан 15 февраля 2021 года, расходы, связанные с оплатой услуг нового местного консультанта Ауреляна Ротару в течение 6 лет, составили на 1,2 миллиона леев (61,1 тысячи евро) меньше суммы, предусмотренной по договору Присакару.

Бывший посол и бывший госсекретарь вновь встретились в ADMA

Пути Василия Бумакова и Максима Попова пересеклись снова, через полгода после обсуждения в имейлах. Василий Бумаков вернулся на должность технического директора ADMA осенью 2020 года после того, как 11 августа был отозван с должности посла Республики Молдова в Японии, в кресло, которое он занимал с 2016 года. Во время мандата посла Бумаков приостановил свою работу в ADMA. Максим Попов же, вскоре после того, как ушел с должности госсекретаря в МСХРРОС, был назначен врио директора ADMA, а затем выиграл конкурс на замещение этой должности.

Отвечая на вопросы «ZdG», Попов подтвердил подлинность сообщений, проанализированных «ZdG». Он уточнил, что «после того, как было вскрыта техническая и финансовая оферта, мы получили серию имейлов от г-на посла, так сказать, запугивающих. Было около восьми имейлов, если я не ошибаюсь, посредством которых он каким-то образом пытался склонить к определенному решению или навязать его. Только я не реагировал так, как ему хотелось, и не поддался влиянию. Я прошел весь путь, сохраняя свое мнение, что есть конфликт интересов или что это не нормально для родственника первой степени человека, который подписывает кредитный договор, быть также экспертом, который внедряет кредитную помощь. В итоге зятя господина Бумакова заменили на другого человека», – уточняет Попов.

«Я не предупреждал его. Я сказал ему не рушить свою репутацию перед японцами»

Василий Бумаков также признал наличие переписки с Поповым, но утверждает, что речи о запугивании не было. «Я попытался разъяснить ему и сказал: не занимайся глупостями. Он начал собирать эти имейлы, мол, я его предупредил. Я не предупреждал его. Я сказал ему не рушить свою репутацию перед японцами. Я работал с японцами 20 лет и знаю, каково с ними», – говорит Бумаков.

В то же время бывший посол утверждает, что он не имеет никакого отношения к кооптированию своего зятя в качестве местного консультанта. «JICA предложила конкурс четырем компаниям, из которых должны была выбрать консалтинговую компанию. Одна из компаний, JICS, которая работала с моим сыном в течение многих лет, предложила его в качестве местного консультанта. Клянусь чем угодно, я не был в курсе. Конфликта интересов не могло быть, потому что я не работал в Министерстве сельского хозяйства или в другом месте. Я был послом, а это значит, что я написал для них проект, но у меня не было конфликта интересов. То, что я подписал соглашение (кредитное, прим. ред.), не имеет никакого отношения, меня уполномочили подписать, потому что министр не мог приехать», – заявил нам Бумаков.

«Это больше война между министерством и моим тестем, в которую я попал в качестве третьей стороны»

Дан Присакару заявил для «ZdG», что он работал в проекте 2KR ADMA в течение шести лет, в период с 2013 по 2019 год, а его роль заключается в поддержании отношений с донорами, а также применительно к возможным новым проектам, таким образом, чтобы в течение этого периода он познакомился с представителями JICA и JICS. Присакару утверждает, что в этот период также были начаты переговоры о японском кредите, впоследствии взятом в 2020 году. «Я ушел из 2KR в октябре 2019 года. После этого в Молдове было несколько миссий из Японии, а донор JICA заключил со мной договор напрямую, как физическим лицом, для ассистирования им. Мне нужно было проводить различные встречи с фермерами, чтобы они могли поехать и закончить исследование, посмотреть, какая техника им понадобится», – отмечает Присакару. Это выстроило бы его отношения с японцами, а впоследствии, поскольку одно из условий договора о японском кредите предусматривало, что Молдова заключит договор с японской консалтинговой компанией по внедрению кредитной помощи, они предложили ему стать местным консультантом.

«Блокировка (со стороны МСХРРОС, прим. ред.) произошла, когда дошло до финансовой оферты. Они сказали, что у меня должна быть зарплата около 10 тысяч евро. Это ложь. Мы не договаривались об этой сумме. Там была указана не только моя зарплата. Есть и другие расходы: офис, компьютер, телефон, командировки по стране. Это была не моя зарплата. Когда мы договаривались, я надеялся на зарплату в 3 тысячи, 3 тысячи с чем-то евро». Присакару утверждает, что в период, когда он говорил о том, что будет местным консультантом, ему позвонили якобы неизвестные лица, которые сказали ему не соваться, потому что «мы должны поставить туда нашего человека».

«Г-н Бумаков меня не нанимал, он не нанимал меня в Республике Молдова. Меня наняла фирма из Японии. Кредитный договор был подписано послом, потому что в то время министр финансов не мог поехать в Японию. Посол не подписывал мой трудовой договор в Японии, а кредит, который очень выгоден для страны. Конфликта интересов не было. Если министерству не понравилось финансовая оферта, они могли оспорить ее или обсудить, но они этого не сделали, поэтому процесс кредитования был заблокирован. В один из дней эта тема дошла до парламента. Тогда мне позвонил тесть и сказал написать письмо об отказе. Но это абсурд. Конфликта интересов не было. Это больше война между министерством и моим тестем, в которую я попал в качестве третьей стороны», – обвиняет Дан Присакару. Тем не менее в беседе с ZdG он признал, что пришел работать в проект 2KR в 2013 году по предложению своего тестя Василия Бумакова.

Люди проекта: и в государственном секторе, и в частном

UIAPCPA, нынешнее ADMA, основанное МСХРРОС в 2001 году, с самого начала представляла собой бизнес небольшого круга людей с интересами в сельском хозяйстве, а семья Бумаковых с самого начала занимала ведущую роль. UIAPCPA было создано для управления, мониторинга и координации внедрения проектов в области сельского хозяйства, финансируемых внешними донорами. Исполнительным директором был назначен Валериу Булгарь, бывший министр сельского хозяйства в период с 1998 по 1999 год, в то время как должность технического директора досталась Василию Бумакову, который первый раз занимал эту должность с короткими перерывами в период с 2001 по 2016 год. В течение этого периода ведомство управляло внешними средствами в размере более полумиллиарда леев, при этом большая часть средств поступала от Правительства Японии через JICA в рамках проекта 2KR.

Валериу Булгарь

Согласно положениям соглашений, за счет предоставленных траншей JICA закупила техническое и сельскохозяйственное оборудование, запрошенное Республикой Молдова у производителей, отобранных в рамках международных аукционов, организованных и проведенных в столице Японии, Токио. Они были импортированы в Молдову с полным освобождением от таможенных или налоговых пошлин и были получены UIAPCPA.

В качестве дилера в Молдове по обеспечению услуг по техническому обслуживанию техники была выбрана фирма «Agrofermotech». Компания была основана в 2001 году, год, в котором был основан и проект 2KR: Серджиу Склифосом (40%), деловым партнером и бывшим коллегой по работе Василия Бумакова; Анатолием Присакару (40%), отцом Дана Присакару, и Валентином Габерем (20%), сыном Георге Габеря, который позже стал заместителем министра сельского хозяйства и директором Национального агентства по безопасности пищевых продуктов в период, когда министром сельского хозяйства был Василий Бумаков. Сегодня у «Agrofermotech» два собственника: Валентин Габерь и Серджиу Склифос, – и тот же адрес, что и у ADMA: Каля Басарабией, 18.

2KR – на государственной земле, управляемый частной компанией

UIAPCPA, нынешнее ADMA, разработало на 9,2 га земли, первоначально принадлежащих государству и управляемых фермерским хозяйством «Кишиневские теплицы» («Serelе Chișinăului»). В конце 1990-х годов предприятие было ликвидировано, а впоследствии, решением парламента, земля была передана в эксплуатацию акционерной компании «DAAC – Sere», которая должна была восстановить и модернизировать тепличный комплекс на этом земельном участке. У «DAAC Sere» в то время было два владельца. Государство владело 34,56% акций, а вторым партнером была фирма ООО «Ecoplantera», которой принадлежало 65,46%.

Офис ADMA расположен в здании, построенном в начале 2000 гг. компанией «Ecoplantera»

«DAAC Sere» с годами реорганизовалась. Изначально она стала АО «Ecoplantsere», в 2016 году она была преобразована в ООО «Ecoplantsere», а в 2017 году была ликвидирована, правопреемником по закону стал ее учредитель ООО «Ecoplantera». В 2009 году государственная доля «DAAC Sere» была арестована Управлением исполнительного производства мун. Кишинева, а в октябре 2009 года была куплена ООО «Ecoplantera».

Получив землю в конце 1990-х годов, акционерное общество построило на ней несколько зданий, в том числе трехэтажное здание площадью 726 квадратных метров. Имущество было зарегистрировано в 2002 году на компанию ООО «Ecoplantera». В этой недвижимости, согласно договору купли-продажи, подписанному в декабре 2003 года, государство вступило во владение 172 квадратными метрами, второй этаж здания, таким образом, стал офисом UIAPCPA – 2KR. Впоследствии, по договору найма, подписанному в 2008 году, государство арендовало и третий этаж здания, принадлежащего «Ecoplantera», выплачивая ежегодно более 80 тысяч леев.

У ООО «Ecoplantera», правопреемницы «DAAC Sere», сегодня несколько собственников, все они связаны с внедрением бывшего проекта 2KR. Публичные данные показывают, что 45% капитала компании принадлежит «Agrofermotech», официальному дилеру техники, проданной в рамках молдо-японского проекта, а остальные доли принадлежат Василию Бумакову (10%), Георге Габерю (10%), Георге Присакару (15%), Виктору Рошке (10%) и Георге Унку (10%). Организацией управляет Раду Лысый, супруг Стелуцы Лысый, бухгалтера проекта 2KR в период с 2001 по 2011 год.

Центр повышения квалификации, построенный на деньги японцев, сегодня превратился в учреждение, предоставляющее помещения для аренды частным компаниям

Центр повышения квалификации, в который было инвестировано 20 миллионов леев, построенный фирмой семьи тогдашнего генерального прокурора

В непосредственной близости от этой недвижимости, в период 2005-2007 годов, на средства проекта 2KR (ныне – ADMA, прим. ред.), было также построено здание Национального центра по повышению квалификации в механизации сельского хозяйства (CNPDMA), нацеленный на подготовку и повышение квалификации кадров в области механизации сельского хозяйства. В 2007 году на приобретение оборудования, техники и оснащения для обслуживания и ремонта для снабжения CNPDMA Правительство Японии предоставило Республике Молдова сумму, эквивалентную 4,7 миллионам долларов.

Из документов, проанализированных ZdG, видно, что на строительство этого здания UIAPCPA внесло 17,3 млн леев, а фирма «Agrofermotech» внесла еще 3,1 млн леев. Согласно протоколу окончательной приемки, центр был завершен в сентябре 2007 года и разделен между государством и частным экономическим агентом. Тогда UIAPCPA досталась часть здания площадью 1596 квадратных метров, а фирме «Agrofermotech» – другая часть площадью 352 квадратных метра. Строительные работы были проведены «Aurora-Cons», компанией, аффилированной с семьей генерального прокурора того периода Валерия Балабана. Впоследствии Счетная палата подтвердила отсутствие суммы, указывающей на стоимость построенного объекта, которая не была внесена в протокол об окончательной приемке.

Заместитель министра Бумаков назначил себя директором Центра

Однако учебная деятельность Центра была скорее теоретической. Хотя здание было готово с 2007 года, официально он был создан только 23 декабря 2009 года по распоряжению министра сельского хозяйства, а директором был назначен Василий Бумаков, который в то время был заместителем министра сельского хозяйства. Тем же приказом бесплатно с баланса UIAPCPA на баланс CNPDMA были переданы здание Центра, оборудование и другие товары, приобретенные за счет партнерского фонда, связанного с проектом 2KR, а также оборудование для технического обслуживания и ремонта, полученное ведомством в рамках проекта по улучшению оснащения для Центра. Всего было передано имущества на сумму 133,5 млн леев.

17 ноября 2010 года Василий Бумаков, будучи заместителем министра сельского хозяйства, подписал распоряжение о ликвидации CNPDMA, заменив его Центром по повышению квалификации в сфере механизации сельского хозяйства (CPDMA). Тем же приказом Бумаков назначил себя на должность директора Центра, государственного учреждения, подведомственного министерству. Бумаков отказался от должности директора Центра 14 января 2011 года, когда стал министром сельского хозяйства и пищевой промышленности. Его место занял его заместитель Дан Гашпер, который занимает эту должность и в 2021 году.

Центр по повышению квалификации превратился в учреждение, предоставляющее помещения для аренды частным компаниям

Вскоре после этого CPDMA, хотя и располагал необходимой инфраструктурой для учебной деятельности, предпочел делегировать обеспечение процесса обучения и повышения квалификации в сфере механизации сельского хозяйства частным организациям. В апреле 2010 года между МСХРРОС и Серджиу Склифосом, директором «Agrofermotech», был заключен договор об оказании услуг, в соответствии с которым последний был обязан предоставлять за оплату методические и организационные услуги по обучению и повышению квалификации персонала в области механизации сельского хозяйства. Вскоре после этого, 3 мая 2010 года, Центр, возглавляемый в то время Василием Бумаковым, подписал пять договоров простого товарищества с пятью различными экономическими агентами, по которым частные компании получали от Центра сельскохозяйственное оборудование и технику на общую сумму около 24,5 млн леев в обмен на практическую подготовку персонала из сельхозотрасли. В январе 2011 года аналогичный договор был также подписан с фирмой «Ecoplantera», соучредителем которой является Василий Бумаков.

Хотя в Центре повышения квалификации должны были быть, согласно проекту, не менее 37 инструкторов, эта идея не была реализована. Из опубликованного в марте 2020 года отчета Счетной палаты об управлении государственными фондами UIAPCPA следует, что в учреждении было всего лишь три сотрудника: директор Дан Гашпер, главный бухгалтер Василе Палади, бывший главный бухгалтер проекта 2KR, и уборщица. Тот же аудит показал, что с 2010 года Центр повышения квалификации передал в наем «Agrofermotech» несколько помещений: столовую площадью 304 квадратных метра и Технический центр – 242 квадратных метра. Согласно договору найма от 4 января 2018 года, годовой размер аренды установлен в сумме 538,5 тыс. леев.

Счетная палата: «Центр повышения квалификации функционировал не в соответствии с предопределенными целями»

Также с 2013 года Счетная палата констатировала, что Центр повышения квалификации передал в наем и автомойку, расположенную внутри здания, общей площадью 236,6 квадратных метров. В последние годы и другие компании, аффилированные с той же группой лиц, владели помещениями в здании Центра повышения квалификации: ПТФ «Vitis Cojușna», основанная супругами Георге и Екатериной Габерь и управляемая их сыном Валентином Габерь, или ООО «Tehnounic», фирма, занимающаяся ремонтом техники, основанная Серджиу Склифосом, администратором компании «Agrofermotech». В последние годы по адресу, по которому работают ADMA и Центр повышения квалификации, были зарегистрированы и другие компании, аффилированные с ответственными лицами проекта 2KR: «Республиканский центр повышения квалификации в сфере механизации сельского хозяйства 2KR-Leasing», который спустя время стал «Tehno Prime Group», «Vilasterra-Design» или «Ecoplant-Teh».

«Центр повышения квалификации функционировал не в соответствии с заранее поставленными в проекте целями. Он сыграл роль посредника между поставщиком услуг в области услуг по обучению и ведомством, что создает дополнительные расходы, связанные с содержанием административного органа Центра. Основная деятельность Центра заключается в сдаче в наем помещений, не используемых в производственном процессе», – констатировала Счетная палата.

Дан Гашпер, директор CPDMA, признает, что за последний год Центр не проводил учебных курсов, а часть здания учреждения сдается в аренду для покрытия текущих расходов. «Мы не сдаем в наем по доброй воле, так сказать. У нас есть здание. Оно должно охраняться, оно должно… Мы сдаем в наем, чтобы мы могли по крайней мере покрыть наши расходы на охрану и наше содержание. Мы не сдаем в наем большие площади. Теперь мы сдаем прачечную и раздевалку на втором этаже», – утверждает Гашпер.

Максим Попов, экс-государственный секретарь МСХРРОС, стал директором ADMA в ноябре 2020 г.

Попов против Бумакова. Битва заявлений

«Первое, что я обнаружил, когда вступил в должность директора, было то, что в конце месяца некоторые счета-фактуры должны были быть оплачены фирме технического директора. Это вызвало у меня много вопросов. Но так сложилось исторически. В том числе за электричество мы платим компании господина Бумакова. Есть много вопросов, которые необходимо проанализировать. Лично я пока не обращался в правоохранительные органы с запросом о расследовании этих моментов, но, по информации, которой мы располагаем, были инициированы некоторые проверки. Я думаю, что правоохранительные органы должны расследовать, потому что есть много аспектов, которые вызывают вопросы. В ходе этого проекта было сделано много хорошего, только под этим зонтиком «очень хорошо» пошли по не очень верному пути», – утверждает Максим Попов, директор ADMA, говоря о ситуации внутри учреждения.

В свою очередь, Василий Бумаков говорит, что офис проекта 2KR расположился на ул. Каля Басарабией, 18, поскольку предыдущий офис, в рамках Министерства сельского хозяйства, якобы не подходил для деятельности по проекту. «У «Ecoplantera» там была территория (в аренде, прим. ред.), это была государственная территория. И мы поговорили с ними о том, чтобы приехать туда, привезти тракторы, чтобы люди могли их видеть, чтобы людям было где парковаться, чтобы нам не сидеть в министерстве. Чтобы построить, мы нашли деньги у американцев, но они нам сказали: «Вы знаете, что мы не даем деньги государственным предприятиям, мы даем только частным предприятиям. Какие предприятия есть там, куда вы хотите пойти?» И я сказал: вот, есть «Ecoplantera» и «Agrofermotech». И они сказали: «тогда мы профинансируем их, а они выделят и вам уголок, чтобы у вас было место для работы». И они профинансировали «Ecoplantera», и мы открыли там свой офис. И мы использовали их территорию. Они от нас ничего не получили. Мы получили от них. Затем мы построили также на их территории Молдо-японский центр, который принадлежит государству. Да, они нас обвинили в том, что мы построили его с намерением украсть, но они не видели, что там он на территории государства, и это не наше», – утверждает Бумаков.

Отвечая на вопрос о сотрудничестве частных фирм, в числе которых и «Ecoplantera», соучредителем которой он является, с проектом 2KR, Василий Бумаков утверждает, что «у этих фирм нет никаких проблем с 2KR. 2KR проверяли 22 раза. Если «Agrofermotech» оказывала услуги по подготовке кадров, то именно так делали все молдавские дилеры. Мы создали условия для всех дилеров, только вот многие дилеры приходили к Склифосу, потому что он профессор Аграрного университета, чтобы он сделал это за них, потому что у них не было способностей. Вы должны знать все тонкости, потому что вся эта ложь на поверхности кажется, что там что-то есть (не в порядке, прим. ред.). Вы думаете, эти проверки не обнаруживали? Наоборот, все потеряли. Я даю вам слово чести, что все, о ком вы говорите, и «Ecoplantera», и «Agrofermovech», в результате работы с проектом 2KR, понесли только потери».

Виктор МОШНЯГ, Анатолие ЕШАНУ 
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Memur Maaşı Hesaplama

- dinamobet.club - bahsegel.club - cratosbet.club -
casinovale.club
-
süperbetin
- benjabet -

kolaybet

-
betgaranti
- jojobet.pro -

mersin eskort

- eskort - eskort eskişehir -
web tasarım hizmeti
-
istanbul avukat