Страна, которая заставила своих мигрантов вернуться домой, чтобы проголосовать

В отличие от президентских выборов 2016 года, граждане Республики Молдова, находящиеся за границей, смогут выразить свое волеизъявление на нынешних парламентских выборах 24 февраля только на основании действительного паспорта или паспорта моряка. В результате, часть мигрантов решила приехать домой, чтобы проголосовать.

Некоторые возвращаются приоритетно ради этого, другие – среди прочего. Несомненно, что каждый из них решил показать действующей системе правления, что, как они сами говорят, их голоса важны. ZdG побеседовала с прибывшими из Франции и Великобритании, Израиля и Ирландии, Дании и Польши, чтобы узнать о причинах их отъезда, а также о причинах возвращения домой ко дню голосования. Мы также спросили об их надеждах, связанных с результатами выборов, и что, по их мнению, диаспора может изменить дома.

Паула Эризану, Великобритания: «Правительство дискриминирует диаспору»

Паула уехала учиться девять лет назад, но вернулась на этой неделе, чтобы проголосовать дома, потому что, по ее словам, ей есть дело до всего, что здесь происходит.

«Вместе с другими согражданами мы преодолели тысячи километров, приехали с другого конца Европы, потому что власть дискриминирует диаспору и пытается минимизировать значение нашего голоса. Выборы – это отличный шанс для перемен, и голоса диаспоры, как и голоса всех граждан, важны. Тот факт, что власть пытается ограничить наше право избирать, показывает, насколько велик наш потенциал. Я призываю диаспору из Румынии, если возможно, приехать в воскресенье домой на выборы, потому что в смешанной системе их голос будет иметь гораздо большее значение, чем в Румынии».

Штефан Боурошу, Польша: «Когда мы идем голосовать, мы идем всей семьей»

Штефан находится в Польше полтора года и говорит, что уехал по нескольким причинам, главной из которых был финансовый интерес. Другой причиной его отъезда было то, что театр, в котором он работал, уже не представлял то, чем он хотел заниматься.

«Я решил вернуться еще до запуска кампании VotezAcasă. Я чувствовал, что это важно. Для меня голосование всегда было своего рода праздником. Хотя было не всегда приятно выбирать некоторых из них – выбирал их просто потому, что было нужно, по каким-то причинам. Мне, в любом случае, нравилось ходить на голосование. Это было семейное – мы шли на голосование все вместе, всей семьей: бабушка, мама, папа. И моя мама несколько раз приезжала домой, чтобы проголосовать. То есть, это, наверное, похоже на интересную и необычную традицию.

Прежде всего, я хочу вернуться домой, потому что я вижу со стороны, из-за пределов Молдовы, насколько грязная эта борьба, и с каким воодушевлением некоторые люди рвутся, чтобы остаться у власти. И я хотел бы внести хотя бы минимальный вклад, чтобы некоторые люди больше не пришли к власти. Это очень эмоционально и очень идеалистично… но это так.

Я думаю, что эти выборы должны стать началом перемен, хотя перемены придут гораздо тяжелее. Я не думаю, что мы почувствуем сразу после выборов, если что-то радикально изменится на уровне правления, потому что менталитет некоторых людей остался пока еще в прошлом, потому что у нас все еще есть та часть людей, которая говорит: «Он украл, но он дает и нам», – посыл, достойный сожаления. Я чувствую некую грусть, когда слышу такие разговоры. Мне жаль людей, которые вынуждены так думать, просто чтобы получить какую-то маленькую услугу. С моей точки зрения, это ужасно.

Я считаю, что голос диаспоры будет, все-таки, важным на этих выборах, потому что пока прикладывается так много усилий, чтобы люди не могли голосовать, пока прикладываются усилия, чтобы снизить важность этого голоса, тем больше люди хотят приехать, и я думаю, что это негативное отношение правительства к диаспоре делает нас сильнее. Это помогает нам мобилизоваться. Люди еще больше хотят получить желаемое, и это радует.

Я вижу больше активных людей за границей, чем в стране. И количество дезинформированных людей дома больше, чем информированных за границей, я считаю. И это вызывает у меня противоречивые чувства – я рада, что люди собирают информацию, приезжают домой, информируют других, они активны и в социальных сетях, но, в то же время, я задаюсь вопросом, достаточно ли этого».

Адриана Григорьева, Великобритания: «Я приезжаю домой, потому что мне не все равно»

Адриана уехала из дома 14 лет назад, но на этот раз она вернулась, чтобы проголосовать.

«Я приезжаю домой, потому что мне не все равно. Голос диаспоры имеет большое значение. ЦИК и Правительство пытаются сделать все возможное, чтобы помешать нам проголосовать и в этот раз, как в 2016 году, на президентских выборах, когда у них было недостаточно бюллетеней, и до сегодняшнего дня мой голос не был учтен.

На этот раз мы стали умнее и вернулись домой, чтобы вернуть страну. Говорят, что те, кто находится за границей, не могут голосовать с просроченными паспортами, хотя это абсолютно законно. Высшая судебная палата высказалась в 2014 году, и это наше конституционное право голосовать даже с просроченными паспортами».

Кристиан Зара, Дания: «Я надеюсь, что к власти придут политики, которые знают, что такое правовое государство»

Кристиан уехал из Молдовы семь лет назад на учебу, а затем остался работать в Дании.

«Недавно мы решили создать в социальных сетях группу «VotezAcasă», так как я думаю, что диаспора дискриминируется тремя мандатами по избирательным округам, предоставленным на миллион человек. Эта идея была вдохновлена многими другими вызовами, которые возникли в последние годы, и я рад, что многие взяли билеты, чтобы приехать домой и проголосовать. Голосование, все же, это ответственность.

Что касается ожиданий, я надеюсь, что к власти придут политики, которые знают, что такое правовое государство, международные и национальные законы, которые соблюдаются всеми. Я надеюсь, что они будут работать для людей, потому что они наняты на государственные деньги. Диаспора, взамен, может прийти с полезным международным опытом для модернизации и обмена опытом во всех областях Республики Молдова, как в частной, так и в бюджетной среде».

Серджиу Присакару, Бельгия: «Существуют разные способы участия в красивых и демократических инициативах дома»

Серджиу уехал из Молдовы 10 лет назад на учебу в Великобританию. После окончания факультета, он устроился на работу в Лондоне, где остался на последующие шесть лет. Уже год как он работает в рамках проекта в Брюсселе, Бельгия.

«Уехав, в последнее время я пытался все чаще вовлекаться во все, что происходит дома. Я думаю, что эти выборы – шанс сменить власть и повернуть ход событий к лучшему.

По сути, много раз, когда я разговаривал с людьми о выходе на протесты, многие скептически относились к ним и спрашивали, что они могут изменить, аргументируя, что не имеет смысла участвовать в этих демонстрациях. Может, некоторых людей я понимаю, потому что власть игнорирует людей, выходящих на улицу и требующих справедливости.

Выборы – это способ сменить власть. Такой шанс выпадает раз в четыре года. Вот почему я думаю, что сейчас стоит приложить усилия в этом направлении.

В диаспоре есть люди всех типов – одни давно уехали, другие позже. Некоторые хотят вернуться, другие уже обосновались за границей. Я думаю, что люди могли бы и должны позвонить своим родственникам и знакомым дома, объяснять, как они видят ситуацию со стороны. Они также должны поддержать прекрасные проекты, организованные дома. Например, я участвовал в краудфандинговой кампании от «Occupy Guguţă» и «FreeMoldova» в Лондоне. Существуют разные способы участия в красивых и демократических инициативах дома».

Думитру Викол, Великобритания: «Власть развила бич коррупции в геометрической прогрессии»

Думитру уехал из Молдовы в 2010 году, как только получил степень лиценциата в АЭНМ. Хотя он думал о карьере экономиста в дипломатической службе или в Центральном банке, он понимал, что его потенциал будет ограничен коррупцией вокруг него. Поэтому он решил начать карьеру со стартовой площадки за рубежом, окончив магистратуру в Париже.

«Мы уехал из Молдовы, понимая, что коррупция является наиболее существенным препятствием на пути развития страны. Иначе говоря, в последние годы власть развила бедствие коррупции в геометрической прогрессии. Помимо коррумпированной стороны, у власти есть и лицемерный облик. Эта форменная ложь о том, что диаспора важна для страны, и в то же время разработка планов по сокращению голосов диаспоры с помощью одномандатной /смешанной системы.

Я приезжаю голосовать дома по двум причинам: 1) способствовать изгнанию коррумпированного осьминога из правления; 2) убедиться, что мой голос полностью учтен, а не треть или четверть, как это произошло бы, если бы я проголосовал в диаспоре. Однако я призываю тех, кто не может приехать домой голосовать, приложить усилия, чтобы проголосовать там, где они находятся. Теперь нам нужно пойти еще дальше на выборах, потому что доля голосов диаспоры уменьшена как минимум в три раза.

За границей мы научились тому, что выборы – это единственный способ изменить курс страны. В западных странах тоже были плохие и коррумпированные правительства, но возобладал гражданский разум, и избиратель смог сменить власть, когда это было нужно. Я надеюсь, что к нам придет другая власть, от которой будет требоваться одно: быть неподкупной и бороться с коррупцией. Обо всем остальном позаботимся мы, граждане».

Алла Тофан, Франция: «В 2016 году я не смогла проголосовать. Теперь я приехала голосовать дома»

Алла уехала из Молдовы в конце апреля 2015 года, после выборов. Тогда у нее была возможность поработать в рамках краткосрочного проекта в Париже, после чего она решила остаться там за свой счет.

«Мне было немного трудно остаться там, но я была уверена, что мое немедленное возвращение домой не решит мою материальную ситуацию. Как журналисту, мне было очень трудно жить в Молдове. В тот год я наблюдала за тем, что происходило дома, и мне казалось абсурдным, что правительство сменяется одно за другим. Экономическая нестабильность здесь удерживала меня в Париже.

Последовали президентские выборы в 2016 году. Очевидно, я хотела проголосовать. Я пошла в Посольство, там была огромная очередь, было много людей, которые не могли войти. Другие люди продолжали подходить. И в какой-то момент у двери нам сказали, что нет смысла приходить, потому что мы не сможем проголосовать – не было бюллетеней для голосования. Были два других участка. Я поехала туда, но я все равно не смогла проголосовать по той же причине. Люди были очень недовольны, а от Посольства не было никакой реакции на эту ситуацию. Теперь я определенно собираюсь голосовать здесь.

Я хочу, чтобы эти выборы принесли больше веры в молодежь, специалистов, которых ободряют оставаться дома. Я хочу, чтобы общество приняло как женщин без детей, так и незамужних женщин на высокие посты. Я хочу стабильности, чтобы я могла строить долгосрочные планы здесь, дома».

Валериу Янаки, Израиль: «Я хочу хорошо оплачиваемых мест работы дома и справедливой системы правосудия»

Валериу уехал за границу шесть лет назад в поисках лучшей жизни для себя и своей семьи. Он говорит, что уехал в основном из-за нехватки рабочих мест в Молдове, мизерной зарплаты и коррупции, которая вьет здесь гнезда.

«Сейчас я решил голосовать дома, потому что мой голос дома окажет гораздо большее влияние. Кроме того, я решил стать волонтером и участвовать в информационной кампании для граждан, потому что многие из них не имеют понятия, какими будут выборы 24 февраля – не знают, кого и что выбрать.

Я считаю, что не только мой голос может что-то изменить, но и голос каждого. Я надеюсь, как и любой гражданин Республики Молдова, на перемены. Я хочу хорошо оплачиваемых мест работы дома и справедливой системы правосудия. Я хочу, как и все остальные, лучшей жизни здесь, рядом с семьей.
Всего за несколько дней волонтерства я заметил, что когда говоришь людям, что преодолел столько километров, чтобы принять участие в выборах, их душа как будто бы смягчается, и они слушают с большим вниманием. Я думаю, что если бы диаспора была в большей степени вовлечена в эти выборы, был бы шанс спасти страну».

Станислав Чобану, Великобритания: «Диаспора увидела порядок, строгость и уверенность – это то, что мы хотим привезти домой»

Станислав уехал из Молдовы два года назад и утверждает, что он сделал это по той же причине, по которой, полагает, уезжает большинство молодых людей – отсутствие правового государства. Другой причиной отъезда было его желание стать лучше, найти благоприятную среду, которая способствует личному развитию.

«Теперь я приехал домой, чтобы проголосовать, потому что мой голос важен, а также потому, что мой паспорт истек. Исходя из этих двух причин, я думаю, понятно, почему я приехал, и рекомендую всем, у кого есть такая возможность, даже если это довольно дорого – приехать домой.

Наш голос игнорируется властью. В другие годы, когда у них, вероятно, был интерес, разрешалось голосование с просроченными документами, а эти полумеры, которые применяются в этом году, показывают, что мой голос имеет значение. Вот почему я приехал.

Я надеюсь, что эти выборы станут поворотным моментом, особенно для нас, молодых. Я надеюсь, что сейчас тот самый момент, когда молодые люди приезжают домой, чтобы проголосовать и подготовиться в ближайшие годы для смены парадигмы.

Всегда, когда я думаю о диаспоре и о том, что она может сделать, я вспоминаю историю барона Мюнхгаузена, который попадает в болото и правой рукой пытается вытащить себя оттуда. Для меня, диаспора – это та рука барона, хотя утопично верить, что без точки опоры возможно вытащить себя правой рукой, но, в нашем случае, рука не лишена поддержки, потому что мы, те молодые люди, которые поехали туда учиться, пользовались поддержкой наших родителей, которые, вероятно, столкнулись с большим количеством испытаний, чем мы. И тогда существует преемственность, речь не просто о руке барона.

Диаспора увидела общество, порядок и уверенность в завтрашнем дне, и это то, что мы хотим «привезти» домой. Мы хотим, по крайней мере, изменений, с точки зрения закона, если нет, изначально, и экономических, и я думаю, что все мы хотим этого, в конце концов, это не просто желание диаспоры».

Алексей Вердеш, Ирландия: «Мы рядом, даже если находимся в разных уголках мира»

Алексей Вердеш уехал из Молдовы в 2000-х гг. в поисках лучшей жизни. Позже в Ирландии к нему присоединились супруга и дети. Хотя они построили дом, и дети уже много лет учатся там, сейчас они вернулись домой, в том числе, чтобы проголосовать.

«Я понял, что все, я должен уехать, когда коммунисты победили на выборах. Я думал, что уезжаю на год или два, чтобы выправить свое финансовое положение, а потом я вернусь. Мы построили здесь дом. Спустя время, мы обосновались там и построили там дом, дети учатся там, уже в университете. Мне удалось собрать свою семью воедино, и мы чувствуем себя реализованными.

Мы хотим подставить плечо всему, что здесь происходит, мы хотим попытаться что-то изменить, поэтому мы решили в этот период приехать домой, обновить наши документы, проголосовать, призвать других выйти на выборы.

Я решил приехать домой, потому что вижу все больше и больше людей, которые не уверены в важности их голоса, потому что они голосовали в последние годы и были разочарованы. Я хочу немного разжечь этот огонь надежды и показать им, что ситуация зависит от нас, а не от тех политиков, которым становится не до чего, как только они получают свои мандаты.

Мы хотели бы импортировать в страну не только материальные вещи, но и передовой опыт. И после этих выборов мы хотим радикальных перемен. Я чувствую, что сейчас дела идут в том направлении, в котором они не должны идти.

Мы были очень рады, когда было подписано Соглашение об ассоциации и свободной торговле с ЕС. Каждый раз, когда кто-то спрашивает нас, хотим ли мы вернуться домой, мы отвечаем, что Молдову нужно «привезти» в Европу, чтобы мы чувствовали себя дома. Это то, чего я хочу. Я уверен, что если мы будем ближе к Европе, все будет намного лучше.

Мы хотим показать, что мы рядом, даже если находимся в разных уголках мира. Мы хотим привезти домой то, что мы видим там – культуру, красивые вещи, и, особенно, решения проблем, которых здесь становятся все больше».

Анжела Вердеш, Ирландия: «Мы все должны выйти голосовать, чтобы сдвинуть ситуацию с места»

Анжела Вердеш покинула страну на два года позже своего мужа, будучи поставлена перед выбором: остаться здесь, с мужем, который должен был вернуться в Молдову или эмигрировать вместе со всей семьей, чтобы начать все сначала в Ирландии. Исходя из здешних условий, она решила уехать из страны вместе с детьми.

«Мое самое большое возмущение, связанное с этими выборами, было, когда нам сказали, что диаспора не может голосовать с просроченным паспортом, как это было на предыдущих выборах.

Я приехала домой, чтобы поддержать свою семью, близких, которые остались здесь. Мы хотим перемен в целом ряде областей, радикальных перемен. Мы понимаем, что это не произойдет в одночасье. Во-первых, мы все должны выйти голосовать, чтобы сдвинуть ситуацию с места.

Диаспора может внести вклад, поддержав тех, кто остался дома. Они не могут решить, что завтра вернутся домой все вместе, потому что они создали будущее вовне, у них семьи, достойные места работы, и они сравнивают то, что видят здесь, с тем, что видят там, но диаспора может говорить о том, что она видит, и может восстать, для начала».

Алёна ЧУРКЭ