Трынта с трагическим финалом для 17-летнего подростка: «Родственник в Примэрии, родственник в Совете, родственники повсюду – кто ответит?»

Почти два месяца, как Денис находится в больнице, рядом с ним только родственники. Мальчик прикован в постели после соревнований по трынте, организованных 19 мая текущего года. В этот день на стадионе в его родном городе Флорешты Районный совет организовал открытие спортивного сезона. В рамках мероприятия состоялось несколько спортивных соревнований. Поскольку Денис тренировался около восьми лет, он участвовал в соревновании по трынте, только вот первый раунд закончился трагически: мальчик сломал себе шею.

Денису Кириаку 17 лет. Мальчик растет под опекой своей бабушки, будучи на учете в Социальной службе Флорешт. Старушка заботится о нем с малых лет, как и об остальных пяти братьях Дениса. О родителях мы больше ничего не знаем, мальчик отказывается говорить с нами о них. Знаем только, что мать была лишена родительских прав и на протяжении многих лет находится за границей. Судьба была не слишком щедра к семье Дениса. Долгое время они жили на съемной квартире во Флорештах, а позже Социальная служба помогла им найти участок под строительство. Так, со временем тетя мальчика Надежда Кириак, долгое время работавшая за границей, помогла ему возвести домик.

Не доживет до Кишинева

Никто из близких не знал о его участии в соревнованиях. Денис записался сам и, произвольно, был выбран для боя с Кристианом, мальчиком на два года моложе, но на 20 кг тяжелее. Хотя в других спортивных соревнованиях учитывается вес тела, спортивная подготовка участника, у национальной трынты другие правила. Здесь они распределяются в соответствии с возрастом и борются в соответствии с жеребьевкой.

Уже в первом раунде, в результате спортивного приема, Денис упал, а Кристиан, не удержав равновесие, упал на него. Денис потерял сознание, и все вокруг запаниковали. Через семь минут, по словам свидетелей, из-за отсутствия машины скорой помощи, на место происшествия пришла медсестра, но она не смогла помочь. Через 20 минут прибыла машина скорой помощи, Дениса отвезли в больницу Флорешт, где им сказали, что «ничего не поделать», не дав ему ни единого шанса на жизнь. Тетя мальчика говорит, что в первые несколько недель Денис был деморализован после того, как врач из Флорешт сказал ему, что он никогда не сможет ходить.

Наблюдая беспомощность Дениса, родственники мальчика попросили врачей из Флорешт вызвать Службу гражданской защиты и чрезвычайных ситуаций (SMURD).

«Врач сказал нам, что это только по телевизору, что у нас такого нет. Он просто не знает, что мы живем рядом с больницей, и видим, сколько раз прилетает вертолет», – свидетельствует Надежда.

В отчаянии, родственники согласились вызвать хотя бы простую скорую помощь, чтобы отвезти его в Кишинев. Когда она приехала, родственникам сообщили, что мальчик нетранспортабелен, его состояние тяжелое. Единственный шанс для родственников был подписать, что они берут риск на себя, если он не доживет до Кишинева.

В Кишиневе Денис был доставлен в Клиническую больницу скорой медицинской помощи, где он был госпитализирован с переломом-вывихом, передним вывихом, тяжелой травмой позвоночника в области шеи, описанным как тяжелый ушиб. Последовала экстренная операция, и затем, в течение двух недель, Денис был в отделении реанимации. И здесь, из-за невнимания медперсонала, мальчик подхватил инфекцию, которая вызвала у него жар и нестабильное состояние в течение месяца.

«У нас другие проблемы… У Дениса 4 недели температура, есть проблемы с мочевым пузырем. Все это происходит из-за невнимательности врачей в Больнице скорой помощи. Теперь вместо того, чтобы работать с травмой, чтобы сделать то, что возможно, мы лечим что-то еще и с трудом сбиваем температуру», – в отчаянии рассказывает тетя Дениса.

Вернувшись из Отделения реанимации, будучи несовершеннолетним, Денис был переведен в Институт матери и ребенка, все еще в тяжелом состоянии.

Поскольку, согласно заявлению тети мальчика, врачи из Института матери и ребенка утверждают, что инфекция была получена в Больнице скорой помощи, мы отправили письмо в учреждение с просьбой сообщить нам, о какой инфекции идет речь. Тем не менее, они утверждают, что послеоперационные обследования не подтвердили наличие определенных инфекций у пациента. Родственники Дениса утверждают обратное.

Полиция: «Вам нужно головы оторвать»

Родственники говорят, что даже через месяц никто из присутствовавших, ни даже власти не интересовались состоянием Дениса. В день происшествия близкие Дениса связались с сотрудниками полиции, которые перенесли вину на их плечи.

«Нам сказали: «Вы виноваты в том, что позволили ему уйти из дома. Вам нужно головы оторвать. Он сам виноват, что подписал лист, согласно которому, если что-то случится, никто не несет ответственности. Лист мы должны были подписывать, потому что он несовершеннолетний», – с возмущением рассказывает Надежда.

Женщина утверждает, что в полиции нам сказали, что посмотрят, что смогут сделать, только после того, как станут известны результаты судебно-медицинской экспертизы. Родственники мальчика считают, что никто не будет вовлечен, и никто не будет привлечен к ответственности, потому что «там кумовья, родня, родственники. Кто будет отвечать?»

«Что они могут сделать, если там все их? Флорешты маленький город… Все видно как на ладони: родственник в Примэрии, родственник в Совете, родственники повсюду», – говорит тетя мальчика.

Отвечая на вопросы ZdG, начальник Инспектората полиции Флорешт Александр Поздняков заявил, что полиция принимает меры по этому делу со дня происшествия (19 мая 2019 года). На вопрос о том, что было предпринято в этой ситуации, начальник Инспектората сказал нам, что виновата жертва. Представители полиции также сообщили нам, что 19 июня 2019 года они отправили документы на судебно-медицинскую экспертизу в Сороки. На вопрос о том, как долго длится судебно-медицинская экспертиза, нам сообщили, что это может занять 3-4 месяца.

ZdG связалась с судмедэкспертом в Сороках. Николае Русу сказал нам, что он не получил материалы по такому делу. Мы настаивали на том, чтобы узнать у него, как долго длится экспертиза. Врач сказал нам, что 2-3 дня.

Во время повторного звонка в полицию, главный комиссар сказал, что документы для судебной экспертизы были отправлены через его коллегу Иона Фрунзэ в районную больницу некой медсестре по имени Мария, добавив, что результаты будут готовы в пятницу, 28 июня.

В понедельник, 1 июля, мы неоднократно связывались с Александром Поздняковым, он сказал нам, что еще не проверил, получил ли он экспертизу. Вскоре он перезвонил, чтобы сообщить нам, что он получил ее и отправит ее в органы уголовного преследования, чтобы начать расследование. По словам главного комиссара, процедура может занять несколько недель.

Социальная служба: «Они делают это только тогда, когда им нужно подготовить отчет»

Хотя Денис находится на учете в Социальной службе, представители учреждения не проявили интереса к ситуации, с которой они столкнулись. Тетя мальчика Надежда рассказывает, что почти месяц назад с ее бабушкой связались, но Социальную службу не интересовало состояние мальчика, их волновало совсем другое.

«Скажите мне, пожалуйста, Дениса исключили из школы? Если это так, принесите мне справку из школы, что он получает тысячу с чем-то леев, и мы должны его вычеркнуть», – таково было сообщение учреждения.

Тетя Дениса выглядела обиженной на отношение учреждения, особенно потому, что до этой ситуации были недопонимания с его представителями.

«Это у них ответственность за социальную помощь. Когда им нужно подготовить отчет, они приходят ко мне в дом и начинают проверять с туалета все, что у меня есть. Но сейчас они даже не поинтересовались: ребенок сирота, он у них на учете. Служба даже не посмотрела и не смотрит. Они делают это только тогда, когда им нужно подготовить отчет», – делится недовольством Надежда.

Также, «Ziarul de Gardă» связалась с Людмилой Кобзак, начальницей Отдела по защите детей в Управлении социальной помощи и защиты семьи во Флорештах. Мы спросили ее о действиях, которые Социальная служба должна предпринимать в чрезвычайных ситуациях, на что Кобзак ответила, что она должна принять меры. Соответственно, мы убедились, что она в курсе того, что происходит с Денисом, и спросили ее, что она предприняла по данному случаю. Возмущенная женщина сказала нам, что предоставит информацию только в том случае, если мы отправим ей письмо с запросом информации и положила трубку.

В ответе на письмо, представители Службы социальной помощи заверили нас, что ребенок получит материальную помощь в рамках Службы поддержки семьи на приобретение медикаментов и санитарно-гигиенических средств. В письме также отмечается тот факт, что Денис получает ежемесячные пособия по уходу за ребенком, а также суточные. Родственники мальчика опровергли информацию.

Районный совет Флорешт: «просто несчастный случай»

Мы настояли на том, чтобы узнать мнение организаторов мероприятия, связавшись с примаром Флорешт. Валериу Чапэ сказал нам, что Примэрия Флорешт не имеет никакого отношения к мероприятию, организатором которого является Районный совет Флорешт. Другими словами, примар считает, что никто не виноват в этом случае.

Мы связались с Районным советом Флорешт, с Управлением по культуре, туризму, молодежи и спорту, которое, по словам примара, ответственно за организацию мероприятия. Начальница Управления Инна Литра отказалась комментировать ситуацию и перенаправила нас в полицию. С другой стороны, председатель района Штефан Паниш подтвердил, что мероприятие было организовано Районным советом. Он уточнил, что пострадавшему было пожертвовано 15.000 леев на лечение и реабилитацию.

На вопрос о том, кого он считает виновным в инциденте, Паниш ответил риторически: «А кто несет ответственность за аварию? Как вы думаете? Как вы думаете, кто несет ответственность, если были соревнования по свободной трынте?» Паниш также сказал, что нужно было «нам принять во внимание, что многое нужно запретить…»

По настоянию председателя района, Литра согласилась поговорить с нами: «Да, председатель предупредил меня, что вы позвоните». Она подтвердила, что Управление культуры, молодежи и спорта Районного совета Флорешт организовало мероприятие по открытию спортивного сезона. Более того, она сказала, что это традиция – организовывать День спорта каждый год в третью субботу мая.

По ее словам, борьба проводилась в рамках регламента, установленного ходатайством учреждения. Согласно документу, для национальной борьбы «Трынта» участники были распределены по возрастным категориям, а не по массе тела. Литра говорит, что такое происходит впервые. «Я плохо себя чувствую, учителя плохо себя чувствуют», – утверждает Литра.

Мы настояли на ознакомлении с регламентом по проведению соревнований по трынте. Чиновница в течение нескольких дней избегала темы, но затем направила ходатайство Совета, которое одобряло организацию мероприятия. Что касается регламента, Литра сказала, чтобы мы поискали его в Интернете, давая нам понять, что его у нее нет.

На вопрос о том, представили ли участники какие-либо медицинские заключения, Литра рассказала о декларации под собственную ответственность, которую подписали участники.

«Мы обычно всегда прогнозируем эти случаи. Всякое случается. Каждый ребенок подписался на отдельном листе, что он лично отвечает за свою жизнь», – заявила Литра.

Когда мы напомнили ей, что Денис несовершеннолетний, Литра ответила: «Девушка, есть дети 13 и 11 лет. Я понимаю, что они дети, но они участвовали. Этот случай необычный».

Начальница Управления также считает, что никто не виноват в этом случае. Это был «несчастный случай», произошедший из-за «неправильно выполненного приема борьбы». Она предложила поговорить о произошедшем с рефери.

Где была машина скорой помощи?

Евгений Петраке, председатель Федерации грэпплинга, утверждает, что, согласно правилам спортивной борьбы, наличие машины скорой помощи обязательно на месте проведения боев, за исключением случаев, когда больница находится в непосредственной близости. На открытии спортивного сезона в Флорештах поблизости не было ни машины скорой помощи, ни больницы. Литра объясняет: «Скорая помощь обычно говорит, что в случае необходимости она приедет срочно. Чтобы приехала скорая помощь, осталась на весь день, ей нужно заплатить. Один час скорой помощи стоит 2800 леев», – уверяя, что на любом мероприятии, любой спортивной пробе присутствует врач.

На вопрос о том, кто судил поединок, Литра сказала: «Все судьи, которые участвовали в этом мероприятии, являются учителями. За национальную трынту отвечал Юрий Богдан, заслуженный тренер по греко-римской борьбе и учитель Спортивной школы Флорешт. Другой, Борис Михалаки, является учителем физкультуры в школе им. Михая Эминеску во Флорештах», – заявила глава Управления.

Директор Спортивной школы Раиса Богдан говорит, что судьей соревнований по трынте является выпускник Спортивной школы Даниел Бостан, студент I курса Спортивного колледжа. Даниелу 19 лет, и он хочет стать учителем спорта. На вопрос о том, мог ли он предвидеть этот инцидент, мальчик сказал нам, что он даже не успел понять, что случилось. Он утверждает, что Денис Кирияк с самого начала неправильно исполнял прием. От Даниела Бостана мы узнали, что рефери был Борис Михалаки, который также регистрировал участников на трынту. Когда ZdG связалась с ним, учитель не захотел комментировать случай.

Юрий Богдан, заслуженный профессор, о котором говорила Литра, заявил, что он был только резервным судьей и что, с его точки зрения, Денис виновен в этом инциденте, потому что он не выполнил трюк правильно. Отвечая на вопрос о регламенте, он сказал, что нет никаких регламентов. Что касается машины скорой помощи, профессор говорит, что он также был удивлен отсутствием медицинского обслуживания соревнований.

Случай Дениса Кирияка поднимает несколько вопросов. Будучи несовершеннолетним, имел ли он право участвовать в соревнованиях без согласия опекуна, или нет? Законно ли, что мальчик подписывает декларацию под собственную ответственность, или нет? Действительна ли такая декларация, или нет? Снимает ли это вину с органов власти, или нет? Почему, все же, машины скорой помощи не было на месте?

Майя Бэнэреску, Народный адвокат по правам ребенка, говорит, что это деликатный случай, и его необходимо расследовать. Адвокат говорит, что, согласно общим нормам, ребенку должны обеспечить безопасность и обучение, а взрослые должны быть проинформированы об его участии в соревнованиях. Управление Народного адвоката утверждает, что приняло меры, чтобы определить, кто несет ответственность за произошедшее.

«В Флорештах говорят, что он мертв, что его давно похоронили»

На данный момент состояние Дениса Кирияка серьезное, но стабильное. У мальчика диагностирована тетраплегия (паралич) нижних конечностей, он может двигать только головой и руками, за исключением пальцев, и из-за перелома в шейном отделе ниже он не может ничем двигать. Как Денис, так и его родственники в отчаянии: «Ему очень нужна помощь».

«В течение почти двух месяцев, 24 из 24 часов мы находимся рядом с ним. Ему всегда нужна вода, потому что он горячий. Ноги, чтобы не немели, нужно массажировать. Мы рады, что он говорит, что сам может жевать и глотать», – рассказывает сквозь слезы тетя мальчика.

Родственники говорят, что Денису нужна качественная реабилитация. С ним нужно много работать, чтобы «пробудить нерв и снова научить делать первые шаги». Относительно реабилитации – врачи пока не могут дать прогноз последующей эволюции состояния здоровья, говорят, что все зависит от его воли и работы.

В течение месяца Денис находится в Институте матери и ребенка, но в августе ему исполнится 18 лет, и реабилитационное лечение будет назначено профильными врачами в реабилитационных учреждениях, соответствующих возрасту. На данный момент врачи хотят перевести его в больницу Флорешт. Родственники, однако, напуганы такой перспективой: «Во Флорештах уже говорят, что он мертв, что мы его давно похоронили». Надежда Кирияк говорит, что там у него нет шансов на лечение, потому что нет специалистов, которые могли бы ему помочь.

«Там я его не вылечу. Он точно окажется в «каляске». После жестокого поведения тамошних врачей я не хочу везти его во Флорешты. Там они его уничтожат», – говорит женщина.

И домой его не могут забрать, потому что бабушка старая и она не справится, а Надежда, по ее словам, должна работать, потому что им нужны деньги больше, чем когда-либо.

«У меня болит сердце, когда я вижу его таким беспомощным, когда он не может помочь самому себе. Он сам не может выпить и глотка воды. Я хочу помочь ему, найти хорошего врача, чтобы занимался им. Я надеюсь, с Божьей и людской помощью, мы поставим его на ноги. Я хочу, чтобы те, кто организовал соревнования, понесли ответственность. По крайней мере, чтобы позвонили, чтобы показали, что им не все равно. Они спят спокойно, и у них не болит голова», – говорит Надежда.

Национальная трынта продолжается

Даже после этого трагического инцидента примар Флорешт Валериу Чапа, спустя две недели после трагедии, снова организовал подобное мероприятие. По словам представителей Районного совета, было немного желающих участвовать. На вопрос о регламенте проведения соревнований, примар не знал, что нам ответить.

Мы связались с председателем Федерации Трынты Серджиу Бусуйоком, чтобы выяснить, какими правилами должны руководствоваться организаторы этих боев, но на данный момент так и не получили ответа.

Этот случай не единственный в Молдове. В 2013 году во время соревнований по трынте погиб 29-летний житель села Шерпены.

Даниела КАЛМЫШ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *