«Мы не будем касаться независимости и беспристрастности судебной власти. Мы скорее будем вести мониторинг образа жизни, давления, которое могло быть оказано на судей и прокуроров»

Интервью с председателем Комиссии по предварительной проверке Германом фон Хебелем

Председатель Комиссии по предварительной проверке, которая будет оценивать добросовестность кандидатов на должности членов Высшего совета магистратуры и Высшего совета прокуроров, Герман фон Хебель, заявил в интервью ZdG, что процесс оценки неподкупности предполагает полную прозрачность со стороны кандидатов, которые должны будут представить доказательства в случае возникновения каких-либо сомнений относительно имеющегося имущества или благ. Таким образом, кандидаты будут теми, кто должен доказать свою полную неподкупность в финансовом и этическом плане, утверждает председатель Комиссии по предварительной проверке.

Почему лично Вы решили войти в состав этой комиссии по предварительной проверке здесь, в Республике Молдова?

— Как я сказал на нашей первой пресс-конференции, всю свою жизнь я работал в области прав человека, международного уголовного права, во имя верховенства закона. Я всегда желал внести свой вклад в систему, в которой верховенство закона является сильным как на международном, так и на национальном уровне, где судьи могут действовать независимо и беспристрастно, с полным доверием со стороны населения. Эти цели мобилизуют меня. Я сам, будучи судьей, стремился быть беспристрастным и независимым, а также работать эффективно и прозрачно. И когда мне предложили эту должность, я сказал «да», хотя я осознаю вызовы, стоящие перед нами. Но также имеется возможность, что в качестве члена этой комиссии, я поспособствую укреплению верховенства закона и системы правосудия здесь, в Молдове. Это большая реформа в области правосудия, сопряженная с огромными проблемами. Конечно, я слышал об этом от людей, с которыми я разговаривал здесь. Существует большое общественное давление. Но мы готовы.

Что Вам известно о системе правосудия Республики Молдова и почему, по Вашему мнению, Молдова нуждается в таком упражнении?

— Я не являюсь экспертом в том, что касается системы молдавского правосудия, потому что я приехал из-за рубежа, как и двое других международных коллег по комиссии. Но что мне нравится в комиссии, так это то, что у нас есть три национальных эксперта из Молдовы и три международных эксперта. И это создает некую «химию» между всеми нами, что делает нашу работу такой интересной. У нас имеется национальный контекст – со стороны национальных членов комиссии, но у нас также есть опыт международных экспертов, полученный в Страсбурге, в Международном уголовном суде, а также знания о том, как дисциплинарные системы работают в разных частях мира. И мы объединяем их всех.

Что касается функционирования системы правосудия Республики Молдова, мне еще многое предстоит узнать. Но, конечно, я подготовился к здешней ситуации и вызовам, которые она предполагает, и к тому, каково видение правительства в отношении реформирования системы правосудия. Я работал и в других странах: Украине, Грузии, Индонезии, Восточном Тиморе, во многих африканских странах. И мы видели, что во многих частях мира системам правосудия не хватает большей функциональности. Молдова не является исключением, и поэтому мне нравится, что я могу внести свой вклад в этот процесс.

Насколько сложно будет проверить неподкупность более 100 человек  кандидатов и членов их семей? Каковы вызовы и риски?

— Вызовов, конечно, много. Закон очень четко устанавливает крайние сроки для этого процесса. Из опыта других стран, которые прошли через такое упражнение, мы видим, что такая оценка, как правило, занимает много времени. Я год работал в Албании, не имея прямого отношения к этому процессу, но видел, что это занимает много времени. И я думаю, что это серьезный вызов – завершить работу в эти сжатые сроки. В то же время нам придется оперировать значительным объемом информации, полученной от кандидатов, а также от других органов власти в Молдове, возможно, также из других стран. Нам придется собрать всю эту информацию, проанализировать ее, изучить ее, и это огромная работа, если честно. Но это работа, которую нужно выполнить.

И очень важно помнить, что такое упражнение, как pre-vetting (предварительная проверка) или vetting (проверка), может быть выполнено только один раз и должно быть выполнено правильно. Оно не может быть осуществлено правильно только наполовину и должно быть осуществлено на сто процентов правильно. И этот принцип нас мобилизует. Качество гораздо важнее скорости процесса. Но нам нужно поспешить, насколько это возможно, и именно поэтому мы будем действовать в несколько этапов, в нескольких группах, чтобы у нас была возможность внимательно изучить информацию, которую мы получим о кандидатах, и провести надлежащую оценку в сроки, установленные законом.

Некоторые критикуют это упражнение, предварительную проверку и внеочередную оценку всех судей и прокуроров, которая также была объявлена в Молдове. Оппозиция и некоторые представители системы правосудия говорят, что этот процесс может быть политизирован, что он повлияет на независимость судебной власти и разделение властей.

— Я нигде в мире не видел ни одной реформы, которая не подвергалась бы критике. Любая реформа вызывает дебаты, в этом есть своя логика. Но я хочу подчеркнуть, что закон, который был принят парламентом и который устанавливает наши обязанности, предусматривает, что эта комиссия должна действовать независимо и беспристрастно, отдельно от Парламента, от Министерства юстиции, отдельно от дипломатических миссий, которые нас делегировали. Это наша обязанность, и мы видели, что все шесть членов очень хотят этого.

Мы не будем влиять на независимую деятельность судей. Я не буду заглядывать в то, как судьи принимают решения по конкретным делам. Это не входит в наш мандат. Мы – не новая инстанция для мониторинга за решениями судей. Но мы будем следить за тем, как работают судьи. Мы будем отслеживать не отдельные дела, рассматриваемые магистратами, а то, как судьи и прокуроры принимают решения. Мы также будем следить за статьями в прессе, в которых о них было написано. Мы будем наблюдать за тем, вели ли они себя этично.

Будучи судьей в моей стране, когда я обсуждаю с моими коллегами-судьями конкретное дело, у нас часто бывают разные мнения о том, как квалифицировать некоторые доказательства по определенным уголовным делам. Это логично. Есть и классическая шутка: пять адвокатов – шесть мнений. Так и в случае с судьями. Наша роль (прим. ред.: Комиссии по предварительной проверке) не в том, чтобы подвергать сомнению индивидуальные решения, которые судьи принимают по делам. То есть мы не будем касаться независимости и беспристрастности судебной власти. Мы не будем касаться независимости и беспристрастности судебной власти. Мы скорее будем вести мониторинг образа жизни, давления, которое могло быть оказано на судей и прокуроров. Но мы будем держаться подальше от дел, находящихся в их ведении. Это также практика, которую мы наблюдали в других странах. Мы будем стремиться к сбалансированности, чтобы обеспечить функционирование системы правосудия.

На что обратит внимание комиссия? Какие доказательства убедят Вас в том, является кандидат неподкупным и честным или нет?

— Я думаю, что очень важно, чтобы кандидаты при заполнении декларации об имуществе и интересах, а также опросника этических позиций, следовали принципу прозрачности, заполняли их полностью, тщательно и корректно, не допускали искажений. Кандидаты знают, что мы будем получать доступ и к другим источникам информации, мы будем запрашивать данные у банков в стране и за рубежом, у таможенных и налоговых органов и так далее. Мы будем исследовать данные очень подробно. И каждый раз, когда возникнет вопрос или неясность, или то, что мы называем «красными флажками», мы будем просить объяснений у кандидатов. Мы также будем общаться во время слушаний. И то, как они представят себя на слушаниях, также повлияет на оценку кандидатов.

Но мы должны провести четкое различие. Это не уголовный процесс, и мы не будем зацикливаться на поиске виновных. Вопрос не в том, что, вне всякого сомнения, кто-то совершил преступление. Это упражнение предполагает, что в случае возникновения серьезных сомнений кандидаты должны будут представить доказательства. Не нам придется доказывать, что что-то не так, а именно они, кандидаты, должны будут доказать свою полную неподкупность в финансовом и этическом плане. Такова большая разница в том, как мы работаем. Поэтому мы рекомендуем, чтобы все кандидаты в полной мере проявляли прозрачность и неподкупность, когда они предстают перед комиссией.

У некоторых публичных лиц в Молдове есть, например, дома, зарегистрированные на имена отдельных родственников. Пресса писала о многих случаях подобного рода. Если Вы столкнетесь с такой ситуацией и кандидат скажет вам: «Это дом моей матери, я просто живу в нем», – как Вы будете рассматривать такую ситуацию?

— Несомненно, такие вопросы возникнут. И они будут либо оправданы, либо нет. В описанной Вами ситуации мы будем стремиться выяснить, бралась ли ипотека или кредит, из каких источников, когда она была взята и на какой срок, какова зарплата судьи и его партнера или других членов семьи. И мы постараемся выяснить, есть ли оправданное или неоправданное ими имущество. Если у кого-то зарплата в 100 евро в месяц, например, но он покупает виллу за три миллиона, сразу думаешь, что что-то не стыкуется. Мы будем делать соответствующие выводы, чтобы выяснить, были ли нам представлены полные данные.

Но, конечно, у судьи может быть партнер, который очень богат. Это возможно. Именно поэтому нам придется рассматривать факты по каждому случаю индивидуально, каждая ситуация уникальна. Но мы проанализируем информацию о зарплатах, о других доходах, о займах и откуда они взяты, о членах семьи. Кандидаты – это те, на которых мы сосредоточим наше внимание, хотя мы также изучим имущество членов их семей, и им придется обнародовать его.

Но с точки зрения имущества и собственности за рубежом, Вы будете взаимодействовать и с властями других государств?

— Да, мы собираемся углублять эти коммуникации. Должен сказать, что это не всегда легко. Есть опыт подобных комиссий и в других государствах. Получить информацию за границей будет непросто, но, безусловно, не будет невозможно. Мы заручимся помощью посольств для выявления этих возможностей. У нас есть пример комиссий из других государств, которым удалось найти имущество за рубежом.

Но сам факт того, что один из кандидатов не представит полных данных, а мы установим его имущество за рубежом, окажет огромное влияние на уровень доверия, которое мы будем иметь к его декларациям. И это будет важным фактом, который мы будем учитывать при оценке этого кандидата.

Кандидаты имеют право оспорить результаты оценки в суде. Считаете ли Вы, что этот процесс может таким образом затягиваться? Будет ли представлять трудность, если многие кандидаты обратятся в суды, чтобы оспорить решения комиссии?

— Конечно, мы этого ожидаем. Как юрист, как судья, я поддерживаю идею возможности оспаривания в суде. Я сам являюсь судьей апелляционной инстанции. Эта возможность побуждает нас, как членов комиссии, проявлять максимальную прозрачность в том, как мы формулируем наши выводы, потому что существует такая возможность оспаривания. Кандидаты могут пройти весь путь до Высшей судебной палаты и поставить под сомнение наши решения. Поэтому наша обязанность – принимать хорошо мотивированные, аргументированные решения, в которых мы очень четко говорим: это та информация, которую мы проанализировали, это вопросы, которые мы задали, это ответ кандидата и это те выводы, к которым мы пришли. Мы должны принимать очень обоснованные и аргументированные решения.

Ни в наших интересах, ни в интересах кандидатов – иметь решения комиссии, которые отменяются Высшей судебной палатой. В интересах всех – обеспечить, чтобы наш анализ был тщательно обоснованным и очень хорошо мотивированным. Но, конечно, кандидаты имеют право на апелляцию. Это основополагающее право.

Наконец, считаете ли Вы, что после этого процесса предварительной проверки в Р. Молдова будет более справедливое и независимое правосудие?

— Я надеюсь, что это произойдет. Я твердо верю – имеются хорошие шансы, что это упражнение поможет. Потому что такие вопросы, как отсутствие неподкупности, финансовой неподкупности и этики, чрезвычайно важны. Как судья в Нидерландах, я обязан декларировать свои доходы каждый год, и это публичная информация, любой может ее увидеть. И я рад это сделать. Из общения с другими коллегами-судьями я знаю, что они следят за моим поведением как судьи, а я – за их. И мы беседуем о том, как мы работаем.

Существует высокая культура этического поведения, финансовой неподкупности и профессионализма. Такая культура должна развиваться и здесь, в Молдове, и я считаю, что этот процесс, безусловно, окажет положительное влияние. Это не быстрый процесс, он не меняет ситуацию за несколько дней. Требуются годы, чтобы изменить менталитет судей и прокуроров.

Я не утверждаю, что в конце этого процесса судебная система здесь будет идеальной. Было бы наивно так думать. Но в том, что этот процесс внесет существенный вклад в движение в этом направлении, в этом я полностью убежден. В противном случае меня бы здесь не было.

*ПРИМЕЧАНИЕ:

Целью Комиссии «Pre Vetting» является оценка добросовестности кандидатов на должности членов в административных органах судей и прокуроров, то есть в Высшем совете магистратуры и Высшем совете прокуроров. В состав комиссии входят шесть членов: три национальных эксперта и три международных эксперта. Речь о Надежде Хриптиевски, программном директоре ЦЮРM, Татьяне Рэдукану, бывшей судье, и Виталии Мироне, бывшем советнике в кабинете генерального примара муниципия Кишинева Иона Чебана. Они были назначены Парламентом. Надежда Хриптиевски и Татьяна Рэдукану были предложены Партией «Действие и солидарность», а Виталий Мирон – Блоком коммунистов и социалистов.

Члены комиссии «Pre-Vetting»: Нонна Цоцория, Надежда Хриптиевски, Герман фон Хебель, Татьяна Рэдукану, Виктория Хенли и Виталий Мирон

Виктория Хенли была предложена Посольством США в Кишиневе, Нонна Цоцория – Посольством Грузии в Кишиневе, а Герман фон Хебель – Посольством Голландии в Кишиневе. Комиссия начала свою работу 12 апреля 2022 года, и тогда же Герман фон Хебель был избран председателем комиссии.

Первыми будут подлежать оценке кандидаты на должности членов ВСМ, в начале июля, а впоследствии – те, кто претендует на должности в ВСПр. Комиссия по предварительной проверке также оценит неподкупность членов специализированных коллегий ВСМ и ВСПр. Каждый кандидат будет приглашен на публичные слушания в комиссии, на которых он или она сможет быть представлен адвокатом, если пожелает. Процедура оценки займет в общей сложности 30 дней с возможностью ее продления еще на 15, в случае необходимости.

До настоящего времени было создано Положение об оценке неподкупности кандидатов на должность члена органов самоуправления судей и прокуроров и опубликован проект формуляра декларации об имуществе и личных интересах за период в 5 лет. Декларации будут заполнять кандидаты данными об имуществе и личных интересах, доходах и расходах, со списком близких лиц в судебной системе, прокуратуре и на государственной службе. Декларация должна быть заполнена в течение 7 дней. Кандидаты на должности членов ВСМ и ВСПр также должны будут заполнить опросник этических позиций, касающийся дисциплинарных взысканий. Затем Комиссия запросит данные у государственных учреждений и частных банков.

16 июня члены комиссии провели первую пресс-конференцию, в ходе которой подсчитали, что оценка кандидатов на должности членов ВСМ и ВСПр завершится в конце сентября 2022 года. Впоследствии список кандидатов, прошедших этот фильтр, будет направлен в ВСМ и ВСПр, с целью организации процедур избрания членов двух органов самоуправления.

Герман фон Хебель является судьей по уголовным делам в Апелляционном суде Ден Бош, в Голландии. В период с 2013 по 2018 год он был секретарем в Международном уголовном суде. Он также занимал должность юрисконсульта в Министерстве иностранных дел и Министерстве юстиции Голландии по вопросам, касающимся прав человека, международного гуманитарного права и уголовного права.

Участвовал в различных проектах по реформированию системы правосудия в Албании, Украине, Грузии, Индонезии, Восточном Тиморе и др. В Украине он разработал дорожную карту по созданию Высшего антикоррупционного суда, а в Грузии внес свой вклад в упорядочение практики управления судами и разработку Кодекса этики судей.

Интервью брала Наталия ЗАХАРЕСКУ
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Memur Maaşı Hesaplama

- dinamobet.club - bahsegel.club - cratosbet.club -
casinovale.club
-
süperbetin
- benjabet -

kolaybet

-
betgaranti
- jojobet.pro -

mersin eskort

- eskort - eskort eskişehir -
web tasarım hizmeti
-
istanbul avukat