Обзор недели в деле Филата: Что сказал бывший премьер-министр и почему прокурор обвиняет в затягивании рассмотрения уголовного дела

Владимир Филат пришел на судебные слушания на этой неделе по своему делу, как обычно, в костюме, держа папку с документами в руках в наручниках. «Пожалуйста, имейте в виду, что в моем положении находятся очень много людей. Не предметов, не неодушевленных тел, а людей», – уточнил в какой-то момент Филат. Несмотря на то, что состав судей позволил бывшему премьер-министру «пять минут» побеседовать с прессой, люди в масках из «Пантеры», которые запрещали журналистам приближаться к Филату на протяжении всех заседаний, «увильнули» («увернулись») от судебного распоряжения.

Владимир Филат был доставлен на судебное заседание, проходившее в понедельник, 15 апреля, в момент, когда в зал уже входили судьи, адвокаты и некоторые журналисты. Первоначально люди в масках не позволяли журналистам войти в зал заседаний до тех пор, пока в него не вошел состав судей, рассматривающий дело. Впоследствии люди в масках заградили операторам доступ в комнату, после чего магистраты запретили другим нескольким журналистам, которые были допущены внутрь, снимать на видео или фотографировать бывшего премьер-министра. «Если вы сфотографируете, мы объявим заседание закрытым», – предупредила магистрат Джета Кистол.

Адвокаты попросили повторно обратиться в Конституционный суд

Судебное слушание по делу Филата, первое после того, как Конституционный суд отклонил как неприемлемое уведомление его защитников относительно толкования некоторых статей Уголовно-процессуального кодекса, началось с просьбы, зачитанной Ионом Выздоагэ, адвокатом, недавно кооптированным в команду бывшего премьера. Он призвал возобновить предварительное слушание, мотивируя это рядом нарушений законодательства, которые якобы были совершены в отношении его клиента. Затем адвокат попросил приложить к делу список доказательств защиты. Прокурор Надежда Бусуйок потребовала объявить ходатайство необоснованным. Позже она объявила, что готова зачитать обвинение, предъявляемое политику, и на последующее слушание она будет готова привести первых свидетелей обвинения.

Только вот планы были разбиты другим адвокатом бывшего премьер-министра, Виктором Мунтяну, который объявил, что у защиты есть еще одно обращение в Конституционный суд. Защитник обратился с просьбой о проверке конституционности п. (1) и (3) статьи 40 Уголовно-процессуального кодекса, касающихся «территориальной юрисдикции в уголовных делах», и суда, уполномоченного рассматривать дело. Точнее, адвокаты Филата привели тот факт, что в обвинительном заключении не было установлено место совершения инкриминируемого ему преступления, в связи с чем, не ясно, почему дело должно быть рассмотрено в Буюканском отделении Кишиневского суда. Вместе с тем, они ссылались на конституционные нормы, которые вступают в противоречие с этой статьей Кодекса и нарушают презумпцию невиновности.

«Это не попытка затянуть дело», – сказал Мунтяну. «Весь Уголовно-процессуальный кодекс оперирует такими понятиями. В этих обстоятельствах мы должны считать неконституционным весь Уголовно-процессуальный кодекс, оперирующий понятиями о совершении преступления», – отметила Бусуйок. «У нас плохо написанный закон», – отреагировал адвокат Выздоагэ. «Мы считаем, что эта просьба направлена на затягивание рассмотрения дела», – заявила впоследствии прокурор Надежда Бусуйок.

Филат: «В моей ситуации находятся, может не тысячи, но сотни лиц»

Владимир Филат предстал перед судом в костюме, с папкой с документами в руках, на которых были надеты наручники. На протяжении всего слушания, он несколько раз брал слово, поддерживая позиции своих адвокатов, в том числе ту, в которой испрашивалось обращение в Конституционный суд. «Из материалов дела явствует, что место, где было совершено преступление, и тот факт, что обвинение не указало это место, фактически предоставили возможность этому делу случиться. В подходящий момент мы это продемонстрируем. Если бы было указано место, то это доказывало бы и тот факт… », – сказал Филат, не доведя мысль до конца. «В законе четко прописано, как дело направляется в суд… Обращение с доказательствами очень важно. Они являются основанием для осуждения или освобождения гражданина, а не предмета», – также заявил бывший премьер.

Влад Филат находится за решетками три с половиной года

«Создаются прецеденты, а прецеденты, как мы знаем, ударяют, даже спустя время, точно так же, как бумеранг, по тем, кто их создает. Я хочу быть правильно понятым. В моей ситуации находятся, может не тысячи, но сотни лиц. Обвинительным приговором место заключения было установлено судом. Не прокурорами. Сегодня это ровно три года и шесть месяцев, в течение которых меня содержат в условиях изоляции, то есть в условиях предварительного ареста. Закон проводит разницу между теми, кто находится под предварительным арестом, и остальными. Не думайте, что я следую национальным средствам правовой защиты. Это менее важно для меня. Для меня важно, чтобы подход был законным и создавал прецедент в позитивном, а не отрицательном смысле. Если вы помните, на все вопросы, почему меня содержат в Пенитенциаре № 13, ответ был предельно ясен: по требованию прокурора. И здесь я должен сделать уточнение. До 31 июля, когда было предъявлено обвинение, без запроса о предварительном аресте, у меня не было, и я не могу сказать, что меня это беспокоило, ни одной встречи, ни одного процессуального действия, ни с одним прокурором. С защитой тоже. Мой естественный вопрос: почему меня до сих пор содержат в Пенитенциаре № 13? Пожалуйста, имейте в виду, что в мое положении находятся много людей. Не предметов, не неодушевленных тел, а людей», – уточнил Филат.

В конце судебного заседания, 15 апреля, пресса попросила разъяснений у судей, рассматривающих дело Филата, попросив разрешения снимать и фотографировать экс-премьера

Люди в масках запретили журналистам приближаться к Филату

Заседание было возобновлено на следующий день, во вторник, 16 апреля, в 14.00. Оно началось с задержкой в 20 минут. На этот раз Филата доставили в зал суда, прежде чем журналистам был разрешен доступ в зал. В то же время, хотя этот процесс является публичным, люди в масках из Департамента «Пантера» запретили журналистам сидеть на местах, которые были напротив места, где находился бывший лидер ЛДПМ.

В момент, когда суд объявил, что удаляется для вынесения решения, люди в масках попросили нескольких журналистов покинуть зал заседаний, где находился Филат.

Спустя более четверти часа состав из трех судей объявил, что отклоняет просьбу адвокатов бывшего премьер-министра относительно обращения в Конституционный суд, но что он может обжаловать определение в Апелляционной палате Кишинева в течение 15 дней. Судьи разрешили журналистам снять на видео оглашение определения.

Судьи, рассматривающие дело Влада Филата

Несостоявшийся «пятиминутный» разговор с прессой

При возобновлении слушания было вынесено на обсуждение тот факт, могло ли оно состояться без участия адвоката Иона Выздоагэ, который был задействован в другом судебном процессе, в Бельцах. И защитники, и Филат попросили суд отложить слушание, чтобы Выздоагэ мог присутствовать.

В конце судья Джета Кистол подозвала к себе «начальника сопровождения». После нескольких секунд общения с ним и по запросу адвокатов Филата, состав судей решил разрешить адвокатам побеседовать со своим клиентом в течение 15 минут, но не раньше, чем Филат ответит, в течение 5 минут, на вопросы прессы. Просьбы магистрата Кистол было недостаточно для людей в масках из Отряда «Пантера». Как только судьи покинули зал заседаний, они попросили журналистов выйти «на несколько минут» из зала, пообещав выполнить распоряжение суда. Только вот, спустя около четверти часа, в течение которой Филат разговаривал со своими адвокатами, он был удален из здания Суда через другое помещение, так что «пятиминутный» разговор с прессой не состоялся.

«Господин Филат не сказал, что не хочет общаться с прессой. Наоборот. Он попросил меня сказать, что мы постараемся, в соответствии с правовыми положениями, получить это общение. Вы видели, что суд прямым образом разрешил прессе общаться с Владимиром Филатом, но продолжают существовать административные барьеры, которые мы попытаемся устранить. Нам необходимо выяснить, почему сопровождение не подчиняется решениям суда о направлении ходатайств, с приложением копий протоколов судебного заседания, чтобы показать вышестоящим инстанциям Отряда «Пантера», что суд это разрешил», – уточнил в заключение адвокат Виктор Мунтяну.

Виктор Мунтяну, адвокат Влада Филата

Решение Кишиневского суда по ходатайству адвокатов Филата об уведомлении Конституционного суда

Кишиневский суд отклонил, 16 апреля, ходатайство адвокатов бывшего премьер-министра Молдовы, Влада Филата, в котором они просили уведомления Конституционного суда для проверки конституционности двух статей Уголовно-процессуального кодекса.

Решение судей Кишиневского суда может быть оспорено в течение 15 дней, а адвокат Виктор Мунтяну отметил, что защита должна проанализировать мотивы, выдвинутые судьями, и обжаловать его в Апелляционной палате.

«Безусловно, мы его изучим и посмотрим те аргументы, которые выдвинула судебная инстанция, поскольку была предоставлена возможность обжалования. Мы по-прежнему считаем, что некоторые положения Уголовно-процессуального кодекса вызывают вопросы, которые должны быть изучены Конституционным судом», – сказал адвокат бывшего премьера.

Ранее адвокат экс-премьера, Виктор Мунтяну, заявил, что в обвинительном заключении прокуроров отмечено, что не было установлено место совершения преступления, соответственно, не может быть точно установлено, что данное дело должно быть рассмотрено в Кишиневском суде. Вместе с тем, адвокат также подчеркнул и синтагму, которой был нарушен принцип презумпции невиновности.

С другой стороны, прокурор по данному делу заявил, что защита не занимается ничем иным, как пытается затянуть рассмотрение дела.

По данным Антикоррупционной прокуратуры, Владимир Филат обвиняется в совершении преступления по отмыванию денег в особо крупных размерах. В пресс-релизе прокуратуры отмечается, что 01.07.2013 года Филат заключил контракт о помощи в избирательной кампании одной из политических партий на парламентских выборах в ноябре 2014 года с консалтинговой компанией из Вашингтона, США. За услуги по контракту обвиняемый заплатил компании-нерезиденту, в общей сложности, 12.847.902 леев, периодически осуществляя переводы со счета компаний, управляемых через посредника, в которых хранились финансовые средства, полученные в результате коррупционного преступления в «Banca de Economii». 

Виктор МОШНЯГ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *