«Невозможного не существует. Все возможно, только нужно, чтобы нам дали шанс»

В то время как некоторые взывают к милосердию на каждом шагу, есть люди, которые умеют плыть против течения, нарушая уклад. Они исследуют все пути, они прилагают усилие и идут вперед. Они стучатся в двери, которые, казалось, были заперты, и если ни одна из них не открывается, они прорубают свою собственную дверь. Для них все возможно. Такова история Станислава, который, хотя у него диагностирована тяжелая форма двигательных ограничений возможностей, научился ездить на велосипеде, скутере, мотоцикле и даже водить машину.

Станиславу 27 лет. У него диагностирован спастический тетрапарез – форма ДЦП, вызванная родовой травмой. Как результат – поражены сенсорные и двигательные нервы, то есть теряется как чувствительность, так и контроль туловища и конечностей.

Он с трудом ходит, быстро устает, а часто даже может упасть. Несмотря на все тяготы, Станислав никогда не давил на жалость. Он посещал обычную школу. С юных лет папа учил его ездить на велосипеде и скутере. С годами отец, как он знал, научил его водить мотоцикл и даже машину с механической коробкой передач, потому что «одно дело сохранять равновесие во время движения, а другое – жать на педали, с гораздо меньшими усилиями», – говорит Станислав.

«Я чувствовал себя униженным и бессильным»

Приезжая в университет в Кишиневе и передвигаясь на общественном транспорте, он все больше и больше ощущал необходимость иметь собственное транспортное средство. Ему было трудно перемещаться в переполненных троллейбусах в час пик, а если когда у него в руке еще была сумка или рюкзак, это становилось еще сложнее.

«В троллейбусе все смотрели на меня с жалостью. Они начинали ссориться между собой, чтобы уступить мне место, потому что я болен, потому что я несчастен. Я понимал их добрые намерения, но чувствовал себя униженным и бессильным», – вспоминает Станислав.

В 2018 году Станислав вошел в число 50 лучших студентов страны, получив почетную стипендию в размере 12 тысяч леев.

В 2019 году, когда он устроился бухгалтером и стал финансово независимым, он решил получить водительские права и купить автомобиль, но не подозревал, что миссия будет такой сложной.

«Я столкнулся с дискриминацией. Мое право на участие в общественной жизни было нарушено. И я нисколько не преувеличиваю», – делится Станислав.

«Врачи подрезали мне крылья»

«Я родился в селе Скаяны, Дондюшанского района, поэтому я поехал в Дондюшаны, чтобы пройти медицинскую комиссию. Я обратился к неврологу. Он проверил мои руки и ноги молоточком, после чего деликатно попытался объяснить мне, что я не имею права садиться за руль. Я привел ему в пример людей, которые передвигаются на кресле-коляске, но которые получили водительские права. Тогда врач-невролог, чтобы быть более убедительным, позвал председателя комиссии, чтобы они вместе мне отказали. Видя, что все напрасно, я в отчаянии ушел домой», – рассказывает Станислав.

Через некоторое время он попытал счастья и на медицинской комиссии в Кишиневе, но и здесь «врачи подрезали ему крылья».

«Врач-невролог рассказал мне о постановлении Правительства, которое запрещает людям с таким диагнозом, как у меня, управлять автомобилем. Прочитав постановление, я обнаружил, что оно прямо не предусматривает, что люди с таким диагнозом не имеют права водить машину, но что это решение оставляется на усмотрение комиссии. Только тогда я понял, что, собственно, врачи должны были собрать комиссию и дать мне заключение: либо положительное, либо отрицательное. Если оно отрицательное, то они должны указать конкретные аргументы, почему мне нельзя, чего не сделали ни врачи из Дондюшан, ни врачи из Кишинева. Более того, постановление предусматривает, что при необходимости комиссия может организовать различные тесты для оценки того, годен я или нет», – объясняет Станислав.

С завидной решимостью и честолюбием он вернулся к врачам в Дондюшаны, хотя они передали ему через отца: «Не приходите напрасно, потому что мы ему откажем. Мы разговаривали с врачами из других районов, и они тоже отказывают в таких случаях».

И, поскольку они постоянно закрывали дверь, Станислав прорубил свою собственную дверь, через которую открыл путь к тому, кто мог ему помочь – юристу.

«Я связался с адвокатом из Кишинева, оплатил ему рабочий день, и он поехал со мной в Дондюшаны», – рассказывает Станислав.

В присутствии юриста врачи уже не были столь категоричны.

«Они использовали старую версию постановления, в то время как я собрал информацию, чтобы убедиться, что они соблюли все нюансы», – подчеркивает Станислав.

«Юрист дал им понять, что у них нет мотивов отказать мне в выдаче согласия на получение водительского удостоверения, тем более что у меня есть навыки. Он им сказал: либо вы даете нам письменное заключение с аргументами, почему Станислав не имеет права управлять автомобилем, либо вы позволяете ему водить машину, чтобы он доказал, что он может это делать», – вспоминает Станислав.

«Я сдал тест на отлично»

Впоследствии Станислав отправился в авторизованную автошколу для прохождения тест-драйва, который сдал на отлично.

«Мне дали несколько маневренных упражнений, которые я выполнил правильно с первого раза. И инструктор был на моей стороне. Ему также показалось абсурдным, что мне не предоставляли право на учебу вождению, когда я уже мог водить», – говорит Станислав.

Станислав сдал тест-драйв на отлично

«Присутствие юриста, инструктора, который тоже поддержал меня… Это была Божья воля, чтобы я получил право учиться вождению. Однако хочу сказать, что эта процедура была не совсем правильной. Чтобы получить право научиться водить машину, мне пришлось доказать, что я уже могу водить машину. Это абсурд. Мой отец учил меня еще в детстве, но другие люди с ограниченными возможностями, которые не умеют водить машину, как они будут проходить этот тест? Даже здоровый человек не смог бы пройти это испытание, если бы до этого у него не было приобретенных навыков управления автомобилем», – уточняет Станислав.

У молодого человека было стремление поверить в свои мечты и собственные силы и следовать за ними до их исполнения. Он не сдавался, хотя ему чинили препятствия и отказывали бесчисленное количество раз.

«Если бы я не учился и не настаивал, я бы остался, как и другие люди с ограниченными возможностями, которые возвращаются домой, кладут головы на подушку и плачут, потому что общество их изолирует, лишает их права садиться за руль, учиться, быть в ногу с миром и вести более гибкую и качественную жизнь», – делится с нами Станислав.

Вскоре молодому человеку удалось получить водительские права. Он взял кредит в банке и уже больше месяца Станислав водит машину, что облегчает ему передвижение по городу.

«Я показал, что невозможного не существует, что я могу все, что все возможно, вы просто должны дать мне шанс», – говорит молодой человек.

«Я искал автомобиль, который можно адаптировать к моим потребностям, даже если я ими не пользуюсь. Функциональность педалей собрана в рычаг. Я не могу управлять своим телом так, как я управляю автомобилем. Я не мог контролировать свои ноги, но теперь я могу освоить педали. Машина сделала мою жизнь намного проще. Машина переносит меня от одного порога к другому. Я чувствую себя более полноценным, и я набрался еще большей храбрости», – с гордостью говорит нам Станислав, управляя автомобилем.

«Лицо с ограниченными возможностями» – только когда обращаются к врачам

Он ведет машину осторожно и проявляет уважение к другим участникам дорожного движения.

«Я законопослушен, я могу водить машину. Я соблюдаю ПДД и при необходимости уступаю, чтобы никого не запутать», – говорит Станислав.

В дорожном движении автомобиль Станислава ничем не отличается от других автомобилей, только знак сзади указывает на то, что автомобилем управляет человек с ограниченными возможностями. Станислав не стесняется этой отметки.

«Я использую термины «больной» и «инвалид» только когда обращаюсь к врачам. В остальном я обычный человек, живу той же жизнью, что и все остальные», – признается молодой человек.

И, если поначалу он не умел реагировать на жесты помощи со стороны незнакомых людей, то теперь они его только радуют:

«Когда я выезжаю с парковки, другие водители видят наклейку на машине и приходят мне на помощь, чтобы дать мне указания, советы, как водить. Это приятно, потому что со временем я понял, что люди приходят к тебе с благими намерениями».

«Я шел по улице, и они подходили, чтобы дать мне денег. Изначально я от них отказывался, потом я понял, что если человек приходит к тебе с благодатью, с желанием, то не стоит ему отказывать, потому что он может интерпретировать это как гордость. Они не знают, что я годен к работе, я удовлетворен тем, что я делаю», – говорит молодой человек.

«Несмотря ни на что, жизнь продолжается»

Сейчас Станислав работает финансовым аналитиком в коммерческом банке. После получения степени магистра по специализации «Финансы и бухгалтерский учет фирмы», он подал заявку на магистерскую программу по специализации «История и культура религий», которую молодой человек считает «пищей для души».

У Станислава степень магистра по специализации «Финансы и бухгалтерский учет фирмы»

Таким образом, Станислав хочет доказать всему обществу, что люди с ограниченными возможностями ничем не отличаются от других и что, несмотря ни на что, жизнь продолжается.

«В жизни бывают разные невзгоды, но нет другого пути, кроме как принять их и самостоятельно искать решения. Если мне отказали, нет другого способа, кроме как попробовать еще раз. Если я упал, у меня нет другого выхода из ситуации, кроме как встать и двигаться дальше. Я не позволяю себе быть унесенным волной отчаяния и верю в Бога. Жизнь продолжается, другого пути нет», – заключает Станислав.

 Марина ГОРБАТОВСКИ
Вы также можете подписаться на нас в Telegram, где мы публикуем расследования и самые важные новости дня, а также на наш аккаунт в YouTube, Facebook, Twitter, Instagram.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Memur Maaşı Hesaplama

- dinamobet.club - bahsegel.club - cratosbet.club -
casinovale.club
-
süperbetin
- benjabet -

kolaybet

-
betgaranti
- jojobet.pro -

mersin eskort

- eskort - eskort eskişehir -
web tasarım hizmeti
-
istanbul avukat