Кристиан Флоря: «Иногда, сочиняя музыку, беседуешь с Богом»

Органный зал находится в ремонте. Везде пыль, шум, некая миниатюрная копия столицы. Тем не менее, позади стульев можно заметить пианино, несколько пюпитров и ноты, и услышать звуки скрипки. В конце концов, репетиции никто не отменял. Занимаем место среди всех этих предметов.

Виолончелист и дирижер Кристиан Флоря родился в Румынии, в Сибиу. Его родители занимались музыкой, поэтому его будущая профессия была предопределена. «Моя мать была оперной певицей, а отец дирижером. Это была очень большая страсть. Папа дирижировал хорами, ставил оперы, оперетты. Мне было пять или шесть лет и в доме звучал Бетховен и Брамс, и, таким образом, у меня развился музыкальный слух», – отмечает дирижер.

О детстве, бедности и дисциплине

Он помнит пластинку с концертом Грига в исполнении Дину Липатти. «Эта запись появилась в нашем доме, когда мне было около пяти лет, и тогда произошло что-то особенное, я пережил очень большие эмоции. Меня стал сильно привлекать мир музыки, и в 9 лет мне дали в руки виолончель (раньше играл на фортепиано), а через несколько лет мне удалось извлечь лучшие звуки», – продолжает Флоря. В подростковом возрасте уехал в Бухарест, где пришлось столкнуться с трудностями, поскольку он жил в интернате. «Была бедность, было очень тяжело душевно и физически жить далеко от дома, но я привык, и медленно-медленно появились первые результаты, я начал участвовать в национальных конкурсах. В 21 год уехал в Германию. После конкурса во Франции, где занял первое место, решил остаться там, продолжил обучение и карьеру», – отмечает Кристиан Флоря.

У него были очень требовательные преподаватели. Но он привык много трудиться, не поддаваться отчаянию – «если что-то идет не так, я проявляю упорство. Это укрепило мой характер. Я научился тогда жесткой дисциплине».

Иногда, все же, устает от музыки, особенно в тех случаях, когда ему несовсем нравится та музыка, которую исполняет. Однако, спешит добавить, что, к счастью, в последнее время чаще сталкивается с хорошей музыкой, так что усталость не имеет значения: «и на следующий день начинаешь с конца».

«Единственная музыка – это живая музыка»

Для Кристиан Флоря середина концертов самая приятная. «Вы знаете, финал и дело с аплодисментами уже не мое. Конечно, радуюсь, когда людям нравиться моя музыка, и когда выражают свою радость. Но, главным для меня во время концерта это чувство магической связи между нами, теми, кто делает эту музыку, и теми, кто получает это сообщение, их реакцией. Создается некий поток», – объясняет музыкант.

По его мнению, «настоящей музыкой может быть только живая музыка, потому что она проверена временем. Хочешь, не хочешь, но консервирование (сохранение, прим. ред.) музыки это выдумка. Картина, например, это окончательное мнение, а в музыке есть много вариантов, много возможностей, она зависит от акустики, от момента и от аудитории, которая слушает ее. И суть в том, что все происходит именно в этот самый момент. Я все меньше слушаю «консервы», даже очень качественные. Кроме того, этот идеальный звук… Музыка звучит в определенных и в разных залах, звучит по-разному и создана в том или другом звучании, с различными инструментами. Эта неопределенность, это ее несовершенство, с определенных точек зрения влияет на то, что сила диалога будет бесспорно выше, а звукоинженер настраивает звуки так, чтобы точно воспроизводить определенную атмосферу. Кроме того, процесс сотворения музыки похож на то, что происходит в церкви. Вы должны пойти туда, в церковь, чтобы что-то почувствовать, не так ли?», – отмечает Флоря, для которого нет другого очага помимо музыки.

«Жизнь без музыки была бы крайне банальной»

Затем, словно открывая тайну, говорит, что «иногда, сочиняя музыку, беседуешь с Богом. Музыка – это способ понимать мир гораздо лучше, чем с помощью других средств, даже с помощью литературы или живописи. Музыка – это самый прямой путь к разговору с божеством. Это чувствуется. Конечно, музыка помогает получить через него знания и удовлетворенность. Она обладает и эротической силой, с другой стороны. Без сомнений. Она эротичнее, чем эротика. Она великая, это что-то фантастическое. Для меня бесспорно то, что жизнь без музыки была бы крайне банальной», – делится с нами Флоря.

Он говорит, что музыка навевает и печаль. «Когда ты в мире музыки, особенно очень умной музыки, после этого все, что вокруг: вся жизнь, все наши привычки и все мысли кажутся тривиальными. Когда ты на сцене, начинается другой мир. Когда вы спускаетесь на землю, скажем, все становится менее интересным», – отмечает музыкант.

На концертах, иногда, могут прозойти всевозможные сбои. «Иногда виолончель скользит или липнут руки, потому что слишком жарко. Столько непредвиденных вещей… Все это может быть опасным. Вы не можете на сто процентов застраховаться. Есть в этом что-то от корриды. Не знаешь, кто победит. Никогда. В целом, мы профессионалы и стараемся все предвидеть, но бывают и сюрпризы», – заключает дирижер Кристиан Флоря.

Алёна ЧУРКЭ

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *