«Во время пандемии потребности детей из социально уязвимых семьей остаются такими же простыми – душевная теплота, любовь и безопасность»

Интервью с основателем и директором Ассоциации «The Moldova Project» Викторией Морозовой

Помимо страхов, связанных с коронавирусом, есть старые страхи, с которыми многие люди в Республике Молдова вынуждены бороться каждый день – нищета, зависимость и различные переживания. Ассоциация, которой руководит Виктория Морозов, родом из Республики Молдова, ныне проживающая в США, заботится о том, чтобы поставить на ноги семьи, которые сталкиваются с различными проблемами, чтобы впоследствии они стали самодостаточными, а их дети могли построить себе процветающее будущее.

Виктория рассказала нам о том, как ассоциация работала в период пандемии, о материальной и психологической поддержке, которую организация предоставляет бенефициарам, а также о планах на будущее.

— В том регионе США, где Вы живете, какая атмосфера? Как там управляют пандемическим кризисом?

— В США, согласно Worldometer, было подтверждено до сих пор более 2,18 миллионов случаев COVID-19 и около 118,283 смертей. Трудно охарактеризовать ситуацию на уровне страны, которая настолько велика, и в разных штатах ситуация управляется совершенно по-разному. Например, на прошлой неделе я была в маленьком городке в Висконсине, где в огромном супермаркете я заметила только двух человек в маске. На этой неделе, находясь в Чикаго, я заметила, что людям даже не разрешают заходить в магазин, если у них нет маски, правило является обязательным. Люди много говорят о пандемии, но большинство из них очень обеспокоены финансовым кризисом, через который проходит страна в данный момент, разочарование, тревога и паника людей растет из-за последствий этого экономического кризиса. Более 20 миллионов американцев потеряли работу, а часть малого бизнеса едва дышит, даже если государство помогает ему посредством различных программ. Вероятно, беспокойство также связано с тем, что большинство этих программ истекают в конце июня, и люди думают уже о том, что их ждет в будущем. Вот поэтому люди и обеспокоены.

— Какие изменения Вы заметили в обществе, в окружающих людях?

— На уровне поведения людей, безусловно, изменения есть. Обычно люди здесь очень дружелюбные, общительные, заботятся друг о друге. Но теперь они стали намного холоднее, осторожнее, более обособленными, и если каким-то образом непреднамеренно не соблюдаешь социальное расстояние, они становятся очень раздраженными, они могут даже оскорбить вас, чего раньше не замечала. Я думаю, что общество меняется, некоторые пытаются извлечь выгоду из этой ситуации, другие принимают все как есть, а третьи отчаянно ищут возможности для выживания. Конечно, здесь тоже не просто, есть много проблем, но я надеюсь, что людям удастся их преодолеть. На данный момент у них нет сильных социальных программ, но все же люди не остаются в одиночестве перед проблемами, а временные решения могут быть идентифицированы с помощью или без помощи государства.

— С начала пандемии Ассоциация «The Moldova Project» участвовала в мероприятиях по поддержке уязвимых семей. Из Ваших наблюдений, как пандемия повлияла на жителей сел?

— Жители сел, особенно социально уязвимые, даже до пандемии, были несколько в невыгодном положении по сравнению с теми, кто живет в городе. Речь идет о доступе к культурным и социальным мероприятиям, различным возможностям участия, и имеется в виду, в частности, дети и молодые люди, которые имеют гораздо меньший доступ к различным программам формального и неформального образования по сравнению с теми, кто живет в городе. Наши бенефициары столкнулись с довольно жесткой ситуацией во время пандемии, когда, находясь закрытыми в домах, они не знали, как эффективно управлять кризисом, и я имею в виду, в основном, некоторые села Хынчештского района, которые полностью закрыты на карантин. Люди, которые являются разнорабочими, были лишены возможности найти работу, потому что они должны были оставаться дома, поэтому уровень потребления алкоголя и домашнего насилия значительно увеличился. Дети, которые в нормальной ситуации ходили в школу, где помимо возможности учиться, также имели доступ к бесплатной еде, оказались в затруднительном положении, не имея доступа к процессу онлайн-образования или к другим мероприятиям, которые приветствуются в их ситуации. Сложно представить жизнь этих семей, если бы они были лишены внешней помощи, тем более что в этот период и деятельность социальных служб была нарушена.

— Как и чем Вам удалось помочь тем, кто находится в затруднительном положении?

— В течение последних 3-х месяцев мы смогли поддержать наших бенефициаров различными методами – каждые три недели мы поставляли пакеты с продуктами питания и гигиеническими принадлежностями более чем для 100 семей; с первых дней пандемии мы запустили Фиолетовую линию – услугу, посредством которой мы оказываем психологическую и информативную поддержку по телефону всем, кто в нас нуждается, людям, которые сталкиваются с ситуациями, с которыми они не могут справиться самостоятельно или даже детям, которым нужна помощь в подготовке домашних заданий. Услуга была и по-прежнему доступна и для представителей местных органов власти, которым мы пытались помочь справиться с потребностями бенефициаров в кризисной ситуации, предложив им направлять к нам дела, в решение которых мы могли бы внести свой вклад. За три месяца работы, благодаря Фиолетовой линии нам удалось вмешаться более 800 раз. Мы запустили и службу мобильной библиотеки для детей и молодых людей из сел, в которых мы работаем. Онлайн-уроки были доступными далеко не для всех детей, поскольку не у каждого ребенка в селах есть необходимые устройства или подключение к интернету. У них даже не было доступа к книгам, потому что библиотеки также были закрыты в это время. Таким образом, мы загрузили в наш микроавтобус более 230 книг для всех возрастов и предпочтений и отправились в села, чтобы продвигать чтение и распространять книги тем, кто хочет узнать что-то новое. В то же время мы помогли более 60 семьям приобрести домашних животных – 3 коровы, 11 свиней, 160 уток, 160 утят, более 1000 цыплят. И это лишь часть животных, которые нашли своих хозяев в рядах наших бенефициаров. Мы все еще работаем в этом направлении, чтобы помочь как можно большему количеству людей.

— Как «The Moldova Project» идентифицирует уязвимые семьи, которым оказывается помощь?

— Прежде всего, мы определяем район, в котором доля социально уязвимых семей велика и устанавливаем партнерство с районными управлениями социальной помощи. Впоследствии они направляют нас к МПУ в тех общинах, где сосредоточено большое количество уязвимых многодетных семей. Затем, с помощью примэрии и местных социальных работников мы определяем социально уязвимые семьи, которые соответствуют нашим критериям отбора, а именно: иметь не менее трех детей, хотя иногда мы принимаем одиноких родителей с двумя детьми, и быть готовыми сотрудничать и прилагать усилия для достижения результатов и постепенно стать самостоятельными.

— Насколько открыты местные органы власти, когда «The Moldova Project» предлагает им сотрудничество?

— Мы сотрудничаем со многими органами МПУ и, конечно, имели разные ситуации – и приятные, и менее приятные. Однако надо признать, что в основном у нас хорошее сотрудничество с органами МПУ и они восприимчивы к нашим предложениям для решения многих уязвимых случаев. Конечно, вместе мы сильнее, и те, кто сотрудничает с нами в течение длительного времени признают, что объединив усилия, результаты намного заметнее.

— Как «The Moldova Project» собирает пожертвования?

— Важно идти в ногу с процессом фандрайзинга, потому что мы не хотим лишать наших бенефициаров поддержки, которую мы намерены им предоставить. Пожертвования поступают из различных источников, таких как: гранты, контракты на спонсорство, заключенные с экономическими агентами, которые проводят эффективные кампании корпоративной социальной ответственности, частные пожертвования от физических лиц и пожертвования, которые мы собираем в результате фандрайзига, проводимых фондом в стране и за рубежом.

— Кто может стать волонтером Ассоциации «The Moldova Project»?

— Волонтеры являются одними из самых важных ресурсов нашей организации, и мы очень ценим их вклад. Любой человек может стать волонтером в нашей команде. Важно быть позитивным, ответственным человеком и не судить наших бенефициаров. Предварительная подготовка не требуется, мы можем сделать это вместе в процессе работы.

— Какими являются дети в Молдове, те, кого Вы видите и с которыми работаете? Каковы их потребности и радости?

— Все дети великолепны, и их потребности максимально просты: теплая семейная среда, любовь и безопасность. Именно это мы и пытаемся сделать – предотвратить всеми возможными способами отказ родителей от них, любить их безоговорочно, помочь родителям понять их потребности и создать максимально гармоничное детство. Они не просят у нас материальных ценностей и не ждут их. Реквизиты, книги, здоровая пища, одежда – это некоторые из вещей, которые им нужны, и если у них все это есть, они наверняка смогут стать самостоятельными взрослыми. Кроме этого, мы даем детям и другие радости – через игривую деятельность, проводимую нашей многодисциплинарной командой даже во время пандемии прямо во дворе их дома. Маленькие сюрпризы в Международный день ребенка или шоколадка, найденная в пакете с продуктами от нашей команды, являются настоящими сюрпризами и источниками счастья для детей из нашего проекта.

— Как бенефициары реагируют на Вашу помощь?

— Наши бенефициары понимают, что то, что мы делаем, является частью долгого пути к их устойчивости как семьи, и, будучи открытыми для этой помощи, они могут воспользоваться большим шансом на то, чтобы однажды найти работу для поддержания своей семьи, а дети могут получить доступ к образованию и жизни без недостатков. Каждый раз они ждут нас с большим нетерпением, они скучают, когда мы не можем к ним прийти или приходим редко, и провожают нас с большой благодарностью и просьбой, чтобы мы были рядом с ними. Они очень хорошо понимают, что оказанная помощь незаменима для преодоления ситуации, в которой они находятся.

— Вы поддерживаете связь с бенефициарами? Следите за их жизнью? Оказывают ли, в свою очередь, некоторые из них поддержку другим людям, находящимся в затруднительном положении?

— Мы много работаем, чтобы наладить тесные связи с нашими бенефициарами, с некоторыми из них необходимо проводить хотя бы ежедневную телефонную беседу, особенно когда семья проходит через период депрессии, тревоги, домашнего насилия и т. д. Реабилитация уязвимых людей предполагает и наше непосредственное присутствие в большинстве аспектов их жизни, чтобы они почувствовали, что их понимают, поддерживают и защищают. Часто удовлетворение материальных потребностей – это не то, в чем действительно нуждается семья во время кризиса, а скорее это спокойствие и уверенность в том, что она не одинока. И в этом деле наша многодисциплинарная команда является лучшей. Со временем мы становимся их лучшими друзьями. С первых недель работы с бенефициарами мы стараемся развивать в них взаимопомощь, хотя очень часто они и сами помогают друг другу с транспортом, или с молоком, или подарив козу. И да, некоторые семьи, которые с нашей помощью стали самостоятельными и уже сами справляются со своими проблемами, хотят помочь нам в поддержке уязвимых семей, и когда это происходит, мы, как будто, получаем дополнительное подтверждение того, что мы сделали нашу работу хорошо.

— Над какими проектами Вы сейчас работаете?

— В этот период мы фокусируемся на мероприятиях, которые помогают семьям преодолеть кризис, созданный пандемией. Во-первых, мы предоставляем им материальную поддержку в виде продуктов питания и гигиены, психологическую поддержку и медицинскую помощь при необходимости. В то же время мы продолжаем думать о будущем семей. Мы хотим, чтобы они были сильными и самодостаточными, поэтому помогаем им ремонтировать свои дома и туалеты, если они опасны для жизни их детей, строить устойчивые домашние хозяйства, покупать им животных, птиц и сельскохозяйственные инструменты. Для нас очень важно, чтобы дети из семей-бенефициаров не отставали от системы образования, поскольку у них не было доступа к онлайн-школе. Для этого мы вовлекаем их еженедельно в игровую деятельность и предоставляем им бесплатно книги, подходящие для их уровня. Вскоре мы начнем покупать им ранцы и школьные принадлежности для нового учебного года, чтобы нищета не стала препятствием для их образования. В дополнение к этим действиям наш психолог находится в контакте по телефону с бенефициарами круглосуточно, и после этих обсуждений мы узнаем из первоисточника основные проблемы и где необходимо вмешаться. Затем вместе с командой мы выбираем наиболее эффективный метод устранения и преодоления этих проблемных ситуаций.

— На Ваш взгляд, какой урок можно извлечь из этой пандемической кризисной ситуации? Как Вы думаете, что будет дальше?

— COVID-19, безусловно, является трагедией, которая накладывает отпечаток на все аспекты нашей жизни. Мы уже не такие, но, возможно, нам даже не нужно быть прежними. Жизнь после COVID-19 предлагает множество возможностей для преобразования, в том числе изменились приоритеты и обязательства. Если мы сможем оставить психологическое пространство достаточно открытым, и не будем сосредотачиваться на том, что потеряли, делая отчаянные попытки вернуть прошлое, тогда возможно, нам удастся узнать, какими людьми мы хотели бы стать в новом мире. Я хочу поблагодарить всех тех, кто в этот период был ответственным, не оставался равнодушным к нуждам других людей, заботился о пациентах и бенефициарах, сообществе. Берегите себя, свои семьи и ваши общины.

Беседовала Алёна ЧУРКЭ / ZDG
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *