Американский урок правосудия

Американская система правосудия считается одной из самых сложных в мире и трудных для понимания широкой публикой. Тем не менее, система оценивается как одна из самых эффективных, основанная больше чем где-либо на истории, этике, кодексе поведения и неподкупности. «Ziarul de Gardă» посетила США в ноябре 2019 года и узнала от американских экспертов и профессионалов в области американского правосудия о том, какие пути должно пройти государство, которое стремится побороть коррупцию.

И в США есть коррупция. Однако, в отличие от Молдовы, чаще всего лица, вовлеченные в коррупционные деяния, наказываются, независимо от их политического цвета или социального статуса. Последний случай коснулся Пола Манафорта, бывшего директора избирательной кампании президента Дональда Трампа, приговоренного в марте 2019 года к 73 месяцам лишения свободы после того, как его признали виновным в налоговом и банковском мошенничестве и заговоре против США. Манафорт начал сотрудничать со следователями, которые работали над расследованием специального прокурора Роберта Мюллера о вмешательстве России в президентские выборы 2016 года и возможных связях между кампанией Трампа и Москвой. Существуют и другие случаи, когда американские прокуроры и судьи не учитывали имя обвиняемого лица и выполняли свой долг до конца, заполучив громкие обвинительные приговоры. Это знак того, что, несмотря ни на что, правосудие США работает.

Борьба с коррупцией должна начинаться с реформы судебных инстанций

Ричард Стерн, председатель «Партнерства за Фонд прозрачности», некоммерческой антикоррупционной организации, базирующейся в Вашингтоне, занимающейся вопросами мелкой коррупции во всем мире, считает, что борьба с коррупцией в государстве должна начаться с реформы судебных инстанций. «Отправной точкой в процессе борьбы с коррупцией должна стать реформа правосудия. Почему важно начать с судебной реформы? Потому что даже если есть очень хороший антикоррупционный центр, в конце концов, в любом случае дела попадают в суд, и если там есть коррупция, часто дела, возбужденные антикоррупционным агентством, могут быть остановлены. Что делать, если в антикоррупционных органах тоже есть коррупция? Определите нескольких «чемпионов» с высокими должностями на уровне Правительства, которые могли бы изменить положение вещей. Даже если какая-то часть системы сможет противостоять участию Правительства в реформе правосудия, без этого участия возможно провести масштабные реформы. Важно не отказываться от борьбы», – говорит эксперт, а его коллега Ларс Джерлинг, считает, что для борьбы с коррупцией и реформирования правосудия необходимо сильное гражданское общество.

«Гражданское общество, чтобы внести вклад в реализацию реформ, я думаю, могло бы начать с решения ряда менее впечатляющих проблем, но которые можно решить. Таким образом, и эти организации могут завоевать больше общественного доверия. Создание сильного гражданского общества занимает много времени, но ясно, что без него усилия по осуществлению реформ не будут успешными», – отмечает Джерлинг.

«Тот, кто совершил коррупционный акт, должен знать, что он почти наверняка будет строго наказан»

Джессика Тиллипман

Джессика Тиллипман, заместитель декана и профессор юридического факультета Университета Джорджа Вашингтона в США, считает, что за океаном судьи и прокуроры редко вовлечены в случаи коррупции, поскольку они получают щедрую зарплату, а также они очень дорожат престижем своей профессии, как и социальным статусом. «Для борьбы с коррупцией недостаточно одного антикоррупционного механизма, нужно больше механизмов, которые бы работали вместе». Недостаточно иметь хорошие законы. Важно, чтобы они применялись, а совершивший коррупционное деяние знал, что он почти наверняка будет наказан. Это был бы очень хороший профилактический механизм. В то же время необходимо обеспечить прозрачность всех правовых процессов», – считает Тиллипман.

В США подкуп врача или полицейского для получения определенной услуги или преимущества недопустим, потому что оба лагеря должны быть наказаны, когда будут разоблачены. «Я не думаю, что решение проблемы борьбы с коррупцией в развивающейся стране заключается в том, чтобы брать законы и модели из более развитых стран и применять их. Это не сработает. Для борьбы с коррупцией требуется большое желание внутри и политическая воля, поддерживаемая населением. Все население должно участвовать в борьбе с коррупцией, и чтобы законодательство применялось единообразно. Необходима максимальная прозрачность, и я считаю, что новые технологии могут помочь в этом. В то же время нужна независимая пресса, которая бы постоянно и последовательно выявляла случаи коррупции, чтобы поддерживать давление на систему. Конечно, внешнее влияние также может помочь, потому что, когда международные организации помогают стране с деньгами, они должны быть уверены, когда у них просят деньги, что обещанные реформы будут реализованы», – уточняет Тиллимпан.

Судьи, избираемые народом, и суды присяжных. Применимо ли это в Молдове?

США признаны за то, что часть судей избирается путем голосования гражданами, а в судебных процессах принимают участие присяжные, простые граждане, которые участвуют и принимают решение по уголовным или гражданским процессам. В США присяжным может быть любой гражданин, который обязан явиться, когда его вызывают в суд, чтобы он принял участие в суде присяжных в конкретном процессе. По сути, любой американский гражданин рано или поздно побывает присяжным. Участники судебного процесса могут сделать отвод присяжных, входящих в состав, без объяснения причин. В то же время в судебных процессах применяется правило единогласия, присяжных вынуждают оставаться в процедуре присяжных до достижения единогласия. В судах с участием присяжных заседателей судьи играют только роль арбитра.

«В США у нас проблемы с избираемыми судьями. Не только потому, что судьи должны собирать деньги для избирательной кампании, но и потому, что они могут принимать решения, которые нравятся избирателям и в меньшей степени соответствуют духу закона. Суд присяжных может быть решением и для других стран, но должны быть очень строгие правила для устранения потенциальных конфликтов интересов или ситуаций, в которых присяжные принимают предвзятые решения. Необходимо строгое законодательство», – заключает Джессика Тиллипман.

Джоди Виттори

Джоди Виттори из Фонда Карнеги за международный мир считает, что в США «коррупция процветает там, где нет сильной местной прессы», и что «именно люди на протяжении всей истории инициировали борьбу с коррупцией. Например, однажды деловые люди собрались и сказали, что больше не хотят давать взятки. Так все и началось. В то же время в США многое изменилось после публичных скандалов», – говорит Виттори, отметив в качестве примера убийство президента США Уильяма МакКинли спонсором его предвыборной кампании, недовольного тем, что после выборов он не получил желаемую должность.

«Это был 1901 год, но тогда политики поняли, что необходимо принять законы, которые четко регулируют финансирование избирательных кампаний», – отметил Виттори. «Чтобы бороться с коррупцией, нужны неподкупные люди, которые никогда не были замешаны в коррупционных действиях. С коррумпированными людьми, конечно же, невозможно бороться с коррупцией», – заключает Джоди Виттори, ссылаясь на культуру американского народа, предполагающую неучастие в коррупционных действиях.

Ответ на попытку дачи взятки прокурору: Вы только что получили еще одно основание для обвинения

В США большое внимание уделяется процессу найма лиц, которые приходят на должности судей или прокуроров. Те, кто хотят делать то, во что они действительно верят, получают повышение. Здесь люди, которые хотят заработать много денег, с самого начала выбирают другую работу.

Кори Амундсон

«Я думаю, что в США люди, которые хотят работать в юстиции – по крайней мере, быть прокурорами и судьями, – это те, кто готов получать меньше денег, но делать то, во что они действительно верят». А то, во что они верят, это их миссия в юстиции, которую они выполняют. Соответственно, если это мотивация для кого-то вступить в должность, то я думаю, маловероятно, что этот тип людей возьмет деньги, чтобы сделать что-то несправедливое. Люди, которые думают о деньгах, вероятно, захотят сделать что-то, что может принести им больше денег. Кроме того, есть культура – я чувствую себя очень заинтересованным в нашей миссии, всю свою жизнь я провел, следуя этой миссии, и мысль о том, что я могу пожертвовать таким количеством вещей за взятку, невообразима. Речь обо всем, во что я верил и ради чего я работал всю свою карьеру. И я – это лишь малый пример. В институтах в этой стране полно других единомышленников », – объясняет Кори Амундсон, глава Отдела общественной неподкупности Уголовного управления Департамента юстиции.

«Пока я работал прокурором, мне никогда не предлагали взятку, и я не думаю, что это потому, что люди этого не хотели. Наоборот, я думаю, что они очень этого хотели, но, скорее всего, они знали ответ. И ответ таков: вы только что получили еще одно основание для обвинения – попытка подкупа. Я бы сказал, что важно, чтобы на должности судей и прокуроров нанимались люди, верящие в свою миссию, у которых есть основа этических и моральных стандартов, умные, способные и здравомыслящие. Кроме того, важно быть опытным, иметь жизненный опыт. Эти критерии очень важны, и на них мы должны сосредоточиться. Тем не менее, я склонен нанимать менее опытного прокурора, но которому доверяю, чем брать кого-то очень опытного, но которому я не очень доверяю, когда дело доходит до сосредоточения на его миссии. Повышение зарплаты работникам системы правосудия является лишь одним из элементов борьбы с коррупцией. Как я уже говорил, нам нужны подходящие люди на эти должности. Если будут назначены компетентные люди и их зарплаты увеличатся, да, это может быть частью успеха, но если увеличиваются зарплаты некоторых лиц, которые не должны отправлять правосудие, коррумпированных лиц, я не вижу увеличение зарплаты в качестве решения. Таким образом, повышение заработной платы является частью решения, но это не ответ», – считает Кори Амундсон.

Банковское мошенничество в Кишиневе, наблюдаемое из США

Отчет компании «Kroll», в связи с расследованием исчезновения миллиарда долларов из трех банков в Кишиневе, показывает, что часть денег, 25,5 миллионов долларов, поступила, в том числе, на банковские счета некоторых американских банков.

Во время визита с целью сбора информации, которую она совершила в США, «ZdG» встретилась с Мэри Батлер, главой Отдела по отмыванию денег и восстановлению активов Международного отделения Уголовного подразделения Департамента юстиции, и попыталась выяснить, есть ли в США расследования относительно банковского мошенничества в Республике Молдова, и были ли в последние годы официальные запросы от правоохранительных органов из Кишинева о принятии участия в поиске денег. Хотя она дала понять, что знает о мошенничестве в банковской системе Молдовы, она избегала предоставления информации по этому вопросу.

«Я не могу комментировать темы, которые еще не опубликованы. У меня нет информации по этому делу, но я знаю, что в Интернете много информации. Мы не можем подтвердить или опровергнуть существование таких ходатайств со стороны кишиневских властей. Но я думаю, что многие читали об этом мошенничестве, включая отчет компании «Kroll», поэтому мы надеемся, что к концу расследование будет успешным», – уточнила Мэри Батлер.

В последние несколько лет, предшествовавших банковскому мошенничеству в Кишиневе, ряд политиков призвали США принять участие в расследовании исчезновения миллиарда из банков Молдовы. Последнее публичное заявление по этому вопросу было сделано в сентябре 2019 года, когда министр внутренних дел того периода Андрей Нэстасе, он же – председатель партии Платформа «Достоинство и правда», объявил, что после визита в США, в ФБР, он побеседовал с представителем учреждения по вопросам Румынии и Республики Молдова, и тот сказал якобы, что США будут участвовать в расследовании банковского мошенничества. Власти США не отрицали, но никогда не подтверждали, что такие расследования будут на повестке дня.

Как борются с коррупцией в США:

от 15 до 30% восстановленной суммы – тем, кто сообщает о мошенничестве, а в Нью-Джерси тот, кто предоставляет информацию, может получить до 25 тысяч долларов

Осведомители по неподкупности в большинстве американских штатов, то есть люди, которые сообщают с доказательствами о незаконных действиях внутри государственных или частных учреждений или организаций, получают до 30% от денежной суммы, полученной в результате мошенничества, о котором они решили донести. Например, в американском штате Нью-Джерси власти предоставляют от 15 до 25% возвращаемой суммы в качестве вознаграждения осведомителям по неподкупности, которые сообщают о случаях коррупции или мошенничества. Если прокурору не нужно было вмешаться в дело, о котором донесло это лицо, то осведомитель получает не менее 25% взысканной суммы, но не более 30%.

Размер компенсации, получаемой лицом, зависит от решения суда, которая оценивает степень существенности вклада этого лица в судебное преследование и в раскрытие схемы. Другими словами, чем более значительный вклад этого человека в раскрытие мошенничества, тем большую компенсацию он получит.

Активность осведомителей по неподкупности в США регулируется по-разному в целом ряде областей. Однако такая практика обязательна как в государственных, так и в частных компаниях. Общеизвестен случай с Брэдли Биркенфельдом, бывшим американским банкиром, который получил 104 миллиона долларов в качестве осведомителя по неподкупности после предоставления информации, приведшей к раскрытию массового банковского мошенничества. С помощью информации, полученной от Биркенфельда, Министерству юстиции США удалось достичь внесудебного соглашения с UBS о выплате компенсации в размере 780 млн долл и раскрытии конфиденциальной информации о клиентах, уклонявшихся от уплаты налогов в США.

В августе 2009 года Биркенфельд был приговорен к 40 месяцам тюрьмы и штрафу в 30.000 долларов за соучастие в уклонении от уплаты налогов своих клиентов. Группы поддержки во всем мире подвергли критике судебное преследование и наказание Биркенфельда. 29 ноября 2012 года Биркенфельд был досрочно освобожден с испытательным сроком. В сентябре 2012 года Налоговое управление США (IRS) выплатило Биркенфельду вознаграждение в размере 104 млн долл.

Недавно даже процедура импичмента против президента США Дональда Трампа, была возбуждена после жалобы осведомителя по неподкупности, обеспокоенного тем, что действия президента в отношении Украины были незаконными и угрожали национальной безопасности.

Закон об осведомителях по неподкупности вступил в силу в ноябре 2018 года и в Республике Молдова. Однако до сих пор не было официально зарегистрировано ни одного уведомления. Осведомители по неподкупности в Молдове не вознаграждаются в финансовом отношении, а местные эксперты предупреждают, что они не получают эффективной и достаточной защиты со стороны государства, таким образом, существует опасность того, что они будут раскрыты или даже привлечены к ответственности работодателем.

В 2017 году компетентные органы Нью-Джерси запустили еще одну программу по улучшению борьбы с коррупцией. Таким образом, Генеральная прокуратура Нью-Джерси предлагает вознаграждение в размере до 25 тыс. долларов за любую информацию от общественности, которая приводит к осуждению за преступление, связанное с публичной коррупцией. Программа вознаграждений финансируется Генеральной прокуратурой за счет средств, полученных правоохранительными органами по уголовным делам.

Лица, желающие получить вознаграждение, должны предоставить информацию о преступлении, которое ранее не было раскрыто правоохранительным органам, и не должны участвовать в этом преступлении. В большинстве случаев вознаграждение получает только лицо, сообщившее о преступлении первым. Однако, если два или более лица предоставляют разного рода информацию, которая важна для уголовного преследования по делу, вознаграждение может быть распределено. Вознаграждение не предоставляется государственным служащим, которые узнали о преступлении во время работы, если у них есть официальное обязательство сообщать о таких преступлениях. Имена лиц, которые предоставляют информацию о случаях коррупции, являются конфиденциальными.

Виктор МОШНЯГ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *