От протеста до ареста

Утром 5 мая этого года полиция выехала на постоянное место жительства трех человек из Кишинева и одного – из Оргеева, которым выдвинули обвинение в «организации массовых беспорядков во время протестов 24 апреля». После того, как было обыскано жилье, все четверо были задержаны на 72 часа, а на следующий день, 6 мая, как следствие ходатайства полиции, суд вынес в отношении всех четырех ордеры на предварительный арест на 30 дней. Задержанные находятся под наблюдением в рамках уголовного производства, им грозит до 7 лет лишения свободы.

С другой стороны, в своем пресс-релизе, представители платформы «Достоинство и правда» (DA), организатора протеста 24 апреля, квалифицировали эти задержания как «сталинские практики, которые доказывают, что Молдова стала диктатурой», и потребовали немедленного освобождения задержанных лиц и прекращения «акций запугивания и террора в отношении протестующих, которые осуществляли свои конституционные права».

Задержанным грозит семь лет тюрьмы

Как следствие протеста 24 апреля этого года, было возбуждено уголовное дело по статье 285 – за участие в массовых беспорядках. В ходе уголовного преследования, говорят представители Генерального инспектората полиции (ГИП), были определены четыре человека в возрасте от 24 до 50 лет, которые действовали незаконно, дестабилизируя общественный порядок и безопасность, бросая камни в полицейских, находившихся при исполнении служебных обязанностей по поддержанию общественного порядка.

Таким образом, утром 5 мая служители закона провели четыре обыска в Кишиневе и в местечке Мана, Оргеевского района. В результате, четыре человека были задержаны на 72 часа. Доказательствами, говорят полицейские, послужили предметы, которыми бросали в полицейских, поврежденные униформы и специальные средства из снаряжения полицейских, свидетельства очевидцев, фотографии и видео, а также судебно-медицинские заключения о характере телесных повреждений, полученных сотрудниками полиции и гражданскими лицами.

В соответствии со статьей 285 Уголовного кодекса Республики Молдова, «организация или руководство массовыми беспорядками, сопряженными с применением насилия в отношении людей, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, а равно с оказанием насильственного или вооруженного сопротивления представителям власти, наказываются лишением свободы на срок от 4 до 8 лет». В то же время, часть 2 статьи 285, в соответствии с которым обвиняются все четверо, предусматривает, что активное участие в совершении вышеуказанных действий, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 7 лет.

Решение об аресте, вынесенное «из-за спины»

6 мая, на следующий день после задержания четверки, полиция направила в суд ходатайство о применении предварительного ареста на 30 дней. Так, в отношении Валерия Кашу, одного из четырех задержанных протестующих, судья Елена Костюк (в девичестве Карпенко) из Суда сектора Центр вынесла ордер на арест на 30 дней. В случае других трех лиц, магистрат Сергей Булару заявил самоотвод от рассмотрения дел. Его коллега, судья Дарья Шушкевич, приняла ходатайство, а дела были распределены, так же, магистрату Елене Костюк. Слушание дел тройки проходило за закрытыми дверями, а после нескольких часов совещательной процедуры магистрат Елена Костюк отказалась оглашать приговор в присутствии родственников задержанных и средств массовой информации. Она настаивала на том, чтобы они покинули зал заседаний, хотя, согласно закону, оглашение решения является публичным. Примерно после 15 минут молчания судьи, около 20:00 часов она огласила решение, однако, повернувшись спиной к присутствующим в зале. Как и в случае Валерия Кашу, трое других протестующих (Александр Пэнуца, Раду Чиботарь и Ион Матасевич) получили ордеры на арест на 30 дней. В течение всего дня 6 мая, на протяжении судебных слушаний, перед зданием Суда сектора Центр протестовали десятки людей: родственники и члены Платформы «DA», которые пришли поддержать задержанных манифестантов и требовать их освобождения. Такие манифестации с участием родственников задержанных лиц и членов Платформы «DA» проходили и в последующие дни. 11 мая, около 6:30 часов, в то же время, в которое были обысканы и задержаны четверо манифестантов 5 мая, люди вновь встретились на выезде из города на Хынчештском шоссе, где они скандировали лозунги, требуя освобождения находящихся под арестом.

По словам представителей Платформы «DA», Александр Пэнуца родом из местечка Манта, Оргеевского района, ветеран войны на Днестре, в то время как Раду Чиботарь является молодым человеком, который принимал активное участие в протестах, организованных Платформой «DA» еще с февраля прошлого года. Другой задержанный, Ион Матасевич, также протестующий со стажем, принимал участие в сборе подписей в ряде районов страны в поддержку инициативы проведения референдума.

Адвокат: «Это незаконно». Прокурор: «Есть соответствующие основания»

Анна Урсаки, адвокат тройки задержанных протестующих, говорит, что обжаловала решение и теперь ждет решения Апелляционной палаты мун. Кишинев. В то же время, Урсаки утверждает, что применение ареста на 30 дней для ее клиентов является преувеличенной и необоснованной мерой. «Как обычно, часть 2 статьи 285. Сейчас эта статья в моде. Так уж случилось, что с 2014 года мне вновь и вновь доводится защищать людей, обвиняемых по этой статье. У них есть право на презумпцию невиновности, так же, как у любого в этой стране, до вынесения судебной инстанцией окончательного решения эти люди считаются невиновными. В этих условиях, однако, был применен предварительный арест, самая строгая мера, к людям, у которых нет судимостей, среди которых комбатант, награжденный государственной наградой, если мы говорим о Пэнуца, у которого Крест «За заслуги» третьей степени… У Матасевича двое несовершеннолетних детей, которых не на кого оставить… Каждый из них должен был сообщить суду некоторые очень деликатные данные, относящиеся к сфере частной жизни. В соответствующих условиях, когда существует домашний арест, временное освобождение под судебный контроль, запрет покидать город и т.д., применять самую строгую меру так легко и просто – категорически незаконно. Самая строгая мера пресечения должна применяться осторожно, с избытком оправдывающих ее элементов, а у нас здесь что? Куда убежит этот комбатант? Куда убежит отец с двумя детьми и женой-инвалидом? Почему они должны находиться в заключении? Эти 30 дней я уже рассматриваю в качестве наказания. Не в качестве меры пресечения, а меры унижения, стращания и наказания, в том числе в качестве примера для тех, кто будет протестовать впоследствии», – утверждает Анна Урсаки.

Денис Ротару, прокурор, ведущий дело, заявил, что не может сказать нам, каковы доказательства, оправдывающие арест троих задержанных, пока не завершено уголовное преследование. «Существуют законодательные положения, которые я не могу нарушить. Мы сочли, что есть основания, предусмотренные в уголовно-процессуальном законодательстве, которые дают нам возможность требовать применения мер пресечения в виде ареста. Судебная инстанция сочла эти основания достаточными, и, соответственно, применила меру пресечения в виде ареста. Насколько мне известно, они не согласны, и я знаю, что они обратились в Апелляционную палату. И Апелляционная палата также выскажется, были ли наши основания достаточными для применения ареста, или нет. Это все, что я могу вам сказать на данном этапе», – заявил нам прокурор.

16 мая Апелляционная палата оставила в силе решение суда первой инстанции, согласно которому задержанные остаются под арест на 30 суток.

Анатолий Ешану

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *