Отопление биомассой: История молдавского провала, подпитанного японскими миллионами

Пока власти ищут альтернативные решения российскому газу, в 15 км от Кишинева фабрика по производству пеллет (топливных гранул, прим. ред.), которая должна была обеспечить теплом ряд государственных учреждений, не работает уже более шести лет.

153 миллиона леев, деньги от грантов, предоставленных правительством Японии, были «похоронены» властями из Кишинева при строительстве фабрики по производству пеллет и при установке 25 котлов на основе биомассы, 24 из которых должны были производить тепловую энергию для обогрева такого же количества государственных учреждений в Республике Молдова. Хотя котельные и фабрика были построены, спустя шесть лет после официального запуска проект практически не функционален. Котлы на основе биомассы используются лишь в нескольких населенных пунктах, а фабрика по производству пеллет, которая «проглотила» почти 70 миллионов леев, тонет в обвинениях и неспособности всех правительств последних лет найти решения, чтобы заставить ее работать.

«Изначально были интересы, потом некомпетентность. Словом, самая большая проблема в том, что они не знали, как на этом украсть», – обвиняет министр сельского хозяйства периода реализации проекта, а его, в свою очередь, обвиняют в неумелом ведении объектом и наличии интересов.

30 июля 2015. Президент страны Николае Тимофти в сопровождении нескольких членов правительства прибывает в коммуну Пашкань, Криулянского района, населенного пункта, расположенного в 15 километрах от столицы. Главу государства приветствует Василе Бумаков, технический директор ведомства по реализации и администрированию молдавско-японского проекта 2 КР. В тот день при поддержке правительства Японии, которое предоставило щедрый грант на общую сумму около 12 миллионов долларов, в Республике Молдова с большой помпой была запущена первая фабрика по производству пеллет из биомассы. Фабрика должна была перерабатывать сельскохозяйственные остатки для производства пеллет, которые впоследствии должны были использоваться для производства тепловой энергии, заменив традиционные методы отопления.

Нефункциональная фабрика по производству пеллет

В 2021 году сотни государственных учреждений, включая школы или детские сады, рискуют остаться без тепла из-за газового кризиса. Спустя шесть лет после запуска фабрики по производству пеллет в коммуне Пашкань, которая должна была предложить реальную альтернативу отоплению на основе природного газа для нескольких десятков государственных учреждений, она НЕ работает. По сути, она никогда не работала в нормальном режиме, а оборудование на миллионы долларов внутри запускалось только для тестирования.

Сегодня сторож территории – единственный, кто говорит о том, что объект является ценным. По крайней мере, на бумаге здания и оборудование внутри стоят около 69 миллионов леев.

Илие Букуч, директор Центра по повышению квалификации в области механизации сельского хозяйства, учреждение, которое получило в ведение фабрику по производству пеллет

Илие Букуч в течение нескольких месяцев был директором Центра по повышению квалификации в области механизации сельского хозяйства (CPDMA), учреждения, которое работает при Агентстве по развитию и модернизации сельского хозяйства (ADMA) и которое получило в ведение фабрику вскоре после того, как она была введена в эксплуатацию. Он утверждает, что фабрика не функциональна, потому что проект с самого начала был запущен с рядом нестыковок. «Когда она была введена в эксплуатацию, коллеги из Японии приехали посмотреть, как она работает. Они запустили ее. У нас есть и плакат с первого дня, как она работала. И на этом все. Вы можете видеть, что здесь все новое, это все новое. Итак, в 2015 году она работала час времени. Ее запускали всякий раз, когда коллеги из Японии приезжали посмотреть, как она, эти ребята искали какие-то способы показать, что она работает», – утверждает Букуч.

Строительство фабрики пеллет было частью проекта «Эффективное использование твердого топлива из биомассы», находящегося в управлении ведомства по реализации и администрированию Проекта увеличения производства продуктов питания, нынешним ADMA, учреждением, подчиненным Министерству сельского хозяйства и пищевой промышленности (MAIA).

69 миллионов леев «инвестировано» в строение и оборудование

Фабрика была построена компанией ООО «Lincons», только возведение зданий обошлось примерно в 18 миллионов леев. Используемая технологическая линия обошлась еще в 45 миллионов леев. Илие Букуч утверждает, что в 2018 году «в Торгово-промышленной палате была запрошена еще раз стоимость данного здания – реальная стоимость бизнеса. За основу была взята оценка технологической линии. Если она стоит по документам 45 миллионов, то в реальности – 15 миллионов. Так Торговая палата констатировала вместе с оценщиками, специалистами».

ZdG: То есть, этот проект в реальности не стоил 69 миллионов леев?

Илие Букуч: Очевидно, что так.

В течение шести лет власти не находили решений, чтобы сделать фабрику по производству пеллет функциональной, каждый раз перекладывая с себя ответственность. В 2016 году, после того как Демократическая партия во главе с Плахотнюком взяла на себя правление, посредством договора простого товарищества фабрика перешла в управление фирмы «Energ Pellet», основанной и управляемой молодым человеком, которому тогда было 27 лет, Александру Цурканом, ныне работающим менеджером в компании «Acvila Grup», принадлежащей семье бизнесмена Николаса Никулы. Цуркан баллотировался на парламентских выборах в июле этого года по спискам партии «Строим Европу дома» (PACE) во главе с бывшим полицейским Георге Кавкалюком, на место в парламенте. Однако через пять месяцев после подписания договора он был расторгнут, фабрика вернулась в государственную собственность.

«Оставлять ее в качестве исторического памятника – того не стоит»

Теперь, чтобы перезапустить ее, потребуется еще около 20 миллионов леев, говорят люди, вовлеченные со временем в процесс управления и реализации проекта. «Мылюбой ценой хотим ее запустить. Грех так бросать. Оставлять ее в качестве исторического памятника – того не стоит, особенно сегодня, когда у нас большие проблемы с газом, мы говорим об альтернативных системах отопления», – утверждает директор CPDMA.

«На момент, когда она была продумана, запланирована, видно, что не учитывалась реальная ситуация на рынке. Прежде всего, сырье, откуда будет поступать сырье для такой фабрики, с такими мощностями, которые будут работать 24 часа в сутки. Второй момент – это стоимость готового продукта. Стоимость готовой продукции складывается из фактической стоимости фабрики. Она стоит около 70 миллионов (леев, прим. ред.), и, соответственно, цена (пеллет, прим. ред.) не является конкурентоспособной на рынке», – отмечает Букуч, ссылаясь на то, что законодательство периода реализации проекта предусматривало включение в цену пеллет и инвестиции в строительство фабрики.

Другими словами, при установлении рыночной цены на пеллеты должна была учитываться стоимость фабрики, а поскольку она стоила около 69 миллионов леев, стоимость пеллет была бы намного выше среднерыночной. Для того, чтобы фабрика производила тогда пеллеты по рыночным ценам, должен был быть принят специальный закон, чего, однако, не произошло.

Вторая фаза проекта: 85 млн на 25 котлов на биомассе. Используются только 9

Проект «Эффективное использование твердого топлива из биомассы» заключался не только в строительстве фабрики по производству пеллет. Правительство Японии выделило еще 85 млн. леев на закупку и сборку 25 котлов на биомассе, из которых 24 предназначались для снабжения государственных учреждений, особенно школ, а один котел должен был быть установлен на пеллетной фабрике. Котлы на биомассе, в идеале, должны были топиться пеллетами, произведенными на фабрике в Пашкань. Однако реальность и здесь отличалась от первоначальных планов.

«Из 24 котельных работают только 9. Остальные не были введены в эксплуатацию, деятельность не была доведена до конца. Отношения между примэрией, школой, отраслевыми министерствами… и, как следствие, все это не очень-то работает. Тогда это была очень приветствуемая мысль, и мы признательны японскому правительству за то, что оно углубилось в суть. Что произошло на политическом уровне – это другой вопрос. Как были выбраны эти примэрии, куда были отданы соответствующие котлы, как они были введены в эксплуатацию, опять же, другой вопрос. Туда было инвестировано около 80 миллионов леев. Какие-то огромные, невообразимые суммы», – констатирует Илие Букуч.

Котельная на биомассе в Машкэуцах, Криулянского района не проработала ни дня

«Это не… никакой логики в этом нет. Это совпало с закрытием учреждения»

Котельная на биомассе в Машкэуцах, Криулянского района, является одной из 15 таких котельных в стране, которые не работают, хотя каждая стоила около 3,5 миллионов леев. В Машкэуцах котел на основе биомассы должен был производить тепловую энергию для двух зданий – школы и примэрии, расположенных рядом друг с другом. Но вскоре после того, как она была установлена, власти решили закрыть школу, объединив ее с другим учебным заведением, а примэрия была подключена к газу. Таким образом, котельная на биомассе осталась только на проектном уровне. И она простаивает уже много лет.

Валериу Карцын, примар коммуны Машкэуцы, утверждает, что, когда проект был инициирован, не было известно, что школа, которая должна пользоваться котлом на биомассе, будет закрыта. «Ну что, мы собирались это сделать, зная, что школу мы закрываем, давайте сделаем котельную. Это не… никакой логики в этом нет. Это совпало с закрытием учреждения. Мы шли поэтапно, и была задержка, не с нашей стороны, но… как раз, когда они пришли и установили его… Летом его установили, а осенью мы забрали детей, потому что таким было решение районного совета», – утверждает примар.

Валериу Карцын говорит, что, если бы это было возможно, он хотел бы перенести котельную в другую школу, но он скептически относится к эффективности этого процесса и считает, что лучше всего было бы отапливать Дом культуры рядом с котельной, хотя проект был создан для школы.

Фабрика по производству пеллет из биомассы в коммуне Пашкань, Криулянского района

«Мне нечего вам сказать. Мы не хотим общаться с прессой»

Валериу Карцын: Это решение данного вопроса, потому что они привезли ее так, целиком. Как они ее привезли, так мы можем ее изъять.

ZdG: Вы направляли какие-либо запросы на этот счет?

Валерий Карцын: Нет, не направляли. Послушайте, это не так просто. Хорошо, мы отведем ее, у нас есть этот маршрут… И все же, я не думаю, что, если мы ее отведем, что-то случится, ну, хорошо, но мне кажется, что это будет невозможно. И все же, я думаю, что мы должны отвести ее к дому культуры.

В селе Микэуць, Страшенского района, котельная на биомассе расположена в непосредственной близости от школы. Однако учебное заведение предпочитает использовать для отопления природный газ, а котел на биомассе никогда даже не подключался. Директор гимназии в Микэуць отказалась обсуждать эту тему, сказав лишь, что предпочитает отопление заведения газом.

Примар села также избегал говорить об этом. Обидевшись на журналистов, он попросил, чтобы мы прислали ему вопросы в письменном виде. Василе Долгий является примаром Микэуць с 2011 года. «Обращайтесь в письменной форме, и я дам вам официальный ответ. Обращайтесь в письменной форме, какие вопросы? Мне нечего вам сказать. Мы не хотим общаться с прессой».

«То, что у нас есть – солома, стебли подсолнечника, что еще – они используются, и это очень хорошо»

Коммуна Иванча, Оргеевского района является одним из немногих населенных пунктов, участвующих в проекте, который использует котлы на основе биомассы. В селе Фурчень, которое является частью коммуны, котел на биомассе отапливал до этого года сельский детский сад. Начиная с этого года, он также будет отапливать местную школу.

И в Брэнешть, населенном пункте, также входящем в состав коммуны Иванча, функционирует котельная на биомассе, а примар населенного пункта утверждает, что при желании котлы на основе биомассы могут представлять собой реальное решение для обеспечения тепловой энергией.

«Разницы (между газовыми котлами и котлами на биомассе, прим. ред.), когда газ был дешевым, не было. Они были почти на одном уровне. Но, исходя из сегодняшней ситуации, с энергоэффективностью, с газом, понятно, что он приветствуется (котел на биомассе, прим. ред.). Мы очень довольны. Проблем с сырьем нет. Его много. Мы предпочли человека, который находится здесь, в нашем районе, он делает пеллеты. Это хорошо, прекрасно, цена у него хорошая. Поэтому у нас вообще нет никаких проблем. То, что у нас есть – солома, стебли подсолнечника, что еще есть – они используются, и это очень хорошо. Почему мы должны жечь их где-то на холме, когда мы можем использовать их и делать доброе дело? Это самое важное, что мы можем сделать. Потому что мы на всех холмах, посмотрите, что делалось раньше? Их сжигали. Зачем нам тратить газ, если можно использовать то, что у нас есть, не выбрасывать его в мусор, а использовать, тем более что сейчас кризис и неизвестно, что будет дальше», – уточняет Борис Окишор, примар коммуны Иванча.

Большинство примэрий, ставших бенефициарами проекта, были представлены либерально-демократическими примарами

Строительство фабрики по производству пеллет в Пашкань и установка 25 котлов на биомассе были выполнены под эгидой правительства Либерально-демократической партии Молдовы (ЛДПМ), и по крайней мере 16 примаров, которые были выбраны для получения выгоды от проекта, представляли эту партию. В других случаях директора школ, которые должны были извлечь выгоду из проекта, были связаны с тогдашней правящей партией.

Валериу Карцын, примар коммуны Машкэуць, утверждает, однако, что он не ощущал, чтобы ему отдавали предпочтение, и что он получил проект только потому, что представлял ЛДПМ. «Да, я был (в ЛДПМ, прим. ред.), но это не имело значения. Я не знаю, на самом деле, кто остальные 23, все ли они из ЛДПМ, сделайте, например, вывод сами. Я не могу сказать, потому что вы мне не поверите, но я не видел политической принадлежности», – уточнил примар.

Василе Бумаков, бывший министр сельского хозяйства и пищевой промышленности

Бумаков: «Они не знали, как на этом украсть»

Василе Бумаков, министр сельского хозяйства в период, когда был реализован проект, и один из его инициаторов и промоутеров через ADMA, где он был техническим директором после ухода из министерства, говорит, что он не несет никакой вины, за то, что большинство котлов на биомассе, а также фабрика пеллет, в которые было инвестировано более 150 миллионов леев, сегодня не работают. Он уверен, что, если бы проект остался в MAIA, то стал бы функциональным.

«Я его разработал, реализовал (проект, прим. ред.), все сделал и отдал ее (фабрику) готовой. Но я ушел из министерства. Пока я был в министерстве, работал и центр, работала и фабрика… то есть готовилась к работе. Я ушел из служения, все закончилось. Вы понимаете, какие усилия потребовались, чтобы разрушить все, что здесь есть, убрать всю грязь, построить ее, и какие усилия требуются, чтобы она работала? Заставить ее работать – не проблема», – уверен Бумаков. «Она не работает из-за некомпетентности министров сельского хозяйства, которые последовали за мной. Изначально были интересы, потом – некомпетентность. Короче говоря. Самая большая проблема заключается в том, что они не знали, как на этом украсть. Это самая большая проблема. Они смотрят и не видят, как они могли бы делать на этом деньги», – считает бывший чиновник.

«Первая машина, которая производиться, знаете, сколько стоит? Впоследствии они дешевле»

Василе Бумаков утверждает, что стоимость проекта обсуждать не стоит, потому что деньги были предоставлены бесплатно японцами, проект в Республике Молдова был пилотным, впоследствии успешно тиражированным в самой Японии. «Когдареализуетсяпилотный проект, поскольку это не серийное производство, это новый продукт, он никогда не может быть дешевым, это должно быть понятно. Он был щедрым, предоставленным Японией Республике Молдова бесплатно. Какой разговор может быть о том, что это было дорого? Это был аукцион, это было осуществлено на основе аукциона, японская компания выиграла, за ним наблюдало JICA (Японское агентство международного сотрудничества). Обвинения человека, который не имел никакого отношения к этой фабрике, который не работал здесь ни дня, который не реализовал ни одного проекта в своей жизни, обвинять японцев в том, что они предоставили дорогое оборудование, это глупо», – считает Василе Бумаков.

ZdG: Обвинение заключается в том, что он стоил дешевле, чем говорится в документах.

Василе Бумаков: Первая машина, которая производится, знаете, сколько стоит? Впоследствии они дешевле.

«Я предупредил их – будьте осторожны, потому что есть примары, которые говорят очень красиво, но они ничего не сделают»

Бывший министр сельского хозяйства утверждает, что он не участвовал в выборе примэрий, ставших бенефициарами строительства котлов на основе биомассы, и тот факт, что большинство из них представляли ЛДПМ, якобы было простым совпадением. «Есть официальное письмо из Японии, они подтвердили, что все было выбрано японцами. Я даже ни к одному не ездил. В то время я был министром и не хотел проблем, разговоров. Что если бы я пришел в другую партию, эти ребята из ЛДПМ устроили бы шумиху, если бы я пошел от ЛДПМ, другие бы начали шуметь. У меня была договоренность с японцами. Пока я министр, я не вмешиваюсь, но я предупреждал их – будьте осторожны, потому что есть примары, которые говорят очень красиво, но они ничего не сделают. Вы установите котел, установите все, но он не подключит его к школе и детскому саду. Так и случилось», – утверждает Бумаков, который уверен, что, если бы фабрикой ведала компания «Agrofermotech», фирма, управляемая его бывшими коллегами или деловыми партнерами, она бы работала еще с момента запуска. Именно компания, аффилированная с Бумаковым, внесла свой вклад в установку оборудования фабрики пеллет.

«Все должно было пройти гладко. Японцы, когда закончили здесь работу, официально заявили, что мы считаем, что таким новым, высокопроизводительный оборудованием может управлять только команда, которая работала с нами все это время. День и ночь здесь они все работали вместе. Вот что они предложили. Но к Склифосу (администратору фирмы «Agrofermotech», прим. ред.) тут же пришли и предупредили его, чтобы он не совался сюда. И человек не пришел. И вот с тех пор я ничего не могу сделать. Вы понимаете, что сюда приходит кто-то новый. Кто бы не пришел, без Склифоса ничего не может сделать. Кто будет разбираться со всем этим? Или они сделают что-то не так, и матрица выйдет из строя, другие компоненты выйдут из строя, и нам придется заплатить большие деньги, чтобы исправить это», – уверен Бумаков.

Компания «Agrofermotech» была основана в 2001 году, когда зарождался и проект 2КР, Серджиу Склифосом (40%), бизнес-партнером и бывшим коллегой по работе Василе Бумакова, Анатолием Присакару (40%), отцом Дана Присакару, зятя Василе Бумакова, и Валентином Габери (20%), сыном Георге Габери, который впоследствии стал заместителем министра сельского хозяйства и директором Национального агентства по безопасности продуктов питания в период, когда Василе Бумаков был министром сельского хозяйства.

«Вы осознаете, как глупо мы здесь выглядим…»

Администратор компании «Agrofermotech» Серджиу Склифос в телефонном разговоре с ZdG подтвердил, что представители государственного учреждения вынудили его отказаться от управления фабрикой пеллет. Он считает, что проект не работает, потому что государство избегает вкладывать в него деньги, а вокруг него на протяжении многих лет существовал ряд интересов и борьба за управление фабрикой.

Ион Сула, министр сельского хозяйства, сменивший на этом посту Василе Бумакова, сообщил нам, что не готов обсуждать эту тему, а Эдуард Грама, пришедший к власти после Сулы, перекладывал ответственность за нефункциональность проекта на плечи своего предшественника. «Этот проект был осуществлен во времена г-на Бумакова и остается на совести г-на Бумакова», – утверждает Грама.

«Вы осознаете, насколько глупо мы здесь выглядим? Японцы приехали и сделали для нас бесплатно, а мы сидим, смотрим друг на друга и ищем виноватых…», – заключает Василе Бумаков.

В общей сложности 153,4 млн. леев стоила реализация проекта «Эффективное использование твердого топлива из биомассы», в рамках которого была построена фабрика по производству пеллет и установлено 25 котлов на биомассе. Все деньги поступали в рамках грантов, щедро предоставленных правительством Японии. То, как управлялся этот проект, также расследуется Генеральной прокуратурой в течение этого периода, в рамках уголовного дела.

 Виктор МОШНЯГ 
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Memur Maaşı Hesaplama

- dinamobet.club - bahsegel.club - cratosbet.club -
casinovale.club
-
süperbetin
- benjabet -

kolaybet

-
betgaranti
- jojobet.pro -

mersin eskort

- eskort - eskort eskişehir -
web tasarım hizmeti
-
istanbul avukat
- deneme bonusu veren siteler