Государство объявляет себя «виновным» перед задержанными

Их отправляют в тюрьму, чтобы потом расплатиться с ними деньгами и свободой

За восемь месяцев, с начала этого года, 72 осужденных были освобождены из молдавских тюрем на том основании, что они содержались в бесчеловечных и унижающих достоинство условиях, что противоречит ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека (ЕКПЧ). Среди них бывший спортсмен Ион Шолтояну, приговоренный в 2013 году к 12 годам тюремного заключения за убийство, незаконное хранение оружия и шантаж. В целом, в течение этого периода более 2500 лиц, находящихся в учреждениях содержания под стражей Республики Молдова пожаловались на условия, противоречащие положениям ЕКПЧ, и просили компенсировать соответствующие условия путем сокращения срока содержания под стражей или денежного возмещения. Это происходит после того, как власти внедрили механизм на национальном уровне, чтобы компенсировать ненадлежащие условия заключения.

Ст. 3 Конвенции, документа, ратифицированного Молдовой еще в 1997 году, гласит, что «никто не может быть подвергнут пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Спустя семь лет, в 2005 году, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые установил нарушение этой статьи Республикой Молдова из-за плохих условий содержания в тюрьмах. С тех пор Суд периодически констатировал то же нарушение в более чем 30 делах.

ЕСПЧ выдвигает «ультиматум»

В 2012-2014 годах, например, компенсации, выплаченные за нарушение ст. 3 Конвенции в 22 случаях, в которых Молдова признала факт нарушения, достигли 344 тысячи евро. В то же время, в результате 27 осуждений, государство выплатило более 253 тысяч евро. В общей сложности было выплачено почти 600 тысяч евро без учета компенсаций, назначенных судьями на национальном уровне.

Во всех случаях отмечалась переполненность мест содержания под стражей, отсутствие надлежащих гигиенических и материальных условий, плохое качество продуктов питания и их недостаточное количество, а также отсутствие надлежащей медицинской помощи; Суд становился все настойчивее в рекомендациях, сделанных властям Кишинева о создании на национальном уровне компенсационных механизмов и для предотвращения плохих условий содержания.
Жалоб на условия содержания под стражей становилось все больше и больше, а Суд – все более востребованным. По состоянию на конец 2015 года, на рассмотрении судей ЕСПЧ находилось более 70 заявлений из Республики Молдова.

Последний сигнал тревоги был подан Судом 15 декабря 2015 года, когда он издал квазипилотное решение по делу Шишанова против Республики Молдова.

«Национальные власти должны незамедлительно применить кассационный порядок или комбинацию средств правовой защиты с превентивными и компенсационными эффектами и фактически гарантировать эффективные средства правовой защиты в случае нарушения Конвенции вследствие ненадлежащих условий содержания под стражей в Республике Молдова», – постановил Суд, и это означало, что если в течение шести месяцев Кишинев не решит проблему, существует риск того, что все 70 подобных заявлений, которые находятся на рассмотрении, будут объединены и переданы Молдове. Другими словами, государство должно было бы выплатить моральный ущерб одновременно 70 лицам. Сумма составила бы более десяти миллионов леев.

Решение Правительства, отложенное Парламентом

Через шесть месяцев после оглашения решения Шишанова против Республики Молдова существовал механизм возмещения ущерба из-за плохих условий содержания под стражей, но только на бумаге, в виде законопроекта, подлежащего общественному консультированию. Он состоял в дополнении Уголовно-процессуального кодекса несколькими статьями. Средство правовой защиты, разработанное тогда Министерством юстиции, состояло в возможности подачи в суд жалобы на администрацию пенитенциарного учреждения в отношении условий, которые грубо нарушают права осужденного или задержанного (лица, находящегося под предварительным арестом – прим. ред.), предусмотренные в ст. 3 ЕКПЧ.

Превентивное средство правовой защиты подразумевает обязательство судом пенитенциарной администрации в определенный момент устранить обнаруженные тяжелые условия. С другой стороны, компенсационный механизм включает в себя ряд возможностей для возмещения ущерба и судебных издержек.

  • Одна из возможностей состоит в уменьшении наказания из расчета сокращения от 1 до 3 дней за 10 дней содержания под стражей в тяжелых условиях, в зависимости от тяжести условий.
  • Если оставшееся наказание не позволяет полностью использовать сокращение наказания, заключенный может затребовать за оставшийся период денежную компенсацию – до двух условных единиц за день содержания под стражей.
  • Лица, полностью отбывшие тюремное заключение, могут обратиться в порядке гражданского производства с иском о возмещении ущерба, предусмотренным Гражданским процессуальным кодексом.

Этот документ был принят в первом чтении только в декабре 2016 года, а в окончательном чтении – более чем через год, в июле 2017 года. Однако механизм был внедрен не сразу, а отложен еще на полтора года. Это произошло после того, как бывший депутат-демократ Анатолий Загородный предложил поправку, касающуюся вступления изменений в силу с 1 января 2019 года, на том основании, что проект связан с финансовыми расходами, которые не были включены в бюджет в 2017 году и которые должны быть запланированы.

Между тем, судьи ЕСПЧ продолжали получать жалобы от лиц, находящихся под стражей в пенитенциарной системе Республики Молдова.

В конце 2018 года, за несколько дней до того, как механизм, предусмотренный Министерством юстиции, вступил в силу, он был «отредактирован» посредством поправок двух других депутатов-демократов: Игоря Время и Серджиу Сырбу.

В окончательном варианте проекта предполагается, что жалоба относительно условий содержания подается во время содержания под стражей в условиях, противоречащих положениям статьи 3 ЕКПЧ, или в течение 6 месяцев с даты, когда лицо более не содержится в таких условиях, но позже четырех месяцев после освобождения из заключения.

Механизм устанавливает, что жалобы рассматриваются судьей по уголовному преследованию в течение максимум трех месяцев, что бремя доказывания отсутствия нарушения условий содержания под стражей, на которое ссылается заявитель, лежит на представителе администрации пенитенциарного учреждения, и что он представляет в суд в письменном виде в течение 10 дней отчет, в котором отвечает на все претензии, приведенные осужденным или арестованным в жалобе, с указанием мер, принятых для устранения оспариваемых условий содержания под стражей.

В законе говорится, что при оценке условий содержания под стражей суд оценивает как доказательства, представленные сторонами, так и отчеты национальных и международных учреждений в сфере, принимая во внимание совокупное влияние общих условий, связанных с соответствующими индивидуальными характеристиками осужденного или арестованного, а также период, когда осужденное или арестованное лицо содержалось под стражей в оспариваемых условиях.

Согласно закону, если суд установит содержание под стражей в условиях, противоречащих положениям ст. 3 Конвенции, администрация пенитенциарного учреждения обязана устранить ненадежные условия содержания под стражей в течение максимум 15 дней.

1 января 2019 года механизм вступил в силу.

Один миллион леев за восемь месяцев

Согласно данным, предоставленным Национальной администрацией пенитенциарных учреждений (НАПУ), за первые восемь месяцев этого года в суд было подано 2362 заявления о применении компенсационного механизма и 147 запросов о применении п. 5 ст. 385 Уголовно-процессуального кодекса, действующего с июля 2017 года, который предусматривает, что в случае констатации нарушения прав в отношении условий содержания под стражей, гарантированных ст. 3 Конвенции, сокращение срока наказания будет рассчитываться следующим образом: два дня лишения свободы за один день предварительного ареста.

Олег Пынтя, пресс-секретарь НАПУ, говорит, что все жалобы, поданные до сих пор, касаются условий Пенитенциара № 13 в Кишиневе.

Данные НАПУ показывают, что за указанный период времени было принято 691 заявление, а 36 – частично. 171 жалоба была отклонена, 42 – прекращены, в 168 – отказано, признаны неприемлемыми – 5. Некоторые решения суда были обжалованы и в настоящее время рассматриваются в апелляционных палатах.

За этот период 72 лица были освобождены из-под стражи. В то же время государство обязали выплатить в виде денежных возмещений свыше 959 тыс. леев лицам, которые находятся или находились под его стражей.

Среди резонансных случаев, в которых был применен этот компенсационный механизм, – случай бывшего премьер-министра Влада Филата. 30 июля Кишиневский суд на 682 дня сократил девятилетний срок лишения свободы по делу в отношении него по факту пассивной коррупции и извлечения выгоды из влияния.

В августе с применением того же компенсационного механизма из Пенитенциара № 13 был освобожден бывший спортсмен Ион Шолтояну, осужденный в 2013 году к 12 годам лишения свободы за убийство, незаконное хранение оружия и шантаж.

Аргументы Министерства юстиции

Анатолие Мунтяну, бывший заместитель министра и госсекретарь в Министерстве юстиции, один из авторов механизма и тот, кто в 2016 году представил проект депутатам, говорит, что насчет средства правовой защиты вдохновился международным опытом, таким как опыт Румынии и Италии, и адаптировал его к особенностям Республики Молдова.

Анатолие Мунтяну

«Я считаю, что это механизм, который решает проблему на данный момент. Это и финансово обоснованное решение вопросов исполнения приговора. Это механизм, который смывает пятно перед международными механизмами и представляет нас серьезными, в том смысле, что мы уважаем свои обязательства, по крайней мере, мы принимаем меры по соблюдению наших обязательств, взятых на себя ратификацией таких важных документов, как Европейская конвенция. В то же время тот факт, что такой механизм существует, говорит о том, что мы еще недостаточно выросли, чтобы говорить о том, что мы полностью соблюдаем положения Конвенции и что этот вопрос следует сохранить в повестке дня. Вторым шагом в рамках этого механизма является строительство новой пенитенциарной системы и реконфигурация всей пенитенциарной системы», – считает бывший заместитель министра юстиции.

По его словам, тот факт, что Молдове после 1 января 2019 года были переданы все находящиеся в ожидании дела, Суд дал понять, что механизм является хорошим.

Он также считает, что этот механизм служит, прежде всего, на благо обществу, поскольку помещение в бесчеловечные и унижающие достоинство условия не может достичь цели уголовного наказания, и лицо не выйдет из тюрьмы перевоспитанным, готовым реинтегрироваться в общество, с видениями и принципами, а наоборот, более «ожесточенным».

По словам бывшего чиновника из Министерства юстиции, строительство новой тюрьмы вместимостью 1536 мест может решить эту проблему. Анатолий Мунтяну утверждает, что проект, который находится только на этапе назначения посредством аукциона фирмы, которая будет строить пенитенциарное учреждение, может быть завершен только в 2024 году.

Другая сторона медали – двойные стандарты

С другой стороны, глава Управления по предупреждению пыток Народного адвоката Александру Зубко считает, что этот вопрос следует рассматривать с нескольких углов зрения.

Александру Зубко

Он утверждает, что ходатайство о применении этого компенсационного механизма является правом почти всех семи тысяч осужденных, находящихся в пенитенциарных учреждениях Республики Молдова, и примерно десяти тысяч человек, которые ежегодно помещаются под предварительный арест, только вот не все знают об этом, и не у всех есть возможность получить доступ к механизму, соответственно в этой ситуации есть часть привилегированных лиц.

В то же время Александр Зубко считает, что у закона есть ряд недостатков, которые дают судье пространство для толкования.

По его словам, в отличие от румынской модели, где прямо установлено, что представляют собой плохое обращение, бесчеловечные и унижающие достоинство условия, и в каких ситуациях лицо может потребовать применения компенсационного механизма, законодательство Республики Молдова содержит только общие понятия и ограничивается только ссылкой на «условия, ущемляющие права осужденных или арестованных, гарантированные ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ – прим. ред.)».

«У нас двойные ситуации, когда осужденные из одной и той же камеры обращаются в суд, и два судьи выносят разные решения. Уже есть такие случаи: запрос одного осужденного принимается, а другого – нет», – объясняет начальник Управления по предупреждению пыток.

Он утверждает, что концепция хорошо звучит на юридическом языке, но проблема не решена, а пенитенциарное учреждение вместо выполнения своей миссии занимается в суде оправданием от обвинений, поскольку не располагает хорошими условиями.

«Когда государственный бюджет пострадает, а бюджет пострадает, государственная политика будет изменена коренным образом. Оправдывают заключенных лиц. Это колоссальная сумма, учитывая, что в систему не вкладываются деньги, а только изымаются из нее. Один миллион леев решает проблему в одной тюрьме», – констатирует представитель Народного адвоката.

«Пенитенциарная система вынуждена оправдываться перед лицами, находящимися в заключении. Это не хорошо. Искушенный осужденный очень хорошо шантажирует систему, государство»

Олег Пынтя, пресс-секретарь НАПУ, утверждает, что учреждение подготовило почву для применения соответствующего механизма, только существует ряд проблем.

«Мы знали, что нормативный акт вступает в силу, и мы сделали встречную оценку для нас, чтобы знать, каковы реальные условия содержания под стражей. Когда задержанный X или Y подает жалобу, у нас уже есть оценка по количеству камер или блоку следственного изолятора. В суде в большинстве случаев мы выступаем против применения компенсационного механизма», – объясняет Олег Пынтя, который также уточняет, что с мая 2018 года в каждом пенитенциарном учреждении есть собственные юристы, которые ходят в суд по этим делам.

С увеличением числа обращений задержанных в суд возникает проблема их сопровождения, а их рассмотрение посредством телеконференции, по словам представителя НАПУ, проблематично из-за оснащения судов.

Что касается 15-дневного срока, предусмотренного законом для исполнения решений в случае содержания под стражей в бесчеловечных и унижающих достоинство условиях, пресс-секретарь НАПУ утверждает, что это означает – максимум в этот период задержанный удаляется из камеры, в которой он находится, для выполнения косметического ремонта помещения, потому что другими финансовыми возможностями учреждение не располагает.

Марина ЧОБАНУ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *