Дорога домой: застрявшие за границей граждане разных стран пытаются вернуться на родину

Пандемия коронавируса оставила без работы целую армию трудовых мигрантов. Многие из них до сих пор безуспешно пытаются вернуться домой. О том, как именно это происходит, рассказывают независимые редакции стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии .

Узбекистан: поезд ушел

Стихийный лагерь узбекских мигрантов вокруг станции Первомайская на окраине Ростова-на-Дону в России возник сравнительно недавно. Первые «поселенцы» появились там ориентировочно 23 августа, когда стало известно, что именно из Ростова в Ташкент пойдет специальный железнодорожный состав, организованный властями Узбекистана. На Первомайскую хлынули узбекские мигранты, до пандемии работавшие в разных городах России. Утром 8 сентября отсюда действительно ушел один состав, он увез в Узбекистан 950 человек

Палатки разбиты прямо на газонах и тротуарах. Кое-где из-под самодельных навесов торчат босые ноги, люди лежат на нагретых ростовским солнцем парапетах. Девочка лет двенадцати в ярком национальном халате успевает перехватить годовалого карапуза, который рвется к парковке, — там тоже все забито машинами. Спешащие по делам ростовчане фотографируют лагерь с высоты пешеходного моста через железную дорогу. Оттуда же, сверху, за пыльным «толковищем» наблюдают сотрудники полиции. В толпе мелькают шлемы ОМОНа.

— Мы домой хотим, — сказал “Новой газете” один из жителей лагеря, мужчина лет тридцати, назвавшийся Алишером. — Работы нет. Коронавирус. Жить дорого: 30 тысяч получи, за квартиру отдай, покушать отдай. Домой надо. 

Местные жители, которые наблюдали за тем, как разрастался стихийный лагерь, рассказывают о тяжелейших условиях, в которых вынуждены жить мигранты. По словам собеседницы “Кавказского узла”, у одной из обитательниц лагеря прямо в палатке прошли роды: “по-моему, даже “скорую” не вызывали, кто мог, тот и принял роды”, — рассказала женщина по имени Ирина. 

Сразу же после того, как поезд увез на родину первых счастливцев, стало известно, что следующий состав будет не раньше 13 сентября. А потом местные власти распорядились перевезти мигрантов в другое место и это вызвало не беспочвенные опасения, что ждать, видимо, придется еще дольше. 

Несмотря на то, что поезд организован правительством Узбекистана, билет на него стоит около 200 долларов и достать его очень непросто.  Можно было бы и улететь, но билет из Ростова в Ташкент сейчас стоит более 800 долларов, для большинства мигрантов — неподъемная сумма.

Власти Узбекистана утверждают, что к концу июля в страну вернулись 90 тысяч гастарбайтеров. Всего, по официальным данным, за границей живут более 2,5 миллиона граждан Узбекистана, из них полтора миллиона в России. 

Мигранты из Узбекистана у здания вокзала в Ростове, Россия. Фото: Елена Романова / «Новая газета»

Азербайджан: голодовка против “блатных”

Станция “Первомайская” – не единственное на юге России место, где мигрантам приходится жить в палатках. Куллар, поселок недалеко от границы между Азербайджаном и российским Дагестаном еще долго будет ассоциироваться у его вынужденных обитателей с закрытой границей. 

Каждый вторник из Куллара уезжают несколько сотен азербайджанцев – еще недавно они тоже работали в России, но коронавирус лишил их заработка. Для многих место в палатке – это единственно возможный ночлег: у них нет ни денег для того, чтобы снять себе жилье, ни знакомых, которые могли бы их приютить.

Изначально очереди на переход через границу в Кулларе выстроились из-за карантинных ограничений, которые действовали в Азербайджане. Но даже после их снятия люди ждут иногда месяцами, чтобы родина приняла их к себе. Поселенцы жаловались на несправедливые решения – нередко в Азербайджан впускали не тех, кто, наконец, дождался своей очереди, а “блатных”. В попытке пресечь это жители палаточного городка проводили акции протеста (иногда они выливались в стычки с полицией) и даже объявляли голодовку.  

Местные власти Дагестана сегодня подтверждают, что люди продолжают прибывать в Куллар, желающих вернуться домой не становится меньше. Правозащитники считают, что Азербайджан не имеет права затягивать с возвращением своих граждан домой, и что вынужденные жители Куллара имеют все основания, чтобы подать иск в ЕСПЧ

Кыргызстан: в чистом поле 

Но все познается в сравнении, и если сравнить дагестанский Куллар с лагерем в Оренбургской области России, в котором живут граждане Кыргызстана, пытающиеся вернуться на родину, то выбор будет в пользу первого – здесь хотя бы намного теплее, а в окрестностях есть люди и магазины.

«Здесь поле, нет воды, нет рядом даже жилых селений. У нас дела в Кыргызстане, мы не можем оставаться здесь и были вынуждены приехать сюда. За шесть месяцев не дождались реакции от посольства. Мы не просим денег, только откройте коридор через Казахстан», — говорит мужчина в видеообращении, которое кыргызские мигранты записали еще в августе. 

Кыргызские власти несколько раз организовали вывоз своих граждан из России через Казахстан, но люди продолжают прибывать, и в Оренбургской области по-прежнему много желающих вернуться домой. 

Кыргызы приехали в Оренбургскую область в надежде на открытие транспортного коридора. Многие уже больше полугода ждут, что их отправят на родину через граничащий с Россией Казахстан.

«Здесь дети и беременные, а по ночам холодно даже взрослым. Мы сами оплатим путь, договоритесь открыть коридор. Нам пока помогает только Россия палатками и продуктами», — говорит человек в видеообращении.

Украина: ад в шалаше

“В полях” приходится жить и жителям восточной Украины, которых пандемия застала за пределами Донецка. В конце марта из-за коронавируса на Донбассе были закрыты пункты пропуска по обе стороны линии соприкосновения – и на контролируемой украинскими властями территории, и на территории, захваченной группировкой “ДНР”.

Украинская сторона открыла блокпост еще 22 июня, но сепаратисты  установили особые правила проезда. Те, кто новым правилам не соответствует, остаются ночевать прямо у пунктов пропуска. Ежедневно их количество колеблется: получившие разрешение уезжают, но прибывают новые. 

 Грузия: железный занавес

Недоступность билета – общее место для множества застрявших за границей людей. И это касается не только стоимости перелета. Грузины, оказавшиеся из-за пандемии без работы и без жилья за границей, обратились в грузинские консульства. Им ответили, что власти организуют спецрейсы для тех, кому нужно ехать домой.  Но онлайн-платформы, на которых предлагалось купить билеты, работали очень плохо – профильные грузинские Facebook-группы вскоре заполонили посты о том, как люди пытались и не могли купить билет домой. 

Тем, кто решил дождаться, когда границы откроются вновь, тоже не повезло – Грузия отказалась возобновлять регулярное авиасообщение с миром, из-за чего большинство международных авиакомпаний отменили полеты в грузинские города. Сегодня в Тбилиси можно прилететь лишь из нескольких городов Европы, причем билет будет стоить не менее 300 евро в один конец.

Люди, оказавшиеся за границей в разгар пандемии, рассказывают, что они были вынуждены ютиться у чужих людей, просить помощи у знакомых и с большим трудом добираться домой. 

При этом власти считают свою работу вполне эффективной: МИД утверждает, что телефоны «горячих» линий консульств работали по 24 часа в сутки, и что к 18 июля в Грузию вернулись около 24 тысяч человек. Примерно половине оказало помощь государство. 

По материалам “Медиасети”

Фото Елены Романовой / Новая газета

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *