Правосудие в эпоху после «Kroll». Исследование: Влад Плахотнюк и Илан Шор

Правоохранительные органы наложили арест на имущество компании «Finpar Invest», контролируемой Владимиром Плахотнюком, спустя полтора года после того, как получили на руки документы из Отчета «Kroll»-2, где впервые появлялась информация о том, что фирмы, аффилированные с политиком, фигурируют среди бенефициаров банковского мошенничества. В течение этого периода Плахотнюк отчуждал ряд самых роскошных объектов недвижимости, принадлежащих его компаниям на территории Р. Молдова, и ликвидировал другую компанию, фигурирующую в приложениях к «Kroll»-2. В случае с Иланом Шором, правоохранительные органы наложили арест на компании, аффилированные с бывшим примаром Оргеева, после того, как тот успел их отчудить.

20 декабря 2017 года. Национальный банк Молдовы (НБМ) получает от компаний «Kroll» и «Steptoe & Johnson» второй отчет о расследовании банковского мошенничества в «Banca de Economii», «Banca Sociala» и «Unibank». Тогда же учреждение получает «сопроводительное письмо», в котором сообщается, что в январе 2018 года прокуроры получат в распоряжение пакет конфиденциальных документов о банковском мошенничестве. Компании утверждают, что данные будут доступны только следователям, потому что их публикация или «более широкое распространение» нанесут ущерб процессу возврата выведенных фондов. На следующий день НБМ публикует тезисы отчета, известного как «Kroll»-2.

22 марта 2018 года. Прокуратура по борьбе с коррупцией (ПБК) изымает в НБМ все документы, относящиеся к Отчету «Kroll»-2, а Виорел Морарь, тогдашний главный прокурор ПБК, подписывает письмо о конфиденциальности, в котором он берет на себя обязанность не разглашать данные и информацию, содержащиеся в документе. С момента получения документов, прокуроры, однако, не объявили о публичных действиях касательно банковского мошенничества. Отчет «Kroll»-2 НЕ обнародован.

Плахотнюк ликвидирует «Prime Management»

6 апреля 2018 года. Около двух недель назад началась процедура ликвидации компании «Prime Management», 90% уставного капитала которой принадлежали Владимиру Плахотнюку, а 10% – его венчальному крестнику Андриану Канду, тогдашнему председателю Парламента. Компания управляла бизнесом семьи Плахотнюков и имела уставный капитал в размере 46,5 млн. леев на момент, когда была начата процедура исключения из перечня.

13 июня 2018 года. ПБК публикует Стратегию восстановления финансовых средств, похищенных из «Banca de Economii», «Banca Sociala» и «Unibank». В документе не появляются наименования компаний Плахотнюка, а только имена Филата, Шора, Русу, Платона или Лучинского – в качестве главных бенефициаров банковского мошенничества.

«Finpar Invest» продает активы, стоимостью в миллионы евро

4 июля 2018 года. Через несколько месяцев после того, как Отчет «Kroll»-2 и документы о банковском мошенничестве оказались в распоряжении ПБК, компания «Finpar Invest», одна из старейших фирм, аффилированных с семьей Владимира Плахотнюка, отчуждает офис «Global Business Center», расположенный на бул. Кантемира, в одном из самых роскошных зданий в империи недвижимости семьи Плахотнюков. Многоэтажное здание становится собственностью фирмы «Concept Real Imobil», основанной всего на день ранее, сегодня она входит в портфель оффшорной компании из Гибралтара. Ею управляет гражданка России Юлия Рогожина. Уже в апреле 2019 года, по договору об ипотечном кредитовании с «Victoria Leasing», компанией, принадлежащей семье депутата-демократа Владимира Андронаки, одного из приближенных Владимира Плахотнюка, имущество было заложено на сумму 100 миллионов леев. Еще через два месяца, 7 июня 2019 года, в соответствии с «соглашением об уступке преимущественно права ипотеки», недвижимость была заложена в «Moldindconbank» на 90 миллионов леев.

В тот же день «Finpar Invest» уступает фирме «Real Concept Imobil» виллу в центре Кишинева, а также земельный участок площадью более 10 га, расположенный на ул. Тудора Владимиреску. После разделения лотов, в ноябре 2018 года обе компании становятся собственностью строительной компании ООО «ExFactor-Grup», одной из самых активных на рынке недвижимости за последние годы. Ранее ZdG писала, что «Exfactor-Grup» – это компания, которая возводит 12-уровневый отель во дворе бывшей городской усадьбы «Рышкану-Дерожински» в центре Кишинева. Фирма во главе с Владимиром Тону также провела строительные и модернизационные работы в Международном аэропорту Кишинева, контролируемом Иланом Шором через компанию «Avia Invest». «Exfactor-Grup» был тем, кто построил многоэтажную парковку, а также вторую взлетно-посадочную полосу аэропорта. В мае 2018 года «Exfactor-Grup» также вступила во владение земельным участком площадью 23 ара вблизи Посольства США в Кишиневе, которое ранее было бесплатно предоставлено Примэрией Кишинева Национальному олимпийскому и спортивному комитету.

В сентябре 2018 года фирма Владимира Тону зарегистрировала в Агентстве государственных услуг право владения гостиницей «Космос», построенной в советское время. Впечатляющее здание площадью более 18 тыс. кв.м., ранее принадлежавшее Национальной конфедерации профсоюзов, было куплено «Exofctor-Grup» у «Infoton-Com», одной из компаний, ранее контролируемых тем же Иланом Шором.

Ранее, в июне 2017 года, «Finpar Invest» уступила здание бывшего кафе «Гугуцэ», а также штаб-квартиру его охранной компании «Argus-S», а годом ранее продала здание, в котором располагался столичный отель «Codru», «Moldova-Agroindbank».

24 октября 2018 года. Компанию «Prime Management» исключают из перечня юридических лиц. Тем временем, Плахотнюк открывает свои компании в Объединенных Арабских Эмиратах и ​​на островах Самоа, которые он впервые указывает в декларациях об имуществе и интересах за 2018 год.

Шор отчуждает «Dufremol» и фирму, которая управляет бизнесом «duty free»

9 апреля 2019 года. ООО «Dufremol», компания, которая входит в холдинг депутата Илана Шора, меняет своих собственников. На смену приемной матери Илана Шора, Илоне Шор, приходит болгарский гражданин, неизвестный в бизнес-среде Болгарии, Тодоров Марко Стефанов. Сотрудники «Dufremol», фирмы, фигурирующей в обоих отчетах «Kroll», были самыми важными донорами Партии «Шор» в ходе последних избирательных кампаний.

25 апреля 2019 года. Владимир Плахотнюк завершает реорганизацию своих компаний медиабизнесом. Фирма «General Media Group Corp» поглощает «Radio Media Group Corp», которая владела радиостанциями «Publika FM» и «Muz FM».

8 июня 2019 года. Парламент Р. Молдова объявляет о формировании парламентского большинства с участием Блока «ACUM» и Партии социалистов Р. Молдова. Демократическая партия, возглавляемая Плахотнюком, впервые с 2009 года больше не находится у власти. Через два дня Парламент создает Комиссию по расследованию банковского мошенничества. Александр Слусарь, председатель Комиссии, объявляет, что депутаты запросят доступ к Отчету «Kroll»-2.

11 июня 2019 года. Высший совет безопасности просит Национальный банк и Генеральную прокуратуру опубликовать Отчет «Kroll»-2. После периода политической неопределенности ДПМ объявляет, что уступает власть, а 15 июня 2019 года Конституционный суд пересматривает свои решения, принятые ранее. Таким образом, Правительство Майи Санду, а также все решения, принятые Парламентом, вступают в законную силу. В тот же период Парламентская комиссия под руководством Александра Слусаря пишет в компанию «Kroll» письмо с просьбой представить ей отчет и все документы, связанные с банковским мошенничеством.

В этот же период Илан Шор отчуждает еще одну компанию, ООО «DFM». Она представляется как «крупнейший оператор беспошлинный торговли в Молдове». Магазины компании расположены на границе Р. Молдова с Румынией и Украиной, а также в Международном аэропорту Кишинева. До июня компанией владела Илона Шор, приемная мать Илана Шора. В результате сделки компанию с уставным капиталом в 11 млн. леев уступили ​​гражданину Р. Молдова Алексадру Вылку (30%), украинцу Виктору Яковлеву (30%) и немецкому гражданину Андрею Минаеву (40%).

Плахотнюк покидает страну и продает квартиры на ул. Болгарской

21 июня 2019 года. Владимир Плахотнюк продает два жилых помещения площадью 368 кв.м. своему венчальному крестнику и коллеге по партии, Андриану Канду, они обе расположены по улице Болгарской. Канду покупает у Плахотнюка и два нежилых помещения в том же здании. В результате этих сделок на территории Р. Молдова больше не остается ни одного объекта недвижимости, зарегистрированного на Владимира Плахотнюка. Оксана Килдеску, его спутница жизни, владеет 1 500 кв.м. в здании на улице Болгарской, после того как в 2017-2018 годах она объединила несколько жилых помещений в этой многоэтажке. Родители и другие члены семьи Плахотнюков продолжают владеть квартирами на улице Болгарская.

24 июня 2019 года. Владимир Плахотнюк, покинувший страну сразу после того, как ДПМ уступила власть, объявляет об уходе с поста председателя партии.

Налагается арест на имущество, аффилированное с Шором и Плахотнюком

26 июня 2019 года. Агентство по возмещению имущества, добытого преступным путем (АВИДПП) налагает арест на счета компании «Finpar Invest», аффилированной с Плахотнюком, а также на ряд других объектов собственности компании, которые еще не были отчуждены: отель «Nobil» в центре столицы и здания по ул. Гиочеилор, где размещаются телевидения медиа-холдинга, принадлежащего Владимиру Плахотнюку: «Prime», «Canal 2», «Canal 3» или «Publika TV». На следующий день на то же имущество налагается арест также Национальный центр по борьбе с коррупцией, который получает на это судебный ордер.

Тогда же, 26 июня, Прокуратура по борьбе с коррупцией объявляет о наложении ареста и на имущество, аффилированное с Иланом Шором, хотя то же самое объявление было сделано и четыре года назад, когда Шор впервые был задержан по делу о банковском мошенничестве. Согласно информации, проверенной ZdG, арест был наложен также на две квартиры, площадью 158 и 239 кв.м. соответственно, принадлежащие Илану Шору, на ул. Флорика Ницэ в Кишиневе. Они «ускользнули» от внимания правоохранительных органов при первой попытке наложить арест на имущество Шора.

Вместе с тем, днем ​​ранее, 25 июня, был наложен арест на имущество компании ООО «DFM», находящейся под управлением семьи Шор, ту, что управляет магазинами беспошлинной торговли в пунктах пересечения границы, хотя несколькими днями ранее она, вместе с магазинами, сменила собственников.

Тоже 26 июня 2019 года, в день наложения ареста, дом площадью площадью более 600 кв.м. на ул. Лакулуй, в котором жил Илан Шор, сменил собственника. Здание переходит из собственности Иона Кожокару, который работал в компаниях Шора, к другому приближенному бывшего примара Оргеева, Сергея Трохина. Ему 30 лет и он входит в круг приближенных Шора.

4 июля 2019 года. Опубликован Отчет «Kroll»-2. Документ не содержит, однако, бенефициаров банковского мошенничества, а наименования ряда компаний заштрихованы. Имя Плахотнюка появляется среди бенефициаров банковского мошенничества.

12 июля 2019 года. Политик Ренато Усатый публикует несколько документов из Отчета «Kroll»-2. Эти документы были в распоряжении правоохранительных органов Кишинева еще с марта 2018 года, но прокуроры отрицали их существование. В документах, «спрятанных» правоохранительными органами, впервые появляется имя Владимира Плахотнюка и нескольких компаний, аффилированных с ним: «Finpar Invest» или «Prime Management», – среди бенефициаров банковского мошенничества. Компания «Prime Management», однако, ликвидирована, в то время как «Finpar Invest» ранее отчудила несколько своих основных активов, которыми владела, без вмешательства правоохранительных органов.

16 июля 2019 года. Наложен арест и на здание на улице Лакулуй, в котором жил Илан Шор и которое было отчуждено Сергею Трохину 26 июня 2019 года.

Штефан Глигор, юрист, программный директор ЦПР Молдова: «Почему аресты на имущество были наложены так поздно? Ответ прост. Генеральная прокуратура, Антикоррупционная прокуратура и Национальный антикоррупционный центр являются учреждениями соучастниками по сокрытию участи уголовного расследования по поводу организованной преступной группы, которая спланировала и осуществила ограбление резервов НБМ. Не обязательно было дожидаться отчета Кролл, чтобы наложить арест на иущество но, даже в этом случае, прошел год и несколько месяцев с тех пор, как они узнали об этих приложениях к отчету Кролл и могли бы действовать. Я думаю, что они пытались, прежде всего, скрыть факт самого существования этих приложений в отчете Kroll, в котором подробно описаны маршруты и бенефициары. Когда они поняли, что все это может стать большой проблемой, они наложили арест на имущество для видимости, чтобы удовлетворить общественное мнение и оправдать тот факт что они что-то да делают. Они просто должны оправдать свое существование, не так ли? Создается впечатление, что правоохранительные органы дали Плахотнюку и Шору достаточно времени, чтобы “привести в порядок” активы, и только после того, как они преуспели в этом, был наложен арест на их имущетво».

Газета ZdG обратилась с официальным запросом в Антикоррупционноую прокуратуру для объяснения факта почемуарест активов дочерних компаний Владимира Плахотнюка и Илана Шора был применен только в конце июня 2019 года после смены правительства, после того, как Шор и Плахотнюк покинули страну и после того, как им удалось провести процедуры отчуждения некоторых из наиболее важных объектов недвижиемого имущества, которыми они владели.
Ко дню выпуска газеты прокуратура не отправила ответ на вопросы ZdG. Мы вернемся с ответом от учреждения в онлайн версии газеты.
Виктор МОШНЯГ 
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

1 comentariu

  1. Pingback: Новые-старые имена бенефициаров банковского мошенничества | Ziarul de Gardă RUS

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *