«Дом закусок» на останках жертв НКВД

Новая терраса, которая строится в Кишиневе, становится камнем преткновения для властей и мемориальным камнем жертвам сталинского периода. Фирма «Snack House» (Дом закусок – с англ.) строит террасу для отдыха на месте, где бывший НКВД убил в общих могилах десятки невинных людей: учеников, студентов, учителей, священников, примаров. Мемориальный камень, который десятилетиями находился на этом месте, был перемещен, чтобы не мешать строительству террасы.

Рядом с рестораном «La Sarkiz» на ул. Матеевича, 113а, рядом с одним из зданий Академии музыки, театра и изобразительных искусств, ведутся работы по обустройству летней террасы. Терраса будет расположена на публичном участке, а разрешительные документы, выданные Претурой Буюкан, оспариваются национальными властями, защищающими историческое наследие.

Мемориальный камень, установленный после 1990 года в память о жертвах одиозных событий в штаб-квартире НКВД в Кишиневе в период с июня 1940 года по июль 1941 года / фото: ZDG

Согласно документам, именно в этом месте в 1940-1941 годах функционировал НКВД (Народный комиссариат внутренних дел – советское учреждение, ответственное за репрессии) Кишинева, где, согласно документальным свидетельствам, были убиты и брошены в ямы с известью как минимум 85 человек, а еще несколько сотен были допрошены в этом месте и отправлены в советские Гулаги (управление лагерями). Мемориальный камень, установленный на этом участке несколько десятилетий назад, был недавно перенесен, чтобы освободить больше места для террасы «Snack House».

В начале мая 2019 года ZdG получила письмо, в котором сообщалось о выполнении работ по благоустройству террасы на месте, где в 40-х годах прошлого века десятки людей были подвергнуты пыткам и убиты. К письму была приложена фотография мемориального камня, установленного там после 1990 года в память о тех событиях, на котором было написано: «Прохожий, преклони голову, чтобы почтить память бессарабцев, зверски убитых здесь большевицкими палачами в июне 1940 – июле 1941 года».

Претура разрешает, Агенство по инспектированию и реставрации памятников – нет

Вадим Брынзанюк, претор сектора Буюканы, сообщил нам, что в конце марта этого года Претура выдала экономическому агенту ООО «Snack House» разрешение на установку террасы на части парка «Валя Морилор». Он утверждает, что документы были выданы в строгом соответствии с Положением об организации летних/сезонных террас на публичных или частных землях муниципия Кишинэу, и которые не предусматривают выполнение капитальных работ.

«У экономического агента имеется договор об аренде с Академией музыки, театра и изобразительных искусств на площадь позади. То есть работы проводятся в условиях организации летней террасы, сезонной террасы без капитальных работ и ограждений. Из того, что я там увидел, они установили те столбы, и памятник был перемещен. На этой неделе я хочу, чтобы мы окончательно определились с этими работами, подпадают ли они или нет под условия летней террасы. В случае если работы не подпадают, мы снесем объект. Наше условие было – строго летняя терраса и благоустройство детской игровой площадки. Они пришли к нам, согласовали с главным архитектором города и с работниками из озеленения», – утверждает Вадим Брынзанюк.

Вилла Черкез. Фотография начала XX-го века. / фото: OldChisinau.com

Отвечая на вопросы ZdG, Ион Штефэницэ, директор Агентства по инспектированию и реставрации памятников (АИРП), сообщил, что сам мемориальный камень не имеет официального статуса, поэтому он не фигурирует ни в одном из реестров памятников, охраняемых государством – будь то местный или национальный. Камень был установлен произвольно и не получил статус общественного памятника, который, согласно закону, присваивается только монументальным произведениям искусства.

Расположение и приблизительные размеры Виллы Черкез по данным этнографа Юрия Швец / фото: OldChisinau.com

Однако АИРП обнаружила, что работы, выполняемые экономическим агентом ООО «Snack House», не являются в полной мере законными, поскольку они выполняются на территории двух других памятников общегосударственного значения. Согласно кадастровому плану, участок, на котором выполняются работы, является публичной собственностью и находится в пределах границ парка «Валя Морилор» – исторического памятника национальной категории, включенного в Национальный реестр памятников государственного значения. Кроме того, территория, на которой строится терраса, является прилегающим пространством к другому памятнику национальной категории – Академии музыки, театра и изобразительных искусств.

Терраса между двумя памятниками – в Кишиневском суде

Руководство АИРП утверждает, что имеется обращение от МПКИ, вынесенное в конце февраля 2019 года, касающееся законности выполнения строительных работ на территории парка культуры и отдыха «Валя Морилор» в мун. Кишинев. На основании этого документа, АИРП установило, что экономический агент ООО «Snack House», имея в качестве управляющего Виталия Перчуна, выполняет строительные работы в отсутствие разрешительных документов. Для вмешательства в исторические памятники, в недвижимость, расположенную в зонах охраны исторических памятников и в построенные охраняемые зоны, необходимо согласовать проектную документацию с Национальным советом исторических памятников (НСИП), структурой, подчиненной МПКИ.

24 апреля 2019 года АИРП составило протокол в отношении данной компании, основанный на положениях Кодекса о правонарушениях, а 2 мая направила его в Кишиневский суд, отделение на Чеканах, для рассмотрения по существу. Владелец террасы обвиняется в нарушении законодательства о культурном наследии и общественных памятниках. Если он будет признан виновным, менеджер компании рискует уплатой штрафа в размере до 300 условных единиц, что эквивалентно 15 тыс. леев.

«Snack House» должна была согласовать благоустройство этой территории под террасу с Национальным советом исторических памятников в рамках МПКИ. То есть эскизы, которые у них имеются, должны были быть одобрены MПКИ, и уже с его одобрения экономический агент имеет право получить разрешение на строительство для этой террасы. Даже если они легко демонтируются, должны существовать эти разрешительные документы из муниципалитета», – заявил Ион Штефэницэ.

Трупы, эксгумированные в головном офисе НКВД в Кишиневе, убедительно доказывают легкость, с которой Советы осуждали на смерть, и отсутствие оснований для осуждения. / фотография, обнаруженная в архиве Даниэлем Зигфридсоном из фотоальбома, использованного при редактировании книги „Basarabia desrobita”, 1942 года

Администратор ООО «Snack House», Виталий Перчун, утверждает, что строительство террасы осуществляется на тысяче м², на земельном участке, арендуемом у муниципалитета, на основе схемы расположения террасы, согласованной с главным архитектором города и подтвержденной Претурой сектора, с одобрения представителей «Благоустройства и озеленения» и с согласия администрации Академии музыки, театра и изобразительных искусств на проведение работ поблизости от этого объекта. В то же время он отрицал причастность компании к перемещению мемориального камня с его первоначального места. По его словам, когда они начали работы, мемориальный камень уже был в том месте, где он находится сегодня.

Отметим, что Виталий Перчун, владелец «Snack House», является основателем или соучредителем девяти компаний в сферах недвижимости, ИТ, торговли, охраны и юридических консультаций. В 2014 году он был одним из спонсоров Демократической партии Молдовы (ДПМ), пожертвовав этой партии 10 тыс. леев. В 2015 году он был одним из соучредителей фирмы ООО «INVEST VV» вместе с Валерианом Заболотным, осужденным в 2018 году к 20 годам тюремного заключения за покушение на убийство лидера ДПМ Владимира Плахотнюка. Также, в 2015 году ZdG цитировала имя Перчуна вместе с супругой министра юстиции Владимира Чеботаря в контексте совместного бизнеса. Согласно декларации об имуществе, супруга министра, Мария Чеботарь, выполняла функции бухгалтера в фирме «Maxmod Imobil», основателем которой является Виталий Перчун. В 2016 году он занимал пост председателя Национальной федерации муай-тай и кикбоксинга Республики Молдова, в настоящее время занимаемой бывшим депутатом ДПМ Константином Цуцу.

Терраса строится в зоне, где в начале XX века находилась так называемая «Вилла семьи Черкез». Из исторических документов следует, что в 1940 году, во времена румынской администрации, вилла принимала Консульство Италии (ул. Виилор, 87, ныне ул. Матеевича). С началом Второй мировой войны и оккупацией Бессарабии СССР летом 1940 года, на этом месте был размещен НКВД до июля 1941 года. Историк Михай Ташкэ представил ряд документальных свидетельств того, что в этом дворе в общих могилах были найдены, по меньшей мере, 85 убитых человека.

Вот что говорится в одном из документов, которые он процитировал: «Проводя документирование и исследование для определения места захоронения политических жертв красного террора, мы смогли установить на 30 августа 1941 года следующее: на месте бывшего Консульства Италии по ул. Виилор (в настоящее время – ул. Матеевич, прим. ред.), ныне полностью сожженного, в нижней части двора, рядом с погребом, на незастроенном участке, замаскированном высокими досками, частично сгоревшими, находятся две большие ямы, свежие, в которых захоронены лица, расстрелянные во время вывода из Кишинева Красной армии».

Архивы доказывают существование братских могил в этом месте

На основании архивных документов, историк Михай Ташкэ удостоверяет личность казненных: старшеклассников, студентов, учителей, священников, примаров: «По состоянию на вечер 7 сентября т.г., в процессе эксгумации из общего захоронения были извлечены 75 трупов, когда работа была прервана. Согласно документам, найденным в большинстве обвинительных приговоров, были установлены следующие лица: Танцу Павел и Танцу Петре (первый – сотрудник местной радиостанции, а второй – учитель), сыновья префекта Лапушны Василе Танцу и майор Молдавского полка. Священник Тудораке; Назаров, заместитель директора в Городском банке; Тыслару Ион; Бану Илие, сотрудник Р.Ж.Д. Дорофтей Дионисие (информатор C.III.A.) Трускэ Эне Григоре; Скиба Николае, Виеру Думитру, отставной капитан Гуцу Теодор; Рошка Иларион, глава отделения жандармерии в коммуне Страшены; Суручану (без имени, потому что не смог прочитать в приговоре ); Попеску Ион, коммунальный служащий, и Бэдэлуцэ, бывший примар коммуны Дурлешты. Среди неопознанных трупов мы можем наблюдать труп, одетый в священническую рясу; учеников старших классов, идентифицированных по кепкам, студентов и остальные трупы – в одежде, говорящей об интеллектуальной деятельности», – написано в отчете суперинтенданта полиции, Майоря Василаке, главы Бюро по безопасности комиссара Тр. Андрееску от 8 сентября 1941 года.

Через год после этих событий, в 1942 году, в Бухаресте появилась книга «Basarabia dezrobită» (Бессарабия, освобожденная от рабства), в которой приводились несколько фотографий, сделанных во время эксгумации человеческих останков в штаб-квартире НКВД в Кишиневе. В то же время документы подтверждают, что в том же месте были подвергнуты пыткам тысячи лиц, которые позднее были отправлены в лагеря НКВД на территории России, многие из них погибли в этих лагерях от голода и страданий.

Стройплощадка по благоустройству зоны отдыха на месте бывшей штаб-квартиры НКВД в Кишиневе / фото: ZDG

Ранее ZdG писала о лицах, подвергшихся пыткам в бывшем здании НКВД на нынешней улице Матеевича. Одним из тех, кто подвергся пыткам в этом штабе, был Иоан Быткэ из Скиноасы, который был арестован НКВД в 1941 году. Его дочь, Елена Быткэ-Оцел, рассказала нам, как арестовали ее отца: «Он получил повестку от НКВД. Поехал на телеге с моими сестрой и братом. Они остались на улице, а он вошел в НКВД. Затем вышел в сопровождении военных и попрощался с детьми. Больше мы его не видели», – утверждает дочь Иона Быткэ.

У него было 6 детей, он был художником, скульптором, местным активистом и был связан с политической и культурной элитой Бессарабии, будучи учеником Александра Плэмэдялэ и венчальным крестником Пана Халиппы.

В послевоенный период советские власти уничтожили большинство доказательств этих преступлений, что подтвердил заместитель генерального директора Национального археологического агентства (НАА) Сергей Попович. «Когда строили озеро Валя Морилор, там ездили бульдозеры и толкали землю. Маловероятно найти там какой-либо археологический материал, возможно, есть вероятность найти какие-то пули, так же и здесь – Кишинев был местом, где стреляли больше, чем в любом другом месте», – уточняет заместитель генерального директора НАА.

Этнограф Юрие Швец также занимает сдержанную позицию относительно попытки строительства зоны отдыха на этом месте. «Я видел, что мемориальный камень был перенесен. Я не представляю, как брать пиво, мороженое и находиться в месте, где десятки людей были подвергнуты пыткам и расстреляны, смотреть в этот момент на мемориальный камень, поставленный в память об этих событиях. И речь о событии, которое произошло вчера, по историческим меркам. Еще есть люди, которые жили тогда. Это не место для такого рода отдыха – это место для размышления и минуты молчания», – считает Юрие Швец.

По данным Ассоциации бывших депортированных и политзаключенных Молдовы, во время первой советской оккупации, с 28 июня 1940 по 22 июня 1941 года, менее чем за год было арестовано и депортировано 22.648 человек, число убитых и пропавших без вести неизвестно.

Влад ЦУРКАНУ