Интервью на карантине (письменное) с министром внутренних дел Павлом Войку

«C господином президентом мы знакомы с тех самых пор, когда он еще не занимал пост главы государства»

— Господин Войку ввиду того, что Вы – на карантине, естественно, возникает вопрос о Вашем самочувствии? Как вирус повел себя в Вашем случае? Какие симптомы у Вас были изначально и какие сейчас?

— В настоящее время я нахожусь дома в самоизоляции, потому что у меня легкая форма инфекции и нет необходимости в госпитализации. У меня не было никаких симптомов, кроме высокой температуры, соответственно и моё состояние здоровья удовлетворительное.

— Как Вы думаете, где и при каких условиях Вы могли заразиться?

— Кто угодно мог быть источником инфекции. В наших рядах были зараженные сотрудники и среди руководителей МВД, с которыми я общался в течение этого периода. Как известно, инкубационный период – 14 дней. Трудно сказать, откуда именно я заразился вирусом.

— Где Вы прошли тест на Covid-19 – в частной компании или в государственном учреждении? Почему Вы решили пройти тест?

— Я прошел тест в больнице министерства внутренних дел (МВД). Все наши сотрудники с подозрением на коронавирус проходят тестирование в этом медицинском учреждении. Я решил провериться, потому что ранее контактировал с людьми, у которых обнаружили Covid-19.

— Ваша семья и коллеги тоже заразились?

— Люди из моего окружения сделали множество тестов. У некоторых коллег анализы на коронавирус оказались положительными, у семьи – нет.

— Сколько сотрудников МВД госпитализированы или лечатся от COVID? Были ли зарегистрированы и смертельные случаи?

— Всего 89 зараженных сотрудников и 50 из них уже выздоровели. На данный момент в больнице МВД госпитализировано 27 работников, 12 человек находятся на самоизоляции дома под присмотром семейного врача, как и в моем случае.

— В условиях Республики Молдова, кто лучше защищен от коронавируса: врачи или полиция?

— Представители этих профессий работают на передовой, соответственно, обе категории сотрудников обеспечены необходимым оборудованием и, конечно же, соблюдают меры предосторожности. Учитывая специфику деятельности, конечно, наши врачи в большей степени подвержены риску, так как они контактируют напрямую с инфицированными пациентами.

— Скажите, пожалуйста, Ваше мнение, как гражданина, а не как министра: все-таки почему врачи сегодня подвержены большему риску?

— Все потому, что они ежедневно сталкиваются с этим вирусом. Даже при соблюдении всех мер защиты, используя экипировку и проявляя максимальную осторожность, у медработников нет никаких гарантий, что они не заразятся. Это происходит во всем мире. Особенно в медицинских учреждениях, где появляются вспышки вируса.

— Насколько объективными и обоснованными Вы считаете штрафы, наложенные сотрудниками полиции за прогулки в парках или за выход в магазин, исходя из того, что целый ряд протоколов о правонарушениях был отменен судебной инстанцией?

— Большинство штрафов не были выписаны из-за простых прогулок в парке или из-за посещения магазина. Я думаю, что мы должны здесь внести ясность, тем более что опубликованная до сих пор информация вводит в заблуждение общественность. Штрафы применялись в основном за несоблюдение режима самоизоляции. Это те случаи, когда люди вернулись из-за границы или контактировали с инфицированными, став потенциально зараженными. В то же время были выписаны штрафы экономическим агентам, которые не соблюдали ограничения, применяемые в условиях чрезвычайного положения. Среди тех, кто был оштрафован есть и транспортные компании, занимающиеся пассажирскими перевозками. Уверяю вас, что во всех случаях сотрудники полиции действовали в рамках закона. Гуляющих по паркам граждан сразу же предупреждали о риске, которому они подвергаются. Гражданам сообщали о том, что им лучше вернуться домой, потому что в противном случае они будут наказаны. К сожалению, некоторые персоны проигнорировали эти обращения, соответственно, мои коллеги были вынуждены применить закон и действовать в соответствии с регламентом, используемом в условиях чрезвычайного положения.

— Если, в конце концов, оштрафованные граждане выиграют в суде, кто тогда возместит им ущерб?

— Ни в одном случае из всех жалоб, которые поступили в Апелляционный суд, не было аннулировано задокументированное правонарушение и решение полиции было оставлено в силе. Все начинается с уважения. Сами граждане доносят на правонарушителей и спрашивают нас, почему кто-то соблюдает правила и отказывается от отпуска, немотивированных прогулок по городу, различных встреч с друзьями, родственниками, в то время как кто-то позволяет себе все и им как с гуся вода. Мы обязаны вмешаться в этом случае и применить метод убеждения. Если это не работает, то пренебрежение законом этими лицами не может служить им оправданием. Сейчас бушует пандемия, и мы не можем подвергать риску жизни людей.

— Стипендия, которую получает один студент в полицейской академии, составляет 95 леев в месяц. Наверное, это самая маленькая сумма, которую получают учащиеся из всех наших высших учебных заведений. Что Вы предприняли в этом отношении с тех пор, как заняли свой пост?

— Да, я знаю, речь идет о 97 леях в месяц. Есть решения и нормативные акты, принятые за много лет до моего пребывания на посту министра. Я обсуждал эту тему с руководством Академии. Мы уже приступили к разработке некоторых проектов, которые предусматривают увеличение стипендии. Также некоторые изменения коснутся и вопроса о предоставлении жилья на период обучения, не только в первый год, которые и питаются в учреждении, но и для студентов II и III курсов. Мы продолжим и здесь начатые реформы, потому что эти молодые люди – будущее Министерства внутренних дел.

— Согласно недавно принятому решению многие сотрудники полиции получат нагрудные видеокамеры. Какие у Вас ожидания по этому поводу?

— У большинства патрульных уже есть подобные устройства. Это не новая инициатива, это скорее необходимость в расширении и модернизации деятельности полиции. Мы хотим, чтобы наши сотрудники были укомплектованы всем необходимым. Уже после этого мы сможем просить и получать хорошие результаты. Повышение безопасности – вот, чего мы все желаем.

— Речь идет и о борьбе с коррупцией? Кстати, насколько коррумпирована система внутренних дел в настоящее время по сравнению с другими сферами, включая сферу борьбы с коррупционными действиями со стороны некоторых сотрудников?

— Коррупция в Республике Молдова, в значительной степени, имеет место из-за нехватки денег, и сфера внутренних дел не является исключением. Когда у государственных служащих будет достойная заработная плата, а граждане будут соблюдать закон и не использовать деньги для решения проблем, вызванных злоупотреблениями и нарушениями – у нас исчезнет коррупция. До тех еще много чего предстоит сделать.

— Встречаются ли еще полицейские, которые моют и заправляют служебные автомобили за свой счет? Не является ли это еще одним мотивом для того, чтобы брать взятки?

— К счастью, в последние годы сотрудники МВД, особенно в полиции, в том, что касается их деятельности заполучили достаточно необходимых ресурсов и инвестиций. Я имею в виду технические средства, оборудование и все, что касается решения логистических задач. Я начал свою карьеру в 90-х годах и мне есть с чем сравнивать. Я точно знаю, что в настоящее время ситуация намного лучше, а государство обеспечивает полицию всем необходимым. Я не отрицаю, что встречаются местами некоторые недостатки, но здесь надо учитывать и усилия руководителей некоторых подразделений, их вовлеченность и способность распределять ресурсы. Мы приложим все усилия, чтобы улучшить ситуацию.

— Вам известно, что полицейские играют важную роль в осуществлении качественного правосудия. Но их жалованье сильно отличается от зарплат, которые получают представители других ветвей юстиции – судьи и прокуроры. Когда сотрудники полиции в Республике Молдова начнут получать достойную заработную плату?

— Все зависит от того, с чем сравнивать. Если сравнивать с зарплатами вышеупомянутых категорий, то да, у полиции ниже зарплаты, но давайте не будем забывать, что в системе МВД работают более 17.000 сотрудников, причем не только в полиции, и все хотят повышения зарплат. В последние годы рост заработной платы происходил постепенно, по категориям, потому что это не делается в мгновение ока – требуется время. Конечно, больше всего подвержены опасности и риску полицейские. Они борются с преступностью, обеспечивают безопасность на улицах, работают сверхурочно. В итоге, они работают намного больше того, за что они получают зарплату. Последнее повышение заработной платы в органах было в конце 2019 года. Я сделаю все, что в моих силах, вместе с моей командой, чтобы этот процесс продолжился.

— Уже никого не удивишь тем, что сотрудники полиции часто бросают свою работу и что во многих инспекторатах не хватает кадров. Что Вы делаете для, чтобы побудить людей выбрать профессию полицейского?

— Это не самая легкая профессия. Несмотря на это, каждый год более сотни студентов выпускает Академия им. Штефана сел Маре и эти цифры говорят нам о том, наша молодежь хочет служить Родине. При помощи проектов, которые мы продвигаем, путем модернизации наших учреждений в соответствии с европейскими стандартами и посредством развития системы МВД, мы также повышаем привлекательность профессии.

— Правда ли, что в Республике Молдова вы можете стать участковым полицейским или патрульным инспектором, к примеру, и для этого необязательно заканчивать Академию или иметь юридическое образование? Мы знаем, что можно начать работать в полиции после получения степени бакалавра, после прохождения специального курса обучения в течение нескольких месяцев, а в некоторых случаях также допускаются лица, не имеющие диплома бакалавра. Это вообще нормально?

— У нас в полиции огромное количество субофицеров и требования к кандидатам не так уж и высоки, потому что их обязанности и повседневная деятельность имеют определенную специфику. Есть ряд курсов по профессиональной подготовки, которые включают в себя обучение до приема на работу, а также серию теоретических и практических экзаменов. Полиция нуждается в сотрудниках для разных категорий деятельности. В некоторых случаях нужно иметь высшее образование и квалификацию, а в других – достаточно хорошей начальной подготовки.

— Вы занимали пост министра обороны, затем стали министром внутренних дел, а до этого вы находились в окружении президента Игоря Додона, будучи одним из его советников. Что объединяет / связывает Вас с Игорем Додоном? Кстати, после пандемии планируете ли Вы повторить поездку на гору Афон в компании главы государства? В последний раз, в каком качестве Вы участвовали в ней?

— Если предоставится такая возможность, то я не вижу в этом никакой проблемы. Тогда я был в отпуске и поехал, потому что дружу с некоторыми членами группы, с которой я был. Я знаю господина Президента с тех пор, когда еще работал комиссаром, а он еще не был главой государства.

— Что бы Вы хотели сказать полицейским сегодня, находясь на карантине?

— Я желаю им сил и терпения. Они проделали огромную работу в этот период. Это борьба за жизнь и здоровье людей, а дело благородное и стоит затраченных усилий. Это не легко, но у нас все получится. В МВД работают профессионалы и преданные своему делу люди, и я уверен, что вклад каждого сотрудника не останется без внимания.

______

Вопросы, на которые мы не получили ответа

— Ранее Вы проработали начальником Инспектората полиции муниципия Бендеры, который расположен вблизи, по крайней мере, с территориальной точки зрения, к сепаратистскому региону на левом берегу Днестра. Как могут развиваться события в нынешних условиях, когда Кишинев не может контролировать ситуацию с пандемией?

— Какие есть решения по этому вопросу?

— В течение трех лет (2012-2015) Вы проработали генеральным менеджером в одной компании в Румынии. Это навевает мысли о том, что у Вас особые отношения к Румынии. Как Вы объясните тот факт, что глава государства так поздно поблагодарил публично за помощь, оказанную Румынией в борьбе с коронавирусом, и сделал это после заявления о том, что эта помощь якобы запоздала?

— Если бы Вы все еще оставались советником президента, что бы Вы посоветовали главе государства в этом случае?

— Цитируем документ, обнародованный Министерством внутренних дел, в рамках отчета о «100 днях» правительства Кику, который описывает, что удалось «разблокировать экспорт агропродовольственных товаров на российский рынок и расширить список экспортеров свежих продуктов, алкогольных напитков и консервов». Затем наступила пандемия. Какие решения могут быть приняты в настоящее время разблокировки экспорта агропродовольственной продукции в Россию?

— Что нового появилось в Вашей декларации о доходах и личных интересах за 2019 год?

— Практически с 1995 года Вы работаете в системе МВД: Унгены, Калараш, Чимишлия, Тигина (Бендеры), Кишинев… Что изменилось и что бы Вы хотели изменить в полиции, занимая должность министра?

— Вы с 2017 года занимаетесь политикой. Несмотря на то, что Вы были министром обороны и в настоящее время работаете в министерстве внутренних дел, в вашем резюме на сайте: www.mai.gov.md, написано, что Вы остаетесь советником президента по специальным миссиям. Что это за миссии?

— Как в настоящее время работает полиция в Тигине (Бендерах), где всегда происходили проблемы из-за Тирасполя?

— Что нового Вы можете рассказать нам о задержании суммы в 1,6 млн. евро сотрудниками леушенской таможни? Чьи это деньги и кому они предназначались?

— Ранее Вы работали в Центре по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией (теперь НЦБК). В какой степени данный опыт помогает Вам в борьбе с коррупцией в системе внутренних дел?

— Какое самое громкое дело о коррупции произошло в полиции за последнее время?

— Мэрии жалуются на то, что согласно последним реформам, полицейские сектора стали неэффективными из-за расширения географического участка, за который они отвечают в рамках своей деятельности. Собираетесь ли Вы что-нибудь изменить в этом отношении?

— В условиях пандемии дефицит госбюджета удвоился. Вы все еще будете настаивать на покупке 52-х внедорожников для Полиции?

Для подтверждения, ZdG

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *