Молдавские мифы об ЕС

Спустя почти два года после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, все больше граждан Молдовы считает, что эта ассоциация, как и возможная интеграция в ЕС, повлечет за собой некоторые риски. Молдавские евроскептики обеспокоены, в первую очередь, возможной утратой культурной и религиозной самобытности и массовым выездом граждан. Журналисты ZdG посетили несколько стран, вступивших в ЕС в последние годы, и побеседовали с рядовыми гражданами об этих страхах и рисках.

Здена и Мирослав Павлик родились, выросли, получили образование и трудились в социалистической Чехии, а вышли на пенсию в европейской Чехии. Обычная семья, состоящая из медсестры и учителя, получила достойную старость, а о социалистических реалиях супруги вспоминают, как о части жизни, к которой не хочется возвращаться. Для них Европейский союз означает культуру жизни по современным стандартам. «Мы много дискутировали, когда назревало вступление в Европейский союз, обсуждали в семье и в обществе, мы знали, что произойдут изменения. У меня были большие ожидания от вступления Чехии в ЕС. В принципе, большинство граждан были за интеграцию», – сказал нам Мирослав Павлик.

Миф 1: Все уедут в другие страны

И Чехия пережила период массового исхода молодых людей, которые уехали в более развитые европейские страны в поисках финансовых возможностей. Дочь супругов Павлик эмигрировала в Австрию. Таким образом, безвизовый режим перемещения из Чехии в страны ЕС был воспринят как преимущество этой и многими другими семьями.

«Когда Чехия стала членом ЕС, мы были рады, потому что мы смогли навещать ее без виз. Когда я в первый раз въезжала в ЕС без визы, то от волнения даже забыла паспорт дома. К счастью, у меня было с собой удостоверение личности, и его сочли достаточным документом. Если бы Чехия не была членом ЕС, без паспорта я бы никак не смогла пересечь границу», – говорит Здена Павликова.

Тот факт, что были открыты границы, не означает, что все поспешили уехать. Многие уехали в различные страны ЕС, чтобы получить образование и вернуться обратно. Так сделала и Сильвия Отиепкова, в настоящее время предпринимательница из Чешского региона Моравия: «После революции у нас были прекрасные возможности. Я получила возможность изучать право в Гааге, в Голландии. У меня появился шанс взглянуть на жизнь иначе. Я не хочу сказать, что модель европейской демократии является лучшей из всех возможных, но на данный момент она является одной из лучших существующих моделей. Теперь мы вольны говорить то, что мы думаем, учиться в том государстве, в каком хотим, путешествовать там, где хотим. А если мы решим остаться дома, чтобы работать в своем собственном обществе, то мы так же можем вести достойную жизнь».

Миф 2: При социализме была работа

Пенсионеры семьи Павлик могут спокойно сравнить социалистическую и европейскую Чехию. «Было очень много, очень много российской пропаганды на телевидении. В особенности, на парадах 1 мая нам говорили, что советская модель является лучшей и дающей счастье, мы все должны были выходить на парады. Мы не чувствовали себя свободными тогда, мы чувствовали, что нас принуждают делать что-то, во что мы не верили. Пропаганда страшна для каждого человека. Люди боялись, начинали испытывать страх перед системой. Не сравнить с тем, что у нас сейчас в Европейском союзе, где люди чувствуют себя свободными», – говорит Здена Павликова, добавляя, что и способ работы изменился очень сильно. «Тогда, при социализме, люди не работали с душой, сейчас работают от звонка до звонка».

Сильвия Отиепкова была ребенком последних лет социализма, но у нее тоже сохранились не очень положительные воспоминания: «Я была ребенком, мне было около 12 лет, когда началась революция. То, что я помню из детства, что люди не были довольны жизнью, люди чувствовали страх перед государственными учреждениями. Я помню, что у нас не было никаких свобод, и мы не имели права говорить то, что думали в действительности. Я помню, как мы обсуждали эти вопросы в нашей семье».

И Словакия является страной, которая сделала скачок из социализма в Европейский союз. Семья Корчак из городка Дунаец в течение нескольких лет работала при социализме и несколько лет в условиях европейской Словакии. Они изыскали возможности, начали свой бизнес и считают, что жизнь в изобилии возможна. «В любой системе вы должны упорно работать, если хотите чувствовать себя хорошо. Речь идет об индивидуальном отношении к работе. Но если в социалистическом обществе не было сильной мотивации работать, то сейчас вы можете видеть результат своего труда. И все же, если кто-то не хочет работать, но хочет развиваться, даже Европейский союз его не заставит», – говорит Ян Корчак.

58-cehia122И Дана Корчакова ценит труд в ЕС, потому что результатом этого труда стал запуск собственной бальнеолечебницы, о которой она и не могла мечтать при социализме: «Если вы хотите развиваться, необходимо работать. Но и самая тяжелая работа может быть в удовольствие. Если вас пугают проблемы и трудности, может случиться, что вы их не преодолеете». Семья Корчак получила европейское финансирование для развития туристической станции, где они принимали и несколько молдавских семей.

Миф 3: Нам изменят религию

Мэр чешского города Дольны Лоуцкий занимает должность градоначальника с момента, когда Чехия вступила на путь европейского развития. Он считает, что европейская интеграция внесла большой вклад в развитие населенного пункта посредством финансирования строительства дорог, сетей водоснабжения, стадионов. В то же время, культурная идентичность и традиции никоим образом не были затронуты: чехи остались чехами, с теми же религиозными и культурными традициями. «В последние десятилетия я не замечал, чтобы кто-либо пытался изменить нашу веру или культуру, или идентичность. Ничего подобного не происходило. В социалистический период, напротив, ситуация с правом на веру в Бога была очень напряженной. Направляли письма в университеты, в которых заявляли, что этот студент был в церкви, после чего у человека были проблемы по месту учебы. Должен также напомнить, что во время социалистического режима людей лишали их собственности, и они не могли больше ею пользоваться, в том числе церкви были отняты государством. Только в последние годы людям, наконец, удалось вернуть свое имущество. То же самое случилось и с церквями, которые в настоящее время вернулись в собственность действующих общин», – говорит мэр Тихий.

Люди из более новых европейских стран, таких как Румыния, Чехия, Словакия, как и проживающие в более ранних странах-членах, таких, как Австрия или Венгрия, подтвердили, что свобода вероисповедания не затрагивается, что церкви используются религиозными общинами, как и раньше.

Сильвия Отиепкова призывает граждан Республики Молдова попытаться узнать ЕС. «Хочу пожелать молдаванам стать частью этого сообщества, потому что в сотрудничестве с ЕС нет ничего опасного, но нет и чрезмерной опеки. Вы должны быть сильной составляющей, чтобы справляться, и тогда у вас будет ощущение, что вы получите все, что вам нужно. На самом деле, я даже не замечаю, что нахожусь в ЕС, я вспоминаю об этом только тогда, когда вижу флаг Европейского союза. Да, я европейка с исторической точки зрения, но я чешка, и я чувствую себя свободным европейцем в Чехии, который исповедует свободу и солидарность».

Мирослав Павлик считает, что проблемы возникают и в обществах с развитой демократией, но лучше нам выбрать демократию, а не авторитарные системы. В свободное время пенсионер Павлик рисует карикатуры и юмористические комиксы. Он нарисовал рисунок с посвящением молдаванам, в котором желает нам сделать правильный выбор.

Алина Раду
Данная статья стала возможной благодаря щедрой поддержке американского народа посредством Агентства США по Международному Развитию (USAID). Высказанные мнения принадлежат авторам и не отражают в обязательном порядке взгляды USAID или Правительства США.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *