Гагаузский язык в Гагаузии – мечты и реальность

Тридцать лет назад, на волне националистических движений, возникших в Молдове на фоне усиленно пропагандируемого тогда воссоединения с Румынией, в некоторых регионах страны (левобережье и южный регион с компактным проживанием гагаузов) стали формироваться протестные движения. Помимо открытого сопротивления навязываемой центром идеи румынизации, гагаузы в то время продемонстрировали центральным властям свое осознанное желание самоопределения, выдвинув в качестве главного аргумента желание сохранить национальную культуру, традиции, обычаи гагаузов, и, разумеется, родной язык.

Так на политической арене Молдовы появилась сначала самопровозглашенная Гагаузская автономная Советская Социалистическая Республика в составе Молдавской ССР, затем – Гагаузская Республика, и, в конце концов, в результате обстоятельного политического диалога, тянувшегося несколько лет, парламентом РМ был принят «Закон об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)», наделивший правами автономии регион с компактным проживанием гагаузов.

Сегодня, по прошествию трех десятилетий, за которые автономия могла достичь небывалых успехов в изучении и использовании родного языка, здесь все еще продолжают общаться преимущественно на русском. Гагаузский язык так и не стал языком делопроизводства, его практически не применяют в государственных учреждениях и органах местной власти, в регионе до сих пор нет учебных заведений, в которых преподавание велось бы исключительно на родном для гагаузов языке. Вполне резонным в этой связи является вопрос, который в последние годы все чаще звучит со стороны: а нужен ли вообще гагаузам гагаузский язык?

События последних дней, связанные с задержанием генпрокурора Алексанра Стояногло, которое некоторые поспешили объяснить его национальной принадлежностью, всколыхнули интернет не только в связи с деятельностью чиновника. Некоторая часть пользователей соцсетей справедливо отметила, что гагаузы, которые вышли на протестные митинги, почему-то не выступали на гагаузском, а большинство лозунгов, публикаций в Facebook, комментариев для СМИ, интервью и дебатов на эту тему в Гагаузии прозвучали на русском.

Битва за культуру, битва за язык – что потеряли и что отстояли

Началом становления гагаузского самосознания принято считать день, когда указом Президиума Верховного Совета МССР был принят гагаузский алфавит, разработанный Людмилой Покровской (российский языковед, доктор филологических наук, специалист по проблемам диалектологии и грамматики гагаузского языка и устного народного творчества гагаузов). Это произошло 30 июля 1957 года.

Гагаузский алфавит того времени был разработан на базе русской графики (кириллицы) с добавлением четырех специфических для гагаузского языка букв. Этот алфавит действовал в Молдове с 1958 года. Интересным и малопонятным историческим фактом является то, что в 1962 году преподавание гагаузского языка в местных школах прекратилось. Об этом не принято говорить, но объяснялось это рядом причин, которые в большей степени можно было назвать идеологическими, нежели практически-обоснованными. До 90-х годов прошлого века, как писала в своем курсе лекций Покровская, актуальным было и изучение гагаузско-русского двуязычия, так как гагаузы, жившие в пределах Молдовы после окончания Второй мировой войны вновь стали учиться в русских школах (после перерыва с 1918-го по 1945-й годы) и пользовались русским языком как средством межнационального общения.

Алфавит Покровской использовался в регионе вплоть до 1995 года. Однако параллельно, с учетом требований нового времени, уже в 1992 году языковед начинает разрабатывать гагаузский алфавит на основе латинской графики. С небольшими изменениями, он был утвержден Народным Собранием Гагаузии и Парламентом РМ в начале 1996 года.

С тех пор, однако, гагаузский язык так и не стал языком внутреннего официального общения на территории автономии. На нем говорят преимущественно в семьях, дома, в кругу своих родных и близких. Редкие заседания Народного Собрания или рабочие сессии Исполкома проводятся с применением гагаузского языка. В органах местной публичной власти языком общения чиновников с населением тоже является преимущественно русский. И если о сохранении местной культуры, обычаев и традиций можно говорить с уверенностью, то тему сохранения, развития и популяризации гагаузского языка, скорее, можно брать в кавычки.

Гагаузский язык – боль

Справедливости ради надо сказать, что попытки спасти гагаузский язык в автономии предпринимаются до сих пор. Это даже звучит странно – «спасти язык», ради сохранения которого, по сути, и создавалась Гагаузская автономия. Как минимум, эта задача должна сегодня звучать как «развивать язык». Но в действительности его и вправду приходится спасать.

Чем на деле защищен язык в автономии? Сегодня все учащиеся гагаузской национальности во всех учебных заведениях автономии изучают в качестве родного языка гагаузский с 1 по 12 классы, а также «Историю, культуру и традиции гагаузского народа». Тем не менее, многие родители переводят своих детей в классы с изучением болгарского языка в качестве родного. Главным аргументом они называют то, что нигде за пределами автономии гагаузский их детям не пригодится, в то время как уровень сложности этого языка в значительной степени затрудняет получение хорошего среднего балла по итогам выпускных экзаменов. Такая ситуация в Гагаузии наблюдалась и 5-7 лет назад, не изменилась она, к сожалению, и сегодня.

Екатерина Жекова, экс-депутат Народного Собрания Гагаузии нескольких созывов, одна из авторов Закона «О расширении сферы применения гагаузского языка», дала коммментарий на мой вопрос о перспективах гагаузского языка в Гагаузии:

– О сегодняшнем состоянии гагаузского языка в автономии красноречиво говорит то, как представители власти применяют гагаузский язык в своей деятельности. Башкан не использует гагаузский язык в своих публичных выступлениях на общественно-значимых мероприятиях и демонстративно игнорирует язык народа, который избрал ее главой автономии, в своих публикациях на официальных страницах в социальных сетях.

Использование только русского и государственного (который башкан называет румынским) языков – это унижение гагаузов. Печально и то, что в 2018 году Исполком выступал против принятия Народным Собранием Гагаузии Закона «О расширении сферы применения гагаузского языка». Ярким дополнением к этому служит отсутствие факта личной поддержки главой автономии этого закона или хотя бы видимой заинтересованности в его обсуждении. Ни разу за полтора года башкан не высказала своей озабоченности этим вопросом, не вовлеклась в процесс и не сделала ни одного публичного заявления о необходимости принятия закона, позволяющего укрепить позиции гагаузского языка в разных сферах жизни нашей автономии.

Однако с принятием депутатами НСГ этого Закона, в последние два года расширилась сфера применения гагаузского языка в школах, детсадах и театрах. Из «Фонда по спасению гагаузского языка» в 2019 и в 2020 году выделялись средства на обеспечение преподавания в начальной школе двух предметов на гагаузском языке. Из этого же Фонда два театра Гагаузии получили средства на постановку двух спектаклей в год на гагаузском языке, а актеры получали 100%-ую надбавку к зарплате за бесплатные выездные показы этих спектаклей в каждом населенном пункте автономии.

Эффект этих мер по расширению применения гагаузского языка был очевиден. Многие представители образовательной системы, политики и общественные деятели отмечали ценность этого Закона для гагаузского общества. Однако в Законе «О бюджете Гагаузии на 2021 год», Исполкомом было исключено финансирование театров для постановок и бесплатных показов спектаклей для всех жителей автономии. На мой взгляд, это тоже ярко характеризует «заинтересованность» власти в продвижении гагаузского языка.

И наконец, о перспективах гагаузского языка. Об этом без боли в душе говорить не могу. Есть много разных причин «истощения» среды звучания гагаузского языка в автономии. Но главная, на мой взгляд, причина: ни одна официальная власть Гагаузии за все эти годы не создала условий для того, чтобы гагаузский язык стал фундаментом и главной ценностью АТО Гагаузия (Гагауз Ери). Именно это сделало гагаузский язык самым уязвимым языком среди двух других используемых в автономии. А ведь в Уложении (Конституции) Гагаузии четко написано, для чего была создана автономия. Так вот, для чего создавали, это и теряем… какие тут могут быть перспективы?

По-моему, «сигнализация» давно сработала, а общество делает вид, что ничего не слышит или не придает значения таким сигналам. И то, и другое вызывает грусть. Я убеждена, что только башканы, депутаты, примары, директора школ и т.д., любящие свой народ и родной язык, смогут обеспечить сохранность и создать прочные условия на законодательном уровне для спасения гагаузского языка. Да, 30 лет назад наш язык нужно было развивать, а сейчас – его нужно спасать.

Для ZdG, Ната ЧЕБОТАРЬ, журналист, АТО Гагаузия
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *