[ВИДЕО] Закон Big Brother – «ящик Пандоры»

В то время как в Европейском союзе (ЕС) ведется обсуждение об ограничении мер массового наблюдения (mass surveillance), в Республике Молдова предлагаются новые законы по расширению обязанностей хранения данных трафика из области телекоммуникаций в отсутствии полного анализа о необходимости вмешательства в соблюдении основных прав человека.

Хотя сотрудники МВД утверждают, что законопроект (Big Brother, или Закон Большого брата) ориентирован на борьбу с детской порнографией, терроризмом и насилием, независимые эксперты утверждают, что существует большой риск введения цензуры в Интернете, ограничив, тем самым, права граждан. Также, может появиться новая возможность препятствования работе журналистов-расследователей, занимающихся громкими делами, особенно если в них вовлечены государственные чиновники.

Обыски равнó злоупотребление?

30 марта 2016 года Правительство Республики Молдова утвердило законопроект, предоставляющий следственным органам право блокировать сайты, проверять личные электронные письма, СМС и читать сообщения на Viber и WhatsApp. В апреле того же года Проект № 161, известный под названием «Big Brother» (Большой брат), был зарегистрирован в Парламенте.

Публичное обсуждение Законопроекта № 161 («Закон Большого брата») по внесению изменений и дополнений некоторых правовых положений

Утверждение такой интернет-цензуры власти мотивируют необходимостью бороться с детской порнографией и терроризмом. С другой стороны, гражданское общество, СМИ и ИКТ (информационно-коммуникационные технологии) -компании сомневаются в этом, подчеркивая, что, таким образом, будут нарушены основные права человека. «Слишком сильно расширяются полномочия правоохранительных органов области информатики. Не предусмотрены сроки изъятия объектов, содержащих электронную информацию, для обследования. Некоторые действия могут быть осуществлены без санкции судьи по уголовному преследованию. Отсутствуют гарантии соблюдения неприкосновенности частной жизни и свободы слова. Например, законопроект предусматривает блокирование IP-адресов серверов, на которых размещены различные сайты», – заявляет Вадим Виеру, юрист Promo-Lex.

Представители Национальной ассоциации ИКТ-компаний (ATIC) также обеспокоены тем, что во время обысков могут произойти злоупотребления.

Кристиан Шкьопу, юридический консультант ATIC

«Мы обеспокоены юридическим контролем в отношении информационного обыска. Мы считаем, что во всех случаях необходима санкция судьи по уголовному преследованию, чтобы не было злоупотреблений.

В каком-то смысле, при обыске ноутбука, компьютера у физического лица, он уже присоединен к обширной сети, а поставщика этих услуг могут впоследствии обыскать.

Мы говорим о больших баз данных, которые могут быть расширены до десятки тысяч, сотни тысяч человек», – утверждает Кристиан Шкьопу, юридический консультант ATIC.

2015 – 10 тысяч прослушиваний телефонных разговоров

Анна Кирица, представитель Национальной ассоциации ИКТ-компаний Молдовы, говорит, что приветствует «намерение государства бороться с порнографией, со злоупотреблениями, с преступлениями и со всем, что происходит в области интернета, но, в то же время, не надо забывать о некоторых ценностях, таких как нейтральность, права человека, свобода слова».

Надежда Хриптиевски, представитель Центра юридических ресурсов Молдовы

В 2015 году, были проведены 10 тысяч прослушиваний телефонных разговоров, утверждает Надежда Хриптиевски, представитель Центра юридических ресурсов Молдовы. «Зачем? Что произошло, что так много прослушиваний? Мы стали свидетелями и ряда утечек информации, телефонных разговоров в случаях социального резонанса. И мы до сих пор не знаем, где произошла утечка. Эти прослушивания были осуществлены государственными органами и, впоследствии, произошла утечка, или у нас одна, две, три параллельных системы перехвата?», – вопрошает Надежда Хриптиевски.

Эксперт говорит, что борьба с детской порнографией и с терроризмом это важно, однако это не должно противоречить правам человека. «Законопроект очень сложный. Мы не сомневаемся поставленной цели… Мы все согласны, что нам нужен проект, который бы предоставил в особенности инструменты для борьбы с киберпреступностью, а также с детской порнографией. В то же время, мы хотим убедиться, что внесенные изменения не вступают в конфликт с правами человека, и мы не создаем системы, которые, на самом деле, являются мерами массового наблюдения (Законопроект № 161 поддерживает, расширяет или вводит обязательство общего наблюдения за всеми пользователями электронных коммуникаций, прим. ред.), которые, как показывают многие европейские страны, не являются эффективными. Они лишь дорогие и бесполезные», – подчеркивает Хриптиевски.

В этом смысле, отмечает Богдан Маноля, исполнительный директор Ассоциации по технологиям и интернету, меры массового наблюдения никогда не доказывали свою эффективность. Например, Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) отметила, что, в соответствии с независимой оценкой США, «массовое наблюдение, кажется, никогда не влияло на предотвращение террористических нападений, вопреки предыдущим заявлениям, сделанным старшими должностными лицами из области безопасности. Зато ресурсы, которые могли бы предотвратить нападения, направлены на массовое наблюдение, позволяя потенциально опасным личностям действовать на свободе», – говорится в параграфе 11 Резолюции № 2045 ПАСЕ от 21 апреля 2015 года.

Анна Кирица, представитель Национальной ассоциации ИКТ-компаний Молдовы

В контексте вышеизложенного, Анна Кирица утверждает, что «как правило, каждый раз, когда Правительство Республики Молдова вводит или предлагает закон, оно ссылается на некоторые европейские директивы или на гармонизацию молдавского законодательства с европейским в контексте Соглашения об ассоциации. В то же время, практика показывает, что чаще всего искажаются понятия о том, что представляют собой европейские директивы. Однако, они представляют общие рамки и оставляют принятие законодательства, в той или иной мере, на усмотрение каждой страны», – подчеркивает она.

Того же мнения и медиа-эксперт Надин Гогу. «Зачастую, власти, какими бы они ни были, делают «copy-paste» из некоторых европейских законов, отсекая информацию. Т.е. ставят запятую не доходя до конца положения, как в европейском документе. Наши, эксперты любых министерств, считают, что необходимо брать лишь жесткую сторону и, таким образом, не оставлять пространства для чего-то еще. Необходимо больше открытости со стороны МВД, которое является автором этого законопроекта, и посмотреть, что можно сделать, чтобы закон не влиял на деятельность журналистов», – подчеркивает медиа-эксперт.

МВД против журналистов

Вячеслав Бэдэрэу, следователь Центра по борьбе с кибернетическими преступлениями ГИП МВД, он же один из авторов законопроекта, отвергает обвинения, утверждая, что «закон направлен на предотвращение и борьбу с киберпреступностью и распространением детской порнографии в Республике Молдова. Ни в коем случае документ не призван открыть так-называемый Ящик Пандоры в том, что касается нарушения прав и свобод человека». Бэдэрэу также говорит, что «с 2013 года до сих пор были проведены несколько встреч с Интернет-провайдерами, по их предложениям был изменен закон № 20 о киберпреступности, был исключен термин «мониторинг интернета», – говорит следователь.

Все же, как журналисты, так и юристы, с недоверием относятся к проекту «Big Brother», который, по их мнению, направлен не столько на борьбу с коррупцией, сколько против некоторых категорий граждан или профессионалов, таких как журналисты-расследователи. «Я вспоминаю период, когда мы более всех, скажем так, пострадали от государственного контроля над интернетом. Был апрель 2009 года, когда, на несколько дней, были заблокированы несколько веб-страниц, но не были заблокированы страницы детской порнографии. Заблокированными оказались «Unimedia», «Ziarul de Gardă», другие веб-ресурсы, которые оповещали общество о тогдашних событиях Республики Молдова. Мы так и не получили четкого объяснения от властей, почему были заблокированы и интернет, и работа, и веб-страницы», – заявляет Алина Раду, директор газеты «Ziarul de Gardă».

«В нынешних условиях, когда нет прозрачности и хорошего качества правового акта, если мы пострадаем от этого закона, в какую судебную инстанцию нам пожаловаться, и где гарантия того, что тебе возместят ущерб, или вернут компьютер, или любое другое?», – вопрошает журналистка.

Надин Гогу, медиа-эксперт

«Журналисты-расследователи пытаются выявить некоторые акты коррупции при участии людей в высших эшелонах власти.

Соответственно, они не будут знать, где хранить информацию, поскольку, в случае если твой компьютер могут обыскать, ты не можешь обеспечить анонимность источников, предоставляющих тебе информацию.

Есть много вещей, которые могут негативно сказаться на деятельности журналистов», – констатирует медиа-эксперт Надин Гогу.

(Не)идеальный закон

Тот факт, что законопроект № 161 содержит неясные условия (например, в случаях, когда на определенный сайт не должны заходить пользователи) поднимают вопрос о конституционности этого положения. Об этом говорит и Кристиан Шкьопу, юридический консультант ATIC. «В законе кажется, что все идеально, но мы рискуем потом, после его принятия, столкнуться со сложными техническими проблемами. Также, проект предусматривает и обязанность блокирования IP-адресов, содержащих данные детской порнографии, терроризма, или поощряющие расовую ненависть. В этом случае, необходимо уточнить, каковы пределы толкования этих статей», – считает Кристиан Шкьопу.

Согласно юристам, Законопроект № 161 нарушает международные стандарты, гарантирующие соблюдение основных прав человека: свобода слова и право на частную жизнь. Вадим Виеру, представитель «Promo-Lex», утверждает, что основными проблемами являются «неясные мотивы, связанные с блокировкой сайтов, отсутствие юридического контроля для некоторых мер расследования и отсутствие защиты доносчиков или журналистов».

Ранее члены гражданского общества обратились с публичным обращением, требуя, чтобы Законопроект № 161 был передан для обследования Венецианской комиссии Совета Европы, которая, в свою очередь, отметила ряд проблематичных положений, которые должны быть изменены или исключены: предоставление чрезмерно обширных прав правоохранительным органам для перехвата и расследования компьютерных данных в ряде преступлений, меры массового наблюдения, которые являются неэффективными, стоят денег и неправомерно нарушают право на частную жизнь.

«Учитывая множество критических мнений в адрес данного законопроекта, мы считаем, что он должен быть возвращен автору для его улучшения в процессе консультаций, при участии гражданского общества, СМИ и специалистов в области информационных технологий и коммуникаций», – подчеркивает Вадим Виеру.

Законопроект, известный под названием «Big Brother», был утвержден Правительством 30 марта 2016 года. Вскоре было опубликовано Обращение гражданского общества, выразив озабоченность по поводу негативных последствий, которые могут повлиять, в случае его утверждения, на основные права человека. Законопроект останется в ящике Парламента до конца март месяца, кода Венецианская комиссия должна представить отчет по данному документу.

Ольга БУЛАТ