«Не бери близко к сердцу»: буллинг и равнодушие взрослых

Домнику пять лет травили в школе из-за сильной экземы на лице. Одноклассники постоянно смеялись над девочкой, учителя и родители игнорировали проблему, а она все глубже погружалась в депрессию.

Домника – одна из 100.000 подростков Молдовы, которые хоть раз столкнулись с издевательствами сверстников. По данным ЮНИСЕФ, более половины детей в возрасте 13-15 лет как минимум один раз участвовали в драке или хотя бы раз подвергались издевательствам за последние несколько месяцев. В Молдове один из самых высоких показателей насилия среди сверстников в Европе, она занимает в рейтинге 3 место после Литвы и Латвии.

Зеркальный карп

«Первое сентября в пятом классе было катастрофой», – рассказывает Домника. Родители переехали в другой район Кишинева и Домнике пришлось сменить школу.

Все лето девочка переживала, как ее примут в новой школе, получится ли хорошо учиться, какие будут одноклассники и учителя. Но главное, о чем беспокоилась Доминика – пройдет ли ее экзема перед началом учебного года. С этим заболеванием девочка боролось уже год – бесчисленные мази, таблетки и растворы не особенно помогали, а кожа под глазами, на лбу, вокруг носа все больше шелушилась и начала напоминать сухие чешуйки.

Первое сентября Доминика проснулась с красным шелушащимся лицом, экзема усилилась. «Я не могла пойти так в новую школу. Я спряталась в ванной и взяла мамин тональный крем», – рассказывает Домника. Краснота исчезла, но «чешуя» на сухой коже стала еще заметней.

«Классная руководительница начала рассаживать нас за парты, – вспоминает Доминика. – В какой-то момент она сказала: “Домника сядет с Сергеем!”.

“Но я не хочу с ней. У нее чешуя на лице, как у зеркального карпа”, – сказал тот мальчик.

И все посмеялись. Рассмеялась и учительница, ответив ему: “Это у тебя чешуя на мозге”. С тех пор у меня появилось прозвище “зеркальный карп”».

«Мир казался бессмысленным»

В тот же день девочка рассказала матери, что произошло, плакала и умоляла вернуть ее в старую школу. Родители проигнорировали просьбу – новая школа была идеально расположена, водить дочь в другое место было бы неудобно. Домника продолжила каждый день ходить туда, где над ней издевались: «Было достаточно Сергею, юмористу класса, произнести слово «карп», и все смеялись».

Родители и учителя говорили, просто не воспринимать шутки одноклассников так близко к сердцу.

Специалисты отмечают, что взрослые, в том числе родители и педагоги, обычно воспринимают явление буллинга как естественную стратегию адаптации ребенка. «Учителя не видят проблемы в постоянной травле», – говорит Чиприан Грэдинару, автор исследования, проведенного организацией “Salvați Copiii” (Спасайте детей). – А родители обычно реагируют наподобие: “ну, он посмеялся над тобой, и ты посмейся над ним”».

Равнодушие взрослых может ранить ребенка еще больше самой травли.

«Мир казался бессмысленным. Голова болела. Началась бессонница», – вспоминает Домника. Днем она чувствовала себя одиноко и изолированно, ночью перед глазами появлялись болезненные картины того, как ее избегали, обходили, оставляли одну, оскорбляли в школе.

Состояние Домники ухудшилось. Она начала боятся наступления ночи, своей постели, боялась бессонницы, головных болей.

«Мать давала мне травяное снотворное и десенсибилизаторы, но они не помогали, – рассказывает девушка. – Когда я заикнулась об этом, мама ответила: “Что мне идти с тобой к психиатру? Что я ему скажу, что тебя беспокоят какие-то шутки? Он назначит тебе сильные препараты, которые покалечат тебя еще сильнее? Ложись спать и спи, ты не видела больных людей с болями“. Терпеть не было сил».

«Синий кит»

Ситуацию изменил «синий кит». В СМИ писали, что подростков в интернете якобы доводят до самоубийства, что существует тайная игра «синий кит» и так называемые «группы смерти». Эта информация вызвала общественную панику. Плюсом оказалось то, что медиаскандал привлек внимание родителей и учителей к теме депрессии и суицида в целом. Родителей, в том числе Домники, срочно позвали на собрание, где им рассказали о депрессиях, самоубийствах и странном поведении детей.

«Моя мама тогда пришла с собрания и вошла прямо в мою комнату. Я ждала, что она снова будет меня ругать, что я что-то не сделала как надо. Это был первый раз, когда она ни в чем не упрекнула меня, она говорила с пониманием. Я не помню, о чем именно мы говорили, я помню только тон, было ощущение, что она жалеет меня, она казалась немного испуганной. По крайней мере, я почувствовала, что она больше не недовольна мной, что я не такая, какой должна быть», – вспоминает Домника. В тот день они плакали вместе.

Мама нашла дочери психолога. «Это был первый человек, который не сказал, что “зеркальный карп” это мелочь, который не сказал, что нужно притворяться, что это не важно», – вспоминает девушка. Домника говорит, что после третьего визита к психологу ей удалось, наконец, проспать всю ночь. Когда она спала хорошо, экзема была не такой красной.

К сожалению, родители могли позволить себе только шесть сеансов, одно посещение стоило 250 леев (12 евро). Но даже за такой срок удалось добиться результатов. Главное, психолог убедила родителей Домники сменить школу и заранее поговорить с будущим классным руководителем о буллинге и о том, как с ним справляться.

«Родителям тоже иногда нужен психолог. Вероятно, и учителям. Возможно, потому что они всегда окружены детьми, они думают, что проблемы маленьких являются маленькими. Но они могут уничтожить детство и даже будущее», – считает Домника.

«Буллинг» и законодательство

Термин «буллинг» прямо не предусмотрен законодательством. Но по мнению Родики Брагуца, главы юридического отдела Министерства образования, культуры и исследований (МОКИ), «законодательство нашей страны является полным и содержит достаточно положений, которые охватывали бы тему травли и вполне достаточно термина «насилие», который также включает в себя понятие травли».

По данным ЮНИСЕФ 100.000 подростков Молдовы хоть раз столкнулись с издевательствами сверстников.

Учебные заведения сообщают в среднем о 5000 случаев насилия в год. Наибольшая доля приходится на физическое насилие, поскольку его проще всего выявить, говорит юрист Министерства образования, культуры и исследования.

За первые четыре месяца 2019 в полиции зарегистрировано всего 90 случаев насилия в учебных заведениях.

Из них:

– Учителей в отношении учеников – 11 случаев

– Учеников в отношении учителей – 14 случаев

– Среди самих учеников – 65 случаев

Вероника Телеука, координатор национальной коалиции «Жизнь без насилия в семье», не согласна с представительницей министерства:

«Да, в какой-то мере, слово «насилие» включает в себя и понятие «буллинг», но также и многое другое. У нас ведь на законодательном уровне прописано, например, насилие в семье, т.е. это уточнение имеет очень важную роль. Так что необходимо включить именно термин «буллинг» на законодательном и национальном уровне. Нужен регулирующий закон. У нас несерьезно относятся к проблеме буллинга именно на законодательном уровне».

Иоана Мунтяну
Ольга БУЛАТ
Кристина КОРНЕСКУ

Иллюстрации: Алекс БУРЕЦ

1 comentariu

  1. Pingback: Травля: жертвы и преследователи | Ziarul de Gardă RUS

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *