«Сегодня наша система держится благодаря простым врачам, квалифицированным медработникам, а также на преданности тех, кто остался, или тех, кто уже не может уйти»

Интервью с профессором Эмилем Чебаном (доктор-хабилитат медицинских наук, ректор Государственного университета медицины и фармакологии им. Николая Тестемицану)

В контексте пандемии коронавируса в общественном пространстве наша система здравоохранения обсуждается ежедневно. Сейчас, с одной стороны, действия или бездействия властей вызывают много вопросов, а с другой стороны, несоблюдение мер защиты среди простых людей увеличивает количество случаев заражения в нашей стране, в отличие от других государств, где они уменьшаются. Бремя ложится на плечи врачей, медицинских работников, резидентов и молодых людей из ГУМФ им. «Николае Тестемицану», которые решили принять участие в борьбе с COVID-19.

Так, ZdG обсудила с ректором Университета «Николае Тестемицану» то, насколько привлекательной сейчас выглядит профессия доктора, как молодые люди будут учиться в этом году, каким будет бюджет университета, новые специальности, а также то, что частые смены министров здравоохранения значительно влияют на всю медицинскую систему.

— Господин ректор, как заканчивается этот учебный год для студентов Университета «Николае Тестемицану», учитывая ситуацию с пандемией?

— В этом году, принимая во внимание особенное положение из-за Covid 19 и действующие законодательные акты, Сенат университета принял решение проводить выпускной экзамен в один этап путем защиты дипломных работ лиценциата в режиме онлайн. На основании приказа ректора был составлен график, согласно которому выпускники защищали свои проекты перед комиссией. Позже студенты узнали свои оценки. В этом году дипломы будут состоять из средней оценки за годы обучения и оценки за дипломную работу, защищенную в режиме онлайн.

— В контексте пандемии многие студенты из Университета «Николае Тестемицану» были вовлечены в мероприятия, связанные с борьбой против COVID-19. Какие уроки они усвоили, занимаясь волонтерством?

— Наши студенты и резиденты были одними из первых, кто принял участие в таких мероприятиях. С первых дней объявления пандемии были сформированы отряды добровольцев. Мы посчитали, что не можем заставить кого-то идти в определенные зоны, поэтому все было сделано на добровольной основе. При помощи Ассоциации студентов-медиков и резидентов они заполнили анкеты и стали составляться списки. Первые добровольцы отправились в Национальное агентство общественного здравоохранения. Там они звонили по телефону для выявления эпидемиологических вспышек. Другие же отправились в вновь созданные коллективы. Например, когда в Молдэкспо был создан Центр COVID-19, к нам поступил запрос и наши студенты пошли туда в качестве регистраторов. Там они не имели прямого контакта с инфицированными людьми. Резидентов же спросили и позже была создана лаборатория, где они стали полноценными сотрудниками. Резиденты со специальности Общественного здравоохранения и эпидемиологии также посетили вспышки инфекции в некоторых местах. Кроме того, по ходу дела было принято решение, чтобы в каждом районе были размещены люди на телефоне, чтобы выявлять вспышки, вместе с эпидемиологом и семейным врачом. Когда началась пандемия, 360 студентов уже работали в различных республиканских и муниципальных государственных медицинских учреждениях, из которых 40 – в Службе экстренной медицинской помощи. Конечно, никто из них не отказался выполнять работу, все остались на местах трудиться. Наши резиденты зачислены в ГУМФ им. «Николае Тестемицану» и одновременно они работают в государственных медицинских учреждениях. Стипендия, которую мы предлагаем, составляет одну тысячу леев, а зарплата врача-резидента составляет 5 тысяч леев. Они также участвовали в нескольких мероприятиях. Ко мне ни поступило никаких жалоб от студентов или резидентов относительно того, что они не хотели бы в этом участвовать. В основном они практически на передовой. Поэтому некоторые из них может и страдают. Среди них есть и зараженные, но большинство – здоровы. Мы ведем учет и следим за их здоровьем, заботимся о них.

— Пандемия привела к гибели большого числа наших медицинских работников и число зараженных врачей довольно велико и продолжает расти. В то же время COVID-19 выявил много проблем в системе, кроме тех которые уже весьма заметны. Как вы думаете, это повлияет на количество желающих изучать медицину в этом году?

— Сложно сказать. Здесь может быть два сценария. Молодежь всегда была смелой и хотела быть впереди, и семьи наших студентов также гордятся тем, что они работают непосредственно в зоне вспышек, участвуя в спасении жизней пациентов. Это может вызвать больше предложений в грядущем году. С другой стороны, родители могут забояться за детей и, тем самым, склонить к выбору другой специальности. В то же время мы полагаемся на молодых людей, потому что знаем, что у нас есть хорошие предложения, у нас постоянно есть спрос на медицинское обучение, и в истории университета еще никогда не было дефицита студентов. Обычно лучшие студенты приходят в медицину. Недостатком является то, что лучшие из них, в конце концов, уезжают за границу. В этом году, учитывая, что мы не знаем, при каких условиях откроются границы, возможно, некоторые из лучших студентов, планирующих уехать, предпочтут остаться дома.

— В предыдущие годы в Университет «Николае Тестемицану» приезжали учиться иностранные студенты. Каким будет этот год, учитывая нашу тревожную эпидемиологическую ситуацию?

— Это довольно серьезная проблема. У нас в среднем около 2300 иностранных студентов. Конечно, с началом пандемии многие из них уехали. Но у нас осталось 500 студентов из Индии, из которых 380 – в общежитиях. Мы заботимся о них. Мы даже держали их в строгом режиме, соблюдая все эпидемиологические правила, чтобы никто не заболел. В то же время по сравнению с прошлым годом количество иностранных студентов сократилось на около 360 учащихся. Это одна из важных проблем для Университета «Николае Тестемицану» и теперь мы быстро разрабатываем все имеющиеся у нас онлайн-платформы, готовим онлайн-регистрацию как для местных, так и для иностранных студентов. Мы готовы к нескольким сценариям на следующий год обучения. Поэтому, если пандемия продолжится, мы начнем обучение в режиме онлайн, по крайней мере, в течение первых трех месяцев, чтобы в дальнейшем они приехали в страну. Да есть некоторые сомнения, но мы работаем на разных платформах и с различными источниками. Мы даже хотим разнообразить карту иностранных студентов. Сейчас у нас большинство студентов из Израиля и Индии. Мы продолжаем работать с ними, но в то же время хотим развивать франкоязычный сектор, поэтому работаем с Марокко и Тунисом, особенно для фармацевтического факультета. В этом году мы хотим привлечь молодых людей именно из этих стран. Как я уже сказал, мы готовимся к разным сценариям. Таким образом, в нынешнем положении университету довольно сложно выжить только за счет бюджета.

— Но как будут защищены молодые люди, если они вернутся учиться в университетские аудитории?

— Защита студентов является нашим приоритетом. Мы уже заказали и приобретаем электронные термометры, дезинфицирующие средства, перчатки, маски для каждой аудитории и учебного блока. Кроме того, у нас еще есть несколько вариантов. Первый – возврат к «нормальной» системе обучения, оффлайн. Смешанный – объединить онлайн обучение с работой в лабораториях с учетом эпидемиологической ситуации. Мы разрабатываем различные способы онлайн обучения. У нас есть Центр симуляционного обучения в медицине и мы обсудили уже, что будет организовано практическое обучение студентов в небольших группах, позаботясь о том, чтобы расстояние соблюдалось, чтобы группы не пересекались. Мы также хотим записать видео лекции и разместить их на сайте университета. В этом году университет отмечает свое 75-летие. Поэтому многие кафедры начинают готовить публикацию учебников и книг, которые впоследствии также могут быть опубликованы онлайн на веб-сайте университета. Мы – медики и без доступа к больному врач не может учиться. Наш студент выполняет всю практическую работу у постели больного. Мы арендовали более 20 тысяч квадратных метров во всех университетских больницах. У нас подписаны контракты с 92 клиниками, в которых практикуются наши студенты. Вся практика будет перенесена на летний период или в период отпусков, когда риск пандемии будет ниже.

— Каков бюджет университета в этом году? Пострадал ли он из-за пандемии?

— 50% бюджета состоит из выделенных от государства денежных средств и остальные 50% поступают из внебюджетных доходов, от иностранных студентов. Государство со своей стороны выделило, без ограничений, все деньги, запланированные на этот учебный год. Со следующего учебного года бюджет будет рассчитываться на каждого учащегося. Финансирование будет поступать на основании расходов на одного студента и от этой суммы денег будут зависеть остальные расходы университета. Государственный университет медицины и фармакологии имени Николая Тестемицану весь этот период развивался и все эти информационные системы, современные платформы, Центр симуляционного обучения в медицине с соответствующими классами, библиотечный центр – все это было создано на те 50% внебюджетных средств. Кроме того, в бюджет включаются и те суммы, которые мы получаем от сдачи в аренду: у нас есть разные помещения в студенческом городке, столовые, буфеты и т. д. Из-за пандемии мы приостановили и эту деятельность. Я получил уведомления от экономических агентов о том, что они перестали работать. Все, что сдается в аренду в общежитиях для стирки, сушки, для ксерокопирования, спортивные залы – все временно не работает. Дефицит бюджета из-за приостановки сдачи помещений в аренду составляет 17 миллионов леев. Кроме того, не работает столовая, 17 буфетов, а это означает еще минус около 3 млн. леев. Затем у нас еще есть платные программы повышения квалификации врачей, но до 28 мая мы и их приостановили. И здесь у нас минус в бюджете. С 28 мая мы возобновили эту деятельность. Но самый большой урон был нанесен из-за отъезда иностранных студентов. Конечно, с ними не легко – много бюрократической волокиты. У этих студентов тоже есть семьи, проблемы, неоплаченные вовремя контракты. В настоящее время у нас около 320 тысяч евро задолженности по оплате контрактов за обучение. Потому что в своих странах родители студентов также пострадали из-за пандемии – кто-то сидит дома, кого-то уволили и, соответственно, в настоящее время они не могут оплатить их обучение. У нас информационная система составлена таким образом, что, если студент не оплачивает контракт, то она его блокирует и, таким образом, учащийся не допускается к сессии. Вот так у них появляется задолженность. Из-за пандемии мы отменили этот механизм. Мы не можем позволить себе потерять этих студентов, поэтому мы согласились на то, чтобы они выплачивали свои долги постепенно. Теперь мы выставили условия выпускникам: не выдаем им дипломы, пока все долги не будут оплачены. Также мы сэкономили некоторые средства и поэтому надеемся, что все будет хорошо. В то же время мы думаем о большой оптимизации в будущем. Пандемия открыла нам глаза – у нас есть люди, которые не справляются с информационными технологиями. У нас есть пожилые люди у которых нет доступа к компьютеру с видеокамерой и поэтому мы проведем оптимизацию — сократим количество часов для преподавания этой категории преподавателей и увеличим часы, отведенные на преподавание, для молодых. Мы предоставим больше часов тем, кто умеет работать с информационными системами, и кто знает международные языки. Мы думаем об оптимизации университетской учебной программы и куррикулума. Все это надо делать по ходу и это теперь позволяет нам увидеть как плюсы, так и минусы.

— Вернемся к теме, связанной со студентами. Что должен знать молодой человек, желающий поступать в ГУМФ им. Николая Тестемицану? В этом году у вас появились новые специальности?

— Те, кто к нам поступают, должны зарубить себе на носу, что такая задача, как обучение на медицинском факультете – не каждому по плечу. Очень важно, чтобы ему нравилась медицина, чтоб он испытывал сострадание к людям и знал, что здесь много работают. Всю жизнь, начиная с поступления, врач должен учиться, совершенствоваться, быть в курсе всего нового и внедрять эти знания в практику. Это тяжелая работа и требует самоотверженности. Каждый год мы стараемся стать привлекательнее, создаем уникальные учебные программы и специальности. Новые специальности у нас появляются благодаря международным проектам. Например, мы предлагаем обучение новой специальности на лиценциате – оптометрия. Это новая программа, которой всего два года, разработанная в рамках проекта с Норвегией. Оптометристы являются помощниками офтальмологов – они работают в магазинах оптики и выбирают очки и контактные линзы для пациентов. Сегодня очки становятся все более распространенным и комплексным атрибутом, поэтому посредственный специалист не продержится долго в этой области. Затем эти студенты отправляются на практику в Норвегию. Кроме того, благодаря проекту со штатом Северная Каролина в США, с прошлого года у нас появилась новая специальность – Общая медицинская помощь, разработанная на 4 года, также ее называют «нурсинг» (Nursing) или сестринское дело. Речь идет о медсестрах с высшим образованием. В этом году мы впервые запустим программу обучения на лиценциате – Радиологические технологии – также рассчитанную на 4 года обучения. В данном случае мы говорим о помощниках врачей имажистов, которые затем станут радиологами.

— Раннее Вы упомянули, что многие молодые люди уезжают работать в сфере медицины за границу… Куда Республика Молдова должна инвестировать, чтобы удержать своих специалистов дома?

— Это очень просто. Прежде всего, поговорим о зарплате. Например, стипендия резидента в Республике Молдова составляет тысячу леев. У студента-докторанта такая же. Два или три года назад правительство приняло решение о выплате зарплаты в 5 тысяч леев. Таким образом, доход врача-резидента составляет 6 тыс. леев. Это после 6 лет обучения и еще нескольких лет на резидентуре. В общем, по большому счету, врач должен учиться 11 лет. Некоторые поступают в резидентуру за упомянутой зарплатой, когда у них уже есть семьи. В Румынии стипендия резидента составляет от 1500 до 2000 евро. Кроме того, резидентов принимают на работу в качестве врачей, и они получают зарплату. В Румынии одна ночная смена стоит от 200 евро и выше. Если же смены выпадают на выходные или в праздничные дни, то она достигает до 400 евро. Поэтому, если у резидента есть еще две обязательные смены, которые он отрабатывает в резидентуре и другие две смены в секции, в итоге он на руки получает еще тысячу евро. Так что очень много студентов, резидентов и даже наши коллеги постарше пытаются получить резидентуру в Румынии. Зарплата резидента в Румынии в несколько раз больше, чем зарплата наших врачей. Конечно же им выгоднее пойти устроиться там в какой-то университетский центр – в Яссах, Клуже или Бухаресте. Вот почему наши идут туда один за другим. Также наши попадают в первые списки в конкурсах на лучшие специальности. В Румынии наиболее оплачиваемыми являются специальности, на которые у нас уже никто не идет вот уже 5 или 6 лет.

— Какие же это специальности?

— Например, патологическая анатомия. В последние годы у нас не выпускают врачей с такой специальностью, вообще никого нет. Потому что в Республике Молдова эти специалисты работают в очень сложных условиях, с низкой заработной платой. В районах есть только по одному специалисту, и то они только вскрытия делают. В Румынии и вообще за рубежом эти врачи находятся на почетном месте среди других специальностей. От них зависит судьба врача в случае неудачи. Они являются одними из самых высокооплачиваемых специалистов. Их стипендии на кафедре по морфопатологии достигают 2-3 тысячи евро.

— Так, что нужно сделать в нашей стране, чтобы молодые люди захотели остаться?

— Мы должны реформировать систему здравоохранения, обустроить больницы на юге, севере, в центре и в Кишиневе, чтобы выпускники смогли вернуться домой и работать в этих учреждениях. Местные органы власти должны позаботиться о молодых специалистах – обеспечив им хорошие условия для жизни, адекватную заработную плату, а также адекватный психоэмоциональный климат на работе. Нужно продвигать молодежь. Мы все были молоды и знали, что так возникает интерес, появляется конкуренция и более солидная подготовка.

— Вы упомянули выше о реформах как о решении проблемы, связанной с массовой миграцией медицинских работников. Но за последние годы столько министров сменилось в министерстве здравоохранения. В этом контексте, как по вашему мнению можно проводить реформы?

— К сожалению, это одна из наших главных проблем. Конечно, то, что делается в Министерстве здравоохранения, должно претворяться в жизнь. Министр, каким бы хорошим он ни был, не сможет все радикально измениться за 1-2 года. Особенно, когда министров назначают из политических соображений. В нашей стране, когда меняется политический окрас у власти, то меняют сразу и министров. Кажется, что верные решения были приняты и были назначены посты государственного секретаря, чтобы не страдала система здравоохранения. Говорили, что госсекретари сохранят свои посты даже после смены министров, потому что они технократы, а система не должна страдать из-за смены политиков. Однако этого не произошло. Как только пришел новый министр, сразу изменилась вся структура, вся команда, все госсекретари, поменяли директоров больниц, изменились правила избрания директоров больниц. Их обязательно должна поддерживать какая-то политическая сила. Вы понимаете, что происходит дальше – директор меняет заместителей, которые, в свою очередь, меняют руководителей отделений и так далее. И так в каждой больнице в Республике Молдова. Поэтому мы не можем говорить о преемственности. Наша система держится благодаря простым врачам, квалифицированным медработникам, а также преданности тех, кто остался или тех, кто больше не может уйти, у кого нет румынских паспортов, у кого дома остались дорогие им люди, которых нельзя оставлять под присмотром других. Сегодня система здравоохранения основана на ценностях тех врачей, которые всегда были аполитичными, поддерживали европейский вектор, целостность Республики Молдова, наш язык и культуру.

— Спасибо!

Беседовала Алёна ЧУРКЭ
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

1 comentariu

  1. Pingback: Эмиль Чебан: Наша система держится благодаря простым врачам | Pages.md

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *